Дома в Тамбове. Советская улица

Достопримечательности Тамбова

Это четвёртая статья из серии о домах в Тамбове. Мы уже гуляли по Знаменской (Октябрьской) улице, искали особняки в стиле модерн на Киркинской (Бебеля) и Дубовой (Комсомольской) улицах, в поисках тамбовских домов набрели на католический костёл на Покровской (Кронштадтской) улице.
Пришла пора пройтись по главной улице Тамбова — Советской.
Нумерация домов на ней идёт с юга на север. Чем ближе к центру города — тем больше номера домов. Краткую историю улицы можно прочесть на информационной табличке. Мы обнаружили её на перекрёстке улицы Варваринской (нынешней Советской) и Флотской (Сергеева-Ценского) на стене дома № 33. Это великолепный образец неорусского стиля с элементами «северного» модерна.
Владельцем дома был тамбовский помещик Иван Иванович Сатин, ему принадлежали обширные земельные угодья и фабрика по переработке шерсти. В своей городской усадьбе Сатин совместил доходный дом и собственный жилой флигель. Усадьба выстроена «покоем». Комнаты в правом крыле сдавались внаём, а в левом жил хозяин особняка.

Дом И.И.Сатина. Вид со стороны улицы Флотской (Сергеева-Ценского).

Во внешнем облике дома интересны декоративные пояски над окнами первого этажа, стилизованные под русскую вышивку «козликом», характерную для крестьян Тамбовской губернии. Центральный портал увенчан двумя декоративными «башенками». Они фланкируют треугольный фронтон со щелевидными окнами, похожими на бойницы в стенах древнерусских крепостей. Ниже расположен портал, напоминающий вход в древнерусские храмы. Пары опорных столбов в виде кувшинов несут массивный свод наподобие крыльца древнерусского терема.
Высокие узкие окна объединяются по три наличниками и декоративными поясками. Вставки под окнами второго этажа и фриз покрыты имитацией природного камня, что характерно для северного модерна.

Главный фасад дома И.И.Сатина.

После 1917 года дом национализировали, устроив в нём школу всеобуча 1-й ступени. Начиная с 20-х годов прошлого века и вплоть до правления Андропова в этом доме жил тамбовский партхозактив. В 1984 году бывший дом Сатина заняла художественная школа.
На противоположном углу того же перекрёстка стоит скромный деревянный дом с мезонином. Он считается памятником истории, потому что в юности здесь жил революционер мятежник Григорий Усиевич. В отличие от своего старшего брата Михаила, ставшего крупным учёным-биологом, сотрудничавшим с И.П.Павловым и прожившим долгую жизнь (1889-1970), Григорий занимался экстремистской деятельностью, бежал за границу. Во время октябрьского переворота был членом московского военно-революционного комитета. Погиб в Томске в августе 1918 года. Дом считается аварийным, но в сентябре 2016 года он явно выглядел жилым.В следующем квартале по чётной стороне нас ждёт ещё один замечательный особняк в стиле модерн. Асимметричный объём, угловая башенка, увенчанная куполом, сочная, рельефная лепнина наличников, окон и балконов, криволинейный фронтон с овальным окном — налицо весь «джентльменский набор» приёмов провинциального ар-нуво.
Роскошный особняк 1909-10 годов постройки принадлежал купцу 1-й гильдии Василию Васильевичу Аносову. Строил его архитектор Федоровский. В маленьком флигеле в три окошка установили керосиновый двигатель с генератором. Усадьба получила источник тока, независимый от городских сетей.
После 1917 года в особняке Аносова, обосновались предшественники нынешних «вежливых людей», то есть чекисты.
Согласно легенде, в 1972 году во время ремонта обнаружили результаты их деятельности по «борьбе с контрреволюцией» — комнату в подвале, полную человеческих скелетов. Тогда же по решению партии и правительства обкома её замуровали «от греха подальше».
Любопытно, что при тамбовском чк был духовой оркестр. Василий Иванович Агапкин — автор патриотического марша «Прощание славянки» — служил его капельмейстером.
Нынешние чиновники, занимающие особняк Аносова, кровожадностью не отличаются. Здесь находится пожарно-спасательный центр Тамбовской области и «отдел по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира» (с).Соседний дом № 64 далеко не так живописен. Это солидный доходный дом конца XIX века. Здесь снимали квартиры представители среднего класса, например доктор Н.Ховрин — младший ординатор военного лазарета. Первый этаж рустован, над окнами второго этажа — простенькие сандрики. Выделяется лишь треугольный фронтон с арочным пояском по карнизу и балкон на четырёх изящных литых консолях.Продолжаем идти по Большой (Советской) в сторону Тёплой (Лермонтовской) улицы. За особняком Аносова интересны два одноэтажных каменных особняка №№ 70 и 70а. Оба они принадлежали Феофилу (Теофилу) Александровичу Свирчевскому, тамбовскому епархиальному, затем губернскому архитектору. Первый дом (№ 70) принял на себя удар «евроремонта». Особенно «хороша» пластиковая дверь в старинном, украшенном колоннами входном тамбуре. Здесь находится юридическая фирма «Эгида», бесцеремонно заявляющая о себе яркой вывеской.
Второй особняк Свирчевского сохранил множество декоративных деталей: фронтончик, наличники, кронштейны карниза, замковые камни в виде женских головок. Жаль, что я не догадался снять его покрупнее.Мы что-то задержались на чётной стороне Большой (Советской) улицы. Теперь посмотрим на нечётную сторону.
За перекрёстком с Тёплой (Лермонтовской) улицей привлекает внимание большое двухэтажное здание бывшего Мариинского приюта, названного в честь дочери Николая I великой княжны Марии. Петр Алексеевич Булгаков, бывший тамбовским губернатором в 1843-54 годах, предложил открыть в городе приют для круглых сирот и детей, чьи родители «по скудости своей» не могли содержать семью. Тамбовские дворяне-благотворители по фамилии Лион отдали под приют свою усадьбу  на Большой Астраханской улице. В 1879 году выстроили новое каменное здание, сохранившееся до сих пор. После 1917 года Мариинский приют переименовали в детский дом. Над ним шефствовали местные органы нквд, чьими стараниями количество сирот в СССР неуклонно увеличивалось.
В 1961 году здание отремонтировали и открыли в нём художественную галерею. Там же разместилось культпросветучилище, в настоящее время входящее в Тамбовский музыкально-педагогический институт. Южное крыло здания занимает детская библиотека. Слева на фото видна поздняя пристройка к Мариинскому приюту с концертным залом.Соседний дом № 61 на углу с Покровской (Кронштадской) улицей когда-то принадлежал Клавдию Ивановичу Аменицкому, столоначальнику общего присутствия губернской казённой палаты. Он относится к «фоновой застройке», которая создаёт общий вид города.На чётной стороне напротив детской библиотеки стоит замечательный двухэтажный особняк, богато украшенный лепными деталями. Два открытых тамбура, опирающиеся на пилоны коринфского ордера, придают своеобразие его фасаду. Дом построили в 70-х годах XIX столетия по заказу провизора Карла Гакена, который открыл в нём аптеку. Обилие лепных украшений должно было служить рекламой заведения. Архитектор этого маленького чуда к сожалению неизвестен.

Лепная вставка между окнами второго этажа.
Женская головка на лучковом сандрике окна второго этажа.
Украшение простенка первого этажа.

Аптека находилась здесь на протяжении всего ХХ века. Лишь в 1999 году после реконструкции особняк Гакена заняли местные чиновники от культуры.

О симпатичном деревянном доме № 78 нет никакой информации, за исключением того, что он аварийный. Конечно, если в течение 100 лет у дома не будет хозяина, то он станет аварийным. Удивительно, что этот особняк ещё не развалился.
На перекрёстке с той же Покровской (Кронштадтской) улицей находятся ещё два старинных деревянных особняка. По чётной стороне стоит серый двухэтажный дом, практически лишённый украшений. Он принадлежал Эммануилу Дмитриевичу Нарышкину и его супруге Александре Николаевне, в девичестве Чичериной. Скромный внешне особняк был роскошно отделан внутри. Здесь дважды останавливался император Николай II. Нарышкины были самыми родовитыми тамбовскими дворянами. Потомки старинного боярского рода, родственники императорской фамилии и просто очень богатые люди имели непререкаемый авторитет в Тамбовской губернии. После выхода в отставку Эммануил Дмитриевич поселился в Тамбовской губернии и занялся просвещением и благотворительностью. Нарышкины потратили на благотворительность более полутора миллионов рублей. Эммануил Дмитриевич основал Учительский институт, добился открытия Народной читальни, финансировал приюты и общежития.
Эммануил Дмитриевич родился в 1813 году. Современники считали его незаконным сыном Александра I, хотя по документам его отец — гофмейстер Дмитрий Львович Нарышкин — гроссмейстер «ордена рогоносцев», как было сказано в пасквиле, адресованном Пушкину осенью 1836 года. После рождения Дмитрия его мать — фаворитка императора, Мария Антоновна, в девичестве Святополк-Четвертинская — уезжает с детьми за границу. По возвращении из Европы Дмитрия определили в школу гвардейских подпрапорщиков, где он учился вместе с М.Ю.Лермонтовым и будущим убийцей поэта Николаем Мартыновым. В 1847 году Эммануил Дмитриевич вышел в отставку в чине подполковника и поселился в Тамбове. Умер в 1901 году и, к счастью, не увидел, как его дела пошли прахом.
Второй супругой Нарышкина была Александра Николаевна Чичерина, родная тётка советского наркоминдел. После смерти мужа она продолжала заниматься благотворительностью, жертвовала на лазареты для раненых солдат и на благоустройство города. В 1919 году, несмотря на родство с большевиком Чичериным, его «товарищи по партии» решили расстрелять Нарышкину как «контрреволюционный элемент». Вот что об этом написал князь Сергей Михайлович Волконский:

Расстрелы продолжались. Стали подбираться к старикам… Старуха Нарышкина, бывшая статс-дама, богатая основательница Нарышкинского общежития в Тамбове, давно мозолила глаза. Она была родная тетка Чичерина, знаменитого наркоминдела… Высокое родство с Чичериным не спасло старуху Нарышкину: или Чичерин не пожелал вступиться, или, как неоднократно объявлялось, «приказ опоздал». Ее подняли на телегу, повезли. Она была мужественна, но по дороге у нее сделался разрыв сердца: она избежала «человеческого суда».

Всё, что удосужились сделать «благодарные» потомки, так это повесить на обветшалом доме, занятом коммуналками, мемориальную доску.
Родной племянник Александры Нарышкиной, социал-демократ, затем коммунист Георгий Чичерин в детстве жил в доме напротив, принадлежавшем его родителям, дипломату Василию Николаевичу и Жоржине Егоровне, в девичестве Мейендорф. Чичерин прожил здесь с 5 до 14 лет. В отличие от пришедшего в упадок дома Нарышкиных, особняк родителей большевистского наркоминдел полностью отреставрирован и занят музеем Чичерина.
Деревянный особняк в стиле классицизм украшают пилястровые портики коринфского ордера и скромный мезонин.
Прервёмся у этого дома. В следующей части мы продолжим прогулку по Большой улице.

Статьи тамбовского цикла:
Тамбов. Особняк Михаила Асеева
Дома в Тамбове. Октябрьская улица
Дома в Тамбове. Особняки в стиле модерн и не только
Дома в Тамбове. Советская улица
Дома в Тамбове. Советская улица, часть 2

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *