Прага

Марина Кедреновская продолжает рассказ о Праге. С удовольствием предлагаем нашим читателям её изящное эссе, пронизанное личными воспоминаниями.

В рассказе «Чехия. Дворжак», я задала себе вопрос и теперь задаю его вновь: так что же такое для меня Прага?
Конечно же, Карлов мост, который я столько раз видела во сне, которым грезила и представляла себе совсем коротким, перекинутым через средневековый ров и, почему-то, всегда в темноте. А наяву увидела в солнечную погоду,

и вокруг разливалась широкая Влтава.

Хотя нет, в самый первый раз я все-таки любовалась им в темноте, ночью, но он-то был великолепно освещен. Я стояла на открытой галерее Национального театра, а мост сверкал вдалеке, на фоне ночного неба, как драгоценность на черном бархате. В театре я слушала оперу «Падение антихриста» чешского композитора Виктора Ульмана. Постановка понравилась мне своей футуристической яркостью, вполне соответствовавшей музыке. Под конец, правда, на сцене появились нацисты – но что за современный спектакль без нацистов? (В «Аиде» в «Геликоне» в форме СС ходят египтяне, в «Набукко» в Новой опере – вавилоняне.) Да и какие нацисты, если перед тобой такая красота!
Я была настолько переполнена мостом, что, когда мне позвонила дочь, ни о чем другом и говорить не могла – захлебываясь, стала делиться с ней своими восторгами. Дочь, однако, спросила:
— Мама, а какое сегодня число?
— 25 января, – ответила я, удивляясь неуместности вопроса.
— Я-то знаю, какое сегодня число,- с укором сказала дочь. Лишь тут до меня дошло, что 25 января – Татьянин день, а своего ребенка я сама же назвала Татьяной. Вот она, великая сила красоты! Красота сразу померкла, мне стало безумно стыдно, и я рассыпалась в извинениях, наобещав кучу дополнительных подарков из Чехии. Утешалась еще и тем, что дочь, в детстве бывшая большой любительницей всяких мостов, посетила Прагу до меня и сфотографировалась на Карловом мосту.

Так что мост я не возненавидела за свою слишком сильную страсть к нему, заставившую забыть даже о материнском долге. Потом снимала его при разном освещении, и если не все фото хороши, то мост был хорош всегда!

Но Прага – это ещё и трамваи, летающие на невообразимой скорости по всем улицам и на которых я вдоль и поперек исколесила этот потрясший меня город.

У Кундеры, в «Невыносимой легкости бытия», героиня – жительница Праги — «ненавидела трамваи, вечно битком набитые, где в объятиях, полных ненависти, теснились люди, оттаптывали друг другу ноги, срывали с пальто пуговицы и бранились на чем свет стоит». Мне же трамваи, наоборот, очень понравились (вероятно, они с тех пор изменились), а люди, хоть порой их было, и впрямь, многовато, показались весьма доброжелательными.
Иногда я перемещалась и на автобусах, хотя значительно реже.

Все-таки Прага – это не автобусы, а трамваи.

Конечно, это и Старе место: Староместская площадь, и все, что вокруг нее. Опять же из Кундеры: «Старая ратуша четырнадцатого столетия, которая когда-то целиком занимала одну сторону площади, уже двадцать седьмой год пребывала в развалинах… Единственным достопримечательным зданием, уничтоженным войной, была Староместская ратуша. И они [пражане] решили оставить ее до скончания века в руинах, чтобы какому-нибудь поляку или немцу не вздумалось упрекнуть их, что они мало страдали. Перед знаменитыми руинами, которые должны были на вечные времена осудить войну, была сооружена из металлических брусьев трибуна на случай той или иной манифестации, куда коммунистическая партия гнала вчера или погонит завтра жителей Праги». По счастью, мне не пришлось этого увидеть. В романе дело происходит в социалистической Чехословакии: он во многом посвящен «Пражской весне» 1968 года. «Мое сердце разрывает Злата Прага», — пел Высоцкий. Я же о тех событиях знаю мало, да, честно говоря, и не хочу много знать. Помню, как в 90-е, когда все дружно жгли партбилеты, папа рассказал мне о коллеге-архитекторе, бросившим свой партбилет на стол в 68-м, сразу после советского вторжения в Прагу – тогда это был поступок. Еще помню неожиданную реакцию Солженицына: мол, сами виноваты – не надо было предавать Колчака. Да еще с комом в горле постояла у мемориала возле одного из зданий Пражского университета.

Но вообще игры политиков, в которых гибнет красота, – это не по мне.
Сейчас Староместская площадь «со строгим Тынским храмом и барочными зданиями» (снова Кундера) – необыкновенно хороша собой. Я попробовала сделать что-то вроде ее круговой панорамы по часовой стрелке.

На последнем фото – та самая Староместская ратуша — я фотографировала ее в разных ракурсах, в разное время суток.

В торце ее, выходящем на Староместскую площадь – готическая башенка

на главном фасаде – астрономические часы

подобные которым я видела в Страсбурге и в Мюнхене. Люди спорят, какие из них лучше – по мне, так все они хороши. Небольшая площадь перед часами тоже весьма живописна.

Вокруг площади множество узких улочек с уютными ресторанчиками.

Особенно хороша довольно широкая по сравнению с остальными улица Целетна

ведущая от Староместской площади к Пороховой башне.

На ней стоят красивые дома,

фонари,

живут львы и грифоны.

Очень милы Тынская уличка за Тынским храмом

и дворик с галереей.

А сам Тынский храм прекрасен в своей строгости не только днем, но и вечером

и ночью.

Неподалеку от Староместской площади расположен костел св. Гавела,

а перед ним, на Гавельской улице, очень колоритный рынок, где можно накупить всякой всячины.

Еще неподалеку находится Новая ратуша (запутаешься с этими ратушами!) – ведь та, что называется Староместской, на Староместской площади, называется и просто Старой, как, собственно, и сказано у Кундеры. В Новой ратуше — Муниципалитет (Магистрат) Праги.

В ее окрестностях, как, впрочем, и везде в Старом месте, интересно погулять в ночи: тогда можно встретить «скелета» или «ведьму», которые, если захочешь, проведут для тебя индивидуальную экскурсию.
Но вернемся на Староместскую площадь, к костелу св. Николая (Микулаша).

По непроверенной информации от художника, торговавшего изображениями костела, в нем когда-то играл Моцарт. Возможно, это и так, но я намеренно обхожу здесь места, связанные с Моцартом, о котором будет особый рассказ.
Если удаляться от Староместской площади так, чтобы костел св. Николая остался слева, а потом еще раз повернуть налево по указателю, можно попасть в еврейский квартал
с его старой синагогой и музеем.

В Праге несколько синагог: одна из них

находится недалеко от Центрального вокзала.

Прага – это и ее еврейская история.
Если вернуться к костелу св. Николая и пройти мимо его главного входа, снова удаляясь от Староместской площади, через несколько минут окажешься на маленькой площади Франца Кафки

перед домом, где родился писатель.

Я не поклонница Кафки, но, конечно же, и он, с его музеем в Малой Стране

это тоже Прага. И еще Прага – это, безусловно, Альфонс Муха. На улице Панска, между На Пршикопе и Водичковой улицей, расположен очаровательный музей, основанный потомками Мухи: в нем выставлены фотографии, плакаты, станковая живопись, можно также посмотреть интересный фильм о художнике. Есть и постоянно действующая выставка Мухи на Староместской площади.

(Там же, кстати, и экспозиция Дали.)

А еще есть витраж Мухи в соборе св. Вита в Пражском граде и Музей современного искусства (Велетержни палас), где наряду с картинами Мухи можно увидеть монументальные панно его «Славянского эпоса», в том числе, всеми нами любимого Василия Блаженного. Этот музей дорог мне лично еще и потому, что там я, наконец, увидела Климта, с которым у меня долго не складывались отношения. Прекрасно зная и любя его по репродукциям и фото, сделанным дочерью, я никак не могла увидеть подлинники.

Сначала в Париже целую неделю, как на работу, ходила на выставку то ли в Большом, то ли в Малом дворце, а может, и в каком-то еще, да так и не попала из-за дикой очереди. Потом одну картину привезли уже не помню, на какую выставку в Пушкинский, но когда я до нее добралась, оказалось, что именно Климта предоставили на короткий срок, и накануне он отбыл на родину. Потом в Вене не успела в Бельведер. Потом обнаружила, что единственная работа в Музее современного искусства в Страсбурге, да и та – рисунок, именно сейчас где-то на выставке. Смирилась, решив, что не судьба – и вдруг такая удача!
Велетержни палас довольно далеко от центра, но туда очень просто добраться прямым трамваем от музея Мухи на Панской. При наличии времени можно посвятить замечательному мастеру полдня, а то и день: начать со Староместской площади, потом на Панску, оттуда в Велетержни палас. А со Староместской на Панску можно пройти по Целетной до Пороховой башни, а потом через Пршикоп, чтобы по дороге посетить Обечный дум (Общественный дом) – самый знаменитый памятник чешского модерна, некоторые интерьеры которого были расписаны тоже Мухой. Ведь Прага – это и модерн, «о котором так долго говорили большевики».
Обечный дум ярок и прекрасен.

Внутри находятся не менее яркие витражи

великолепная, довольно строгая лестница

Прогулка по Праге

кафе и рестораны.

Прогулка по Праге

Прогулка по Праге

Говорят, что в этот необыкновенный, хоть его название и звучит почти как «обычный», дом можно попасть на экскурсию. Или купить билет на концерт в зале Сметаны. Я же посетила временную выставку, посвященную art nouveau, на последнем этаже дома, а поднимаясь туда, заглянула в вышеупомянутый зал, где готовились к какому-то мероприятию. Заглянула и в зал, расписанный Мухой: дверь его была открыта. Правда, тут же налетели охранники. Но пока они кричали, что туда нельзя, а я делала вид, что не понимаю, успела все осмотреть. Вот только сфотографировала лишь мысленно.
На Пршикопе, улице, соединяющей площадь Республики, где стоит Обечный дум, с Вацлавской площадью, тоже есть несколько красивых домов.

Прогулка по Праге

Есть они и на Вацлаваке — так пражане называют оживленную Вацлавскую площадь

и на Народном проспекте (Народни тршида), соединяющем Вацлавак с набережной Влтавы.

На этом же проспекте находится кафе «Лувр», знаменитое тем, что в начале XX века в нем собирались философы и поэты.

Прогулка по Праге

Прогулка по Праге

В «Лувре» и сегодня можно вкусно поесть

Прогулка по Праге

а из его окна открывается вид на простое, но интересное здание.

Словом, Прага – это и город красивых домов и «вкусных» кафе и ресторанов.

Но и еще многого-многого другого, о чем речь впереди.

©Марина Кедреновская

Другие статьи М.Кедреновской:
Чехия. По следам Дворжака
Прага. Прогулка по Новому месту
Прага
Прага. Очарование Малой Страны
Льеж
Бавария. Бад Райхенхаль
Бавария. Кёнигзее
Мюнхен
Русская Германия. Баденвейлер
По следам Гёте: Германия. Франция. Чехия
Элваш
Памяти коллеги
Памяти коллеги-II
Памяти коллеги III
Про Кремль
Ночная потеря в метро
Нарочно не придумаешь. Рабочие моменты гида-переводчика

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 8

  • Красивый город Прага, но какой-то он провинциальный. У меня это ощущение возникло и осталось. Не в ругательном или негативном смысле, просто ощущение.

    • Маша, мы сначала с Начальником Экспедиции немного удивились на такое определение Праги. А потом подумали — и ведь правда, не столичная она. Вена, Брюссель, даже Варшава — официальные, им очень подходит статус столиц. А Прага — да, домашняя, тёплая. Пожалуй, ещё Амстердам не очень на столицу тянет. Гаага в этом отношении более столичная.
      Подождём что скажет автор статьи, Марина Кедреновская.

  • Тань, я человек имперский. Мировоззрение и мировосприятие у меня соответствующее. Вот подавай мне соответствующие улицы, чтоб широкие, дворцы, чтоб мощные. Прага — она домашняя. Кто ж спорит, что там все красиво, но как-то не мощно, не основательно, не величаво — наверное, это будет подходящим определением. Кстати, да, Вена, Варшава — там чувствуется державность, а в Праге нет.

  • Прага прекрасна… сами были там в мае этого года. Единственное, что немного огорчило, это огромное количество туристов… а так, хороший город…

    • Андрей, с броуновским туристическим движением в Праге надо смириться. Есть такие города, которые притягивают, как магнит. Что делать? Это — Прага!!!

  • Читая отзывы туристов о Праге, всегда вспоминаю один случай, когда одна туристка долго морочила мне голову, пока я подбирала для нее страну для отдыха.
    Самое смешное, что это была вторая поездка за границу, а человека все не устраивала. Чехия была одной из первых в моем списке, но туристка сказала «Прага -это банально!». После такой фразы убеждать её в чем-то пропало всякое желание, отправила ей карту мира и попрощалась. 🙂
    Прага красавица в любом ракурсе, она такая комфортная, даже для для туристов-новичков удобна. По-моему побывав в Праге, сложно отказаться от желания — вернуться туда вновь.

    • “Прага -это банально! — сильно сказано! 🙂 Нечего этой тётке в Праге делать, она недостойна этого великолепного города. Танюша, ты совершенно верно заметила, что в Прагу хочется вернуться ещё и ещё. Прагой заболеваешь сразу и навсегда!
      (Очепятки поправила, не беспокойся).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *