Моцарт в Венской Опере и другие приключения в Вене

(трагикомический и не слишком аппетитный рассказ)

Предлагаем читателю музыкальное сопровождение рассказа. Моцарт. Попурри.


Уже давно задумала я серию эссе о местах, связанных с жизнью Моцарта. Хочется написать и о Зальцбурге, и о Праге, и о Страсбурге. Но… начну с Вены. Не знаю, почему именно с нее — ведь как раз в Вене у меня с Моцартом, мягко говоря, не сложилось. Правда, планировалось все всерьез. Загодя, по интернету, за 40 евро, был куплен билет в ложу Венской оперы 

на концерт из его главных хитов – самых знаменитых арий из самых знаменитых опер, а также других, не менее знаменитых, опусов. Исполнители в костюмах эпохи композитора должны были украсить действо.

Я выбрала этот, несколько туристический, вариант, решив, что он лучше, чем кровавые драмы в нижнем белье, в которые в  западноевропейских, а теперь и в наших театрах, превращают почти все классические произведения.  (То Маргарита в Берлинской опере рожает в белой ночной рубашке, обливаясь кровью (см. очерк «По следам Гёте»). То Герман в Большом вбегает в игорный дом в исподнем, а офицеры, ничуть не удивившись, говорят ему: «Давай, мол, к столу – делай ставку». То командор выступает тоже в ночнушке… — примерам несть числа!) Предполагалось, что концерт Моцарта почти полностью займет мой единственный вечер в Вене: я решила галопом пробежаться по ней по пути в Белград. Собственно, так все и получилось. Вернее, так да не так – получилось, скажем, не совсем как виделось.

Еще в Москве произошло непредвиденное событие: в аэроэкспрессе, везшем меня в Домодедово, я столкнулась со старой коллегой Женей С.  Мы давно не встречались и были рады друг другу. Оказалось, что Женя летит в Вену тем же рейсом – конечно, мы зарегистрировались вместе и сели в самолете рядом. Всю дорогу болтали и выпивали белое австрийское вино, конечно, сухое, которое щедрой рукой наливала компания Austrian Airlines.

Это было здорово, но полностью нарушало мои планы поспать во время перелета перед маршброском по Вене: надо сказать, что я работала много дней подряд вплоть до самого отъезда и совсем не высыпалась. А тут еще выяснилось, что у Жени день рождения, и она каким-то образом умудрилась пронести на борт бутылку шампанского брют, которую и достала, как фокусник из мешка. Опорожнили и бутылку.

Словом, к моменту приземления в Венском аэропорту мне стало не совсем хорошо: кислые напитки в сочетании с сильной усталостью дурно подействовали на желудок. Простите за натуралистические подробности в духе современных театральных постановок, но, ей-богу, не знаю, как сказать о своем недомогании иначе. (Можно было бы, конечно, поступить, как конферансье, описанный Константином Коровиным в книге «Моя жизнь»: стесняясь произнести, что артист не сможет выступить из-за болей в желудке, он деликатно объявил, что у артиста болит ж…)

Вернусь, однако, к моему путешествию. Женя, которую, встречали на машине, предложила подбросить меня до центра, но я, боясь потерять время из-за пробок, предпочла сесть на поезд. Доехала до Главного вокзала,  прошла пешком до площади Оскара Кокошки, оказалась на Ринге, немного прогулялась по изумительному парку с прудиками, утками  и причудливыми деревьями, не преминула посетить и бесплатную,  очень красивую «дамскую комнату» в стиле бель эпок. Потом села на трамвай и доехала почти до самой Оперы. Состояние мое, надо заметить, не улучшалось. Тем не менее, я первым делом зашла в фойе,

обменяла электронный билет на обычный, а потом побежала к собору св. Стефана.

Но не в сам собор, а в находящийся рядом супермаркет – купить молока, которое обычно помогает при недомоганиях, подобных тому, которое я испытывала. Однако и тут не задалось. Запутавшись в пакетах с молочными продуктами, я показала один из них продавцу: «Milch?» «Мilch,» — ответил он, добавив еще какое-то слово. Я решила, что это непереводимое немецкое выражение, что-то вроде формулы вежливости, и  пошла к кассе. И лишь выйдя на улицу и открыв пакет, догадалась, что могло означать непонятное слово: в пакете оказалось кислое молоко, от которого мне должно было стать только хуже. Но и вернуться в магазин, снова выбирать, а потом еще раз отстоять очередь в кассу я была не в состоянии.

В прострации я подошла к собору, где Моцарт служил помощником капельмейстера.

Потом вошла внутрь.

Тут меня пытались заманить еще на какой-то туристический концерт, но я гордо отказалась. Все в той же прострации доплелась до церкви св. Петра.

На площади св. Петра Моцарт снимал свою первую венскую комнату в доме Веберов, когда приехал в столицу в  мае 1781 года. Сегодня в барочных интерьерах церкви часто звучит его музыка.

Потом, как в тумане, я прошла по улице Грабен

с ее Чумным столбом.

На этой улице Моцарт жил с января по сентябрь 1784. Квартира «Ауф-дем-Грабен» располагалась  на 3-м этаже дома № 1775, но я этого дома я не видела. Зато знаю, что в 1785, тоже в Вене, он написал Фантазию для фортепиано № 4 До минор и Сонату № 14,  посвятив  их жене хозяина «грабенской» квартиры и своей ученице Терезе фон Траттнер. А еще позднее Траттнеры стали крестными четырех детей Моцарта.

Во время прогулки мне то и дело попадались не то призраки Моцарта, не то памятники ему. Я, было, подумала, что это глюки на фоне интоксикации, но нет – по счастью, застывшие Моцарты кланялись, если кто-нибудь давал им монетку. Я успокоилась, убедившись, что они вполне живые. (У моей дочки Тани есть фото с одним из них.)

С другой стороны, может, и к лучшему, что венские Моцарты большую часть времени стоят неподвижно, а то – кто знает, что бы пришло им в голову! Однажды в Москве у Воскресенских ворот я присутствовала при драке двух не вполне трезвых Лениных.

Невзирая на прострацию, я продолжала действовать по плану и, завершив променад, отправилась в театр, где мне окончательно поплохело.  Тут не могу не вспомнить «Театральный роман» Булгакова с «парижскими рассказами» Измаила Александровича Бондаревского! Правда, там кого-то, пардон, вырвало после шампанского на автомобильной выставке, а в Гранд-Опера кто-то показал кому-то шиш. Но эти события вполне можно переставить местами. «В Гранд-Опера?! – Подумаешь! Плевал он на Гранд-Опера!» Так и хочется сказать: «В Венской опере?! – Подумаешь!» К счастью, в Венской опере, как и в парке, прекрасные «дамские комнаты», которыми можно пользоваться и во время действия, а в моей ложе не оказалось, кроме меня, ни одного зрителя. Так что я прилегла на обитую красным бархатом банкетку в «предбаннике» ложи и отключилась, кажется, под арию Папагено.

Но довольно – теперь, после короткого, но благотворного отдыха, можно и о высоком. Я все-таки оценила и исторические костюмы оркестрантов,

и роскошные фойе театра.

Зал показался мне скорее простым, хотя и он был хорош.

После представления я даже выпила чашку кофе по-венски и запихнула в себя кусок торта «Захер»

в знаменитой одноименной кондитерской, расположенной прямо за оперой и украшенной портретами императрицы Сисси.

(Между прочим, по-французски название кафе и торта звучит для русского уха куда более приемлемо – «саше».)

Потом еще погуляла по ночному городу и даже пронаблюдала прямо на улице светский раут с шампанским (от вида такой роскоши меня опять слегка замутило). Заблудилась в каком-то саду, встретила компанию русских, тоже заблудившихся, хотя один из них и говорил по-немецки. (Как они выразились, они «взяли языка».) Чтобы выбраться из сада, соотечественники полезли через высоченную кружевную ограду, а я (видимо, все-таки не совсем «русская душою»: вот и зимУ русскую не люблю)  не рискнула и еще долго плутала в поисках выхода. Наконец, вырвавшись на свободу, добрела до Ратуши,

вернулась, обошла кругом св. Стефана,

где видела дам в бальных платьях и мужчин в смокингах, шедших с раута. Ах, великолепная, всегда праздничная Вена! Потом город совсем опустел, вернее, остались в нем лишь какие-то сомнительные личности, а я взяла такси и поехала в аэропорт. Пыталась попросить таксиста проехать мимо Бельведера, чтобы хоть одним глазком взглянуть на него, но он не понимал меня, а когда я показала ему путеводитель на русском, расхохотался и сказал: «Ха-ха-ха, das ist russich!»

Так что от этой затеи пришлось отказаться. По дороге  таксист снова расхохотался, потому что мы вдруг въехали в какую-то сероводородную зону, и, картинно зажимая нос, приглашал меня посмеяться вместе с ним. А я с грустью думала: «Господи, ну почему высокое и смешное так переплетаются в жизни? И почему в Вене, как и в Париже, Моцарт связан с неприятными запахами?!» (Надо сказать, что в Париже мне однажды довелось слушать Реквием в церкви св. Роха, куда для согрева привели целую армию бомжей. Но об этом – в другой раз.)

В аэропорту перед вылетом я решила за эти запахи вознаградить себя куском штруделя. Не надеясь более найти общий язык с венцами, стала молча тыкать в меню пальцем, на что официант сказал на чистом русском с едва заметным акцентом:

— Творожный штрудель? С ванильным соусом?

С такими приятными впечатлениями я и улетела в Белград.

Возвращаясь, снова на несколько часов оказалась в Вене. Тут уж почти ничего не успела, к тому же было раннее утро. Прокатилась на трамвае по Рингу, вышла у Марии Терезии, благодаря которой состоялся первый приезд Моцарта в Вену.

По сложившейся за многие годы традиции, выкурила сигаретку в сквере

на лавочке, рядом с просыпающимся бомжом – впрочем, этих «друзей Моцарта» я воспринимаю после Парижа вполне дружелюбно: видимо, роднит нас любовь к музыке. На обратном пути взглянула через окно трамвая на Карлскирхе и концертный зал «Музикферайн» (в обоих сегодня можно послушать произведения Моцарта).

Еще раз прошлась по парку, описанному в начале повествования, и закончила, как и в прошлый раз, куском штруделя в аэропорту. Только теперь  – яблочного.

Тур в Вену получился не столько музыкальным, сколько каким-то медико-гастрономическим.

©Марина Кедреновская

Другие статьи Марины Кедреновской:
Чехия. По следам Дворжака
Прага. Прогулка по Новому месту
Прага
Прага. Очарование Малой Страны
Льеж
Бавария. Бад Райхенхаль
Бавария. Кёнигзее
Мюнхен
Русская Германия. Баденвейлер
По следам Гёте: Германия. Франция. Чехия
Элваш
Памяти коллеги
Памяти коллеги-II
Памяти коллеги III
Про Кремль
Ночная потеря в метро
Нарочно не придумаешь. Рабочие моменты гида-переводчика

TEXT.RU - 100.00%

Комментарии 1

  • Марин! Спасибо!Очень интересно, хотя я и не любитель музыки.
    А твоя ложа наверху была? Вот бы тебя вытошнило брютом прямо на разряженную публику…
    В Вене не была, но благодаря тебе виртуальное знакомство состоялось…
    Вспомнилось. как моя подруга, тоже Марина. отправилась туда со своей дочкой, собственно говоря, ради неё и поехала — дочка серьёзно занимается вокалом.
    И так же по интернету ещё в Москве они заказали билеты в Оперу. Ну а перед представлением решили прогуляться по городу… Перед Оперой толпились наши барыги в «моцартовских» костюмах и предлагали билеты на спектакли. Марина заносчиво заявила, что билеты куплены ещё дома и сегодня они идут смотреть «Кармен»! — «Странно, а сегодня никакой «Кармен» нет» — ответили ей. Она было принялась их отчитывать, вот билеты продают, а сами репертуара не знают, но ей вежливо пояснили, что в этой-то Опере «Кармен» нет, а вот в другой может быть…
    Уп-с-с, вот так она и узнала, что Опер-то в Вене две!!!!
    Короче, пошла одна, так как дочка сказала, что коли это «не в той» Опере, так она и не пойдёт никуда!

Слово молвить

Яндекс.Метрика