Польско-литовское путешествие

Оно состоялось в конце августа — начале сентября 2010 года.   Подробные рассказы о населённых пунктах, городках, городах и столице Литвы которые мы посмотрели опубликованы отдельно, ссылки имеются.  В этом репортаже расскажу о маршруте и о некоторых маленьких городках, которые не удостоились отдельного описания.

ПОЛЬСКО-ЛИТОВСКОЕ ПУТЕШЕСТВИЕ на машине из Москвы  заняло ровно 10 дней. Из них два дня потрачено на дорогу. Выехали из дома 27 августа в 6 утра. У российско-белорусской границы были засняты интересная клумба и шмелик на ней. Насекомое больше полугода висело у меня на обоях ноута.

У польско-белорусской границы Береставица — Бобровники,  были в 17.30. От польской границы отъехали в 19.05. Хотели добраться до Элка, но немного не дотянули, на подъезде к Элку приглянулось уютное местечко Обержа Под Гонтем в деревне Здунки. Сразу оговорюсь, это было самое лучшее место, которое стало эталоном наших дальнейших условий проживания. «Почти как в Здунках; со Здунками и рядом не стояло; ну, не Здунки; в Здунках было лучше»- такой приговор мы с мужем до сих пор выносим тем местам, в которых останавливаемся на ночлег. Чтобы не быть голословной вот снимки.

28 августа
мы сделали короткую остановку в Элке, где засняли несколько видов города — обожаю нетиповую застройку и люблю  фотографировать.

А водонапорная башня — самая необычная и запоминающаяся из всех, которые мы видели.

Мы ехали по территории Мазурского поозёрья — название говорит само за себя, и восхищались природными красотами этого края с  лоскутками озёр и лесов.

Ну, не И.Левитан. И не Удомля. Но всё равно — «над вечным покоем».

(А вот и И.Левитан и озеро Удомля. «Над вечным покоем»)

Часок погуляли по Гижицко. И опять водонапорная башня. Стройная и элегантная.  Её отреставрировал на свои средства местный предприниматель и теперь там краеведческий музей.

А вот что за гербы слева и справа над входом в башню мы так и не узнали.

Зато полюбовались видом городка сверху.

Школьники догуливали последние дни летних каникул и школьный двор ещё совсем пуст.

И ещё озеро. Они связаны между собой реками и каналами и покрывают едва ли не треть поверхности региона. Стихия воды, когда спокойна, всегда завораживает и привлекает. Есть в ней что-то волшебное, магическое.

Но дорога завораживает не меньше. Мы отправились в путь, на Кентшин.

Во время путевого перекура заметили, что местные улитки совсем не прячут свои рожки.


И не интересуются жёлтыми маленькими сливами, которые в изобилии делились своим урожаем.

Сливы заинтересовали меня. Приятные на вкус, в меру терпкие, сладкие и сочные.
После знакомства с улитками и декустации даров природы мы поехали дальше, в Кентшин,  которому уделили пару часов.
Основная достопримечательность Кентшина — замок. Город был резиденцией прокурора Ордена, который и возвёл здесь цитадель.

Она совсем небольшая, уступает многим подобным сооружением рыцарей, но всё как положено, как у взрослых — и донжон, (самая высокая башня комплекса)

и герсы (опускающаяся решётка у входа),


и мощные стены квадратного в плане  сооружения.

Основаный в XIV веке город назывался Растенбургом, переименован в Кентшин лишь после войны в честь активного польского националиста Войцеха Кентшиньского.
Кроме замка здесь сохранились пара готических строений. Костёл святого Ежи (Георгия)


с очень красивым интерьером(и снимками безобразного качества).
Встреча с иконой Богородицы Остробрамской была ещё впереди, она хранится в Вильнюсе, но её чтят во всём христианском мире и в Кентшине тоже.

Еще раз замок с той стороны, где он сам на себя не похож..

Мы не спешили, поэтому готикой не ограничились, полюбовались на современную архитектуру. Это костёл святой Катажины 1896 года.

Здание Ратуши.

Греко-католическая церковь. Униатская. Посвящение выяснить не удалось, была закрыта.

Административное здание со сложным названием Повятовое Старовство.

И особняк Вольных Каменщиков. Жаль, что дамам членство в Ложе заказано.

В городском парке по соседству с замком…

мы наткнулись вот на такой монумент: «Бог. Честь. Отчизна». Почти как у нас: «Православие. Самодержавие. Народность».

Вот ещё памятник водопроводчику. У здания местного водоканала. Он крутит водопроводный кран.  Люди этой профессии обычно подвергаются анафеме в тяжёлой форме с отягчающими. А тут — скульптура! Наконец-то бедных слесарей водоканала реабилитировали!

Да, забыла упомянуть, что в войну город сильно пострадал, уцелели только городские стены и костёл св.Ежи. Замок восстановили из небытия. И всё заново отстроили. Поэтому, наверное, и переименовали, что Растенбург погиб в войну. Родился Кентшин.

И ещё мы обратили внимание на то, что перекрёстки со светофорами в Польше попадаются весьма редко. В основном — рондо, движение круговое. В центре рондо — клумба или газон.

С точки зрения удобства и безопасности движения —  несомненно лучше перекрёстков.

Из Кентшина мы отправились дальше, в Свенту Липку, катясь по зелёному тоннелю.

На севере Польши все дороги такие. Строили их немцы, некоторое время эта территория принадлежала Пруссии. В начале ХХ века возникла стратегическая необходимость скрыть дороги, чтобы с воздуха не было видно,что по ней движется: скромная бюргерская повозка или танковая колонна. Вот их и обсаживали деревьями с большой кроной — тополями, липами, кое-где даже дубами.
Я обращала внимание на то, как в Польше ведётся сельское хозяйство. Вот как местные фермеры заготавливают сено — в больших круглых брикетах, обмотанных нетканым синтетическим материалом.

На полях паслось множество коров. Причём редко большие стада. Всё больше одинокие или небольшие группки. Похоже, на ночь их в сараи не загоняли. Потому что везде, где паслись коровы, большие участки поля — выпасы,  были огорожены забором. Не частым, просто изгородями, но крупнорогатый не пролезет. Коровы разномастные — чёрные, пёстрые, рыжие, видели даже стадо белых, как альбиноски. А вот мелкой скотинки — овец и коз попадалось совсем мало. То ли их в сараях держат, то ли вообще с этой мелочью не связываются.  И ещё мы проезжали огромные сады. Низкорослые плодовые деревья. Яблони, сливы, груши. Но это было уже южнее. А здесь —  опять озёра.

Следующим пунктом была Свента Липка. Туда едут, чтобы полюбоваться необыкновенной красоты барочным собором. Нам не повезло. Реставрация.

Если кто туда поедет, советую обратить особое внимание на главные кованые ворота, они назваются Зелёными. Мы специально их не рассматривали, находясь в расстроенных чуствах от испорченого лесами вида. А стоит! (И рассмотреть, и читать путеводители заранее!!!) Но зато интерьер храма встретил нас во всём своём великолепии барочной красоты и Вавилонским столпотворением популярного туристического объекта. Главная святыня храма — изображение Пресвятой Девы на дереве, липе, отсюда и название — Свента Липка, то есть святая липа. Пока буду рассказывать легенду, любуйтесь интерьерами.

Согласно преданию, в XIV веке один преступник, заключённый в тюрьму в Кентшине и приговорёный к смертной казни, каждую ночь молился Божией Матери. В ночь накануне казни она явилась арестанту, дала ему нож и кусок дерева. Несмотря на то, что осуждённый никогда раньше резьбой по дереву не занимался, он вырезал необыкновенной красоты фигурку Пресвятой Девы, в том виде, в котором она явилась. Наутро судьи, увидев это изделие и услышав рассказ заключённого, решили, что Господь помиловал его и тоже даровали ему жизнь и свободу.

Обрадованный, он пошёл в Решель и поместил фигурку на первой липе, которая попалась ему по дороге. Вскоре изображение Богородицы прославилось чудесами.  Все попытки перенести скульптуру в Кентшин не увенчались успехом, она возвращалась на свою липу. И тогда решили построить часовню вокруг дерева. Ствол оказался внутри, а ветви поднимались над крышей.

В 1525 году протестанты запретили все католические обряды, уничтожили часовню и срубили липу, кинув фигурку Божией Матери в озеро. Когда свобода вероисповедания была дарована вновь в 1605 году, культ Свентой Липки возродился. Построили новый храм. Вскоре изготовили изображение Богородицы на липе.

Отдельного рассказа заслуживает и орган XVIII века. Он имеет 40 голосов, 3960 труб, самая большая — 4 метра, а самая маленькая — величиной с карандаш, всего 20 см. Наверху можно увидеть сцену Благовещения и когда орган играет, Архангел Гавриил низко кланяется Марии и она отвечает небольшим поклоном (на самом верху, на башенках, под сводами).

Насладившись органным концертом, и очарованные его музыкой, мы остановились посмотреть на прозу жизни. Католические кладбища отличаются от наших отсутствием оград и присутствием не могил, а склепов, отдельных для каждой семьи.

Дальше поехали в Решель, который тоже славен своим замком. Он, как и в Лидзбарке Варминском, был резиденцией епископов.

Его внутреннее устройство можно было оценить сверху, чем мы и воспользовались.

После противного дождя, в Решеле выглянуло солнышко  компенсировав сполна неудачу в Свенте Липке. И правильно, зачем нам солнышко в том месте, где идут работы?
А это вид на окрестности, который открывается с башни решельского замка. С таким наблюдательным пунктом не пропадёшь — заранее будешь знать количество и экипировку врага.


А это вид на собор Петра и Павла XIV века.

И ещё — на город. Сверху черепичные крыши кажутся сказочным средневековым городом. Думается, что время остановилось здесь, в XIV веке и кроме готики больше ничего и не создавалось.

Панорамы были сняты вот из этой башни с круговыми обходными галереями из окон, открытых специально для любопытных туристов.

Мы немного побродили по Решелю, ожидая удобного времени, чтобы зайти в собор. Постояли у  храма, поражаясь грандиозности и пугающей торжественности готики. Никаких вам Вознесений, Преображений, Воскресений. Вот вам кровавое, с вывороченными ранами Распятие, страсти, мучения, несение креста и прочие ужасы.

Зашли в храм, где почувствовали себя муравьями под нависающими, пустынными сводами. Там мы в полной мере оценили кредо средневековый мастеров о том, что высота — это красота, чем выше, тем красивее. Готические католические костёлы великолепны, спору нет. Но открытый алтарь без преграды, алтарной стены, иконостаса по-нашему, лишает его ощущения сакральности таинств. Евхаристия (превращение вина и хлеба в тело и кровь Господню) происходит на глазах у  прихожан.

Вот органы и амвоны — другое дело. Произведение искусства. Но о них — в другой раз по причине кривизны рук и несовершенства аппарата.
А вот улочка Решеля, который когда-то был крупным городом Вармии.  Очень даже симпатичная. Всё-таки низкоэтажная застройка роднее, ближе человеку, чем гипертрофированное нагромождение этажей  современных зданий.

Следующим пунктом был Лидзбарк Варминский, который тоже встретил неприветливо, ощетинившись лесами.

Но любезный охранник всё таки разрешил сделать несколько снимков внутри, несмотря на то, что мы приехали после закрытия музея. Вот он, человеческий фактор! Хочу — пущу, хочу — выгоню! Своя рука — владыка! Спасибо за добрую владыку того служителя!

Скорее всего, сам Николай Коперник проходил через этот проход, чтобы принести лекарство своему дядюшке, который за 300 лет до Александра Сергеевича был «…самых честных правил, когда не в шутку занемог….» Великий астроном пребывал здесь в качестве секретаря и личного врача своего могущественного родственника.  А такие своды я больше нигде не видела — огромные каменные лилии на мощных, коротких стеблях.

Походив вокруг, мы нашли подходящий ракурс для снимка резиденции епископов Вармии  на протяжении 400 лет, с конца XIV до самого конца XVIII веков.

Лидзбарк Варминский был одним из крупнейших городов Вармии. Расположен он очень живописно, в излучине реки Лыны.

Вот ещё один вид на замок.

В поисках хлеба насущного немного побродили по городу. Вышли из Высокой Брамы — городских ворот.

Полюбовались на дома, домишки, домики и домулечки.

Подумали, какие же вопросы обсуждались на съезде местного КОТгресса? Наверно, важные, потому что после достижения КОТсенсуса, довольные делегаты отдахали. Попартийно.

Заметив, что в Польше тоже бывают банальные пятиэтажки, мы поехали дальше, в Орнету.

И хотя уже совсем темнело, Орнету, которая лежала по дороге во Фромборк, проехать было грех. Грешить мы не стали, заехали. И не пожалели.
Самое выдающееся в Орнете — собор Иоанна Крестителя, собственно, его барочный интерьер. Снимки, как всегда, паршивенькие, привожу несколько.

И ещё мы застали подготовку к свадьбе. Интересное дело, но мы заметили, что в Польше венчания проходят в субботу довольно поздно вечером. И эта свадьба не была исключением.

Вот и сам костёл св.Иоанна Крестителя. Даже зажатый современными зданиями он выглядит внушительно, с укоризной взирает на современные средства передвижения.

Всё-таки сумерки по тону очень подходят готической архитектуре. Только вместо ворон на небе — полицейские на земле. Тоже нужно!

Есть в Орнете и готическая Ратуша, которая за века существования уже обзавелась своими суккулентами. Ишь, как понасели со всех сторон, паразиты, дихлофоса на вас нет!

Хотя сам город настолько незначительный, что даже не удостоился упоминания в Дорлинг Киндерсли. Но мы прошли по нему, ожидая, когда закончится служба в соборе. Наверное, очень приятно жить вот на такой скромной и милой улочке и различать свой дом по его архитектурным особенностям.

И гостям давать не почтовый адрес, а описание — «Да вы не пройдёте мимо, розовый, трёхэтажный, и щипец с окошком наверху. А вход — в галерее слева».

Или вот смотрите, балкончик, эдакий франт. Единственный в доме, да ещё плющом, как палантином украсился. А может быть, наоборот, от скромности в плющ закутался?

Ещё один взгляд на улицу Орнеты, немного непричёсанную, но очень милую.Особенно хороша аркада, протянувшаяся по всей её длине.

День получился очень насыщенным, но не перегруженным. Мы нигде не спешили и никаких целей не ставли. Что успеем. Успели много. Наверное, если бы день был чуть подлинее, то вечером и по Фромборку прошли.
Но во Фромборк приехали уже поздновато и в гостинице, которой планировали остановиться мест не было (муж провёл подробные изыскания во всемирной сети и был вооружён распечатками с адресами гостиниц, гостиничек, заяздов, хотёлов и мотелей. Единственная забронированная гостиница в этом путешествии была в Вильнюсе). Зато в следующей нас встретили с распростёртыми объятиями и неплохим номером.

Фромборку было посвящено утро следующего дня, 29 августа. А вся вторая половина того же дня,  — Мальборку.   Если кликните на названия городов,  увидите их нашими глазами.

Поиски ночёвки в Мальборке были не то чтобы проблематичными, времязатратными.  Всё что было, не отвечало нашему изысканному вкусу и весьма притязательным требованиям. Кажется, четвёртая или пятая оказалась более или менее  подходящей, где мы и оставили вещи и машину и пошли ужинать на лодку. Нам не понравилось. Хотя, я слышала довольно позитивные отклики об этом ресторанчике на воде.
 30 августа началось с шопинга по Мальборку, где были закуплены основные подарки родственникам и одёжная мелочь себе. И уж как себе отказать в более подробной прогулке по Мальборку? Правда, снимки не ах, утро было пасмурное. Вы можете сказать — неча на утро пенять, коли руки кривые и будете абсолютно правы. Поэтому много поводов для критики не будет. Несколько. Пешеходная улица.

Современная застройка. Тактично и симпатично.

Индивидуальный проект современной архитектуры.

И ещё один особнячок с пузатенькой ротондой на первом этаже, которая переходит в платформу — балкон на втором. Просто и мило!

И вот этот. Планировать угловой дом непростая задача, он просматривается со всех сторон. Здесь и эркер, и арочные окна на первом этаже, и башенка, и щипец — всё направлено на выполнение этой цели. И хотя дом малоэтажный, перегруза здесь нет!

Напоследок — городская башня

и центральная улица.

Счастливо оставаться, Мальборк! Тебе — побольше туристов, нам — побольше путешествий!

Ещё одна неформальная достопримечательность не нефтедобывающей страны. Ветряки. Если нечего из земли качать, почему не использовать природную стихию? Помните, ещё Аркадий Райкин рекомендовал привязать динамо — машину к ноге балерины — чего попусту крутиться, пусть электричество вырабатывает! В Европе — всё на благо человека, даже ветер.

Потом мы остановились в Квидзине полюбоваться на соборно-замковый комплекс.

Целых триста лет Квидзын был центром Померанской епархии. Тевтонский орден на подвластной ему территории учредил четыре кафедры, одна из которых была в этом маленьком городке. Само собой, сооружение соответствовало статусу.

Крестоносцы всегда чувствовали серьёзную угрозу, поэтому укреплялись не на шутку.

Просто диву даешься, что такую громадину, такую махину построили всего за 25 лет, с 1322  по 1347 год.

Кладку делали смешанную. Вниз — камень. Чтоб попрочнее. Верх — кирпич.

Замок дейтвительно похож на серьёзную крепость, хотя служил он лишь местом собраний членов Ордена. Так кого же Орден так боялся, что даже светское сооружение так укреплял? Вопрос риторический. Но самое примечательное в этой постройке — гданиско. Это санитарная башня, которая возводилась над потоком, который уносил нечистоты в реку, озеро, что было. В Квидзине гданиско, средневековый туалет — самый большой в Европе и выклядит как романский виадук. (А если приспичит, представляете, сколько терпеть придётся, пока добежишь!)

.

Сохранился и костёл, к которому примыкает замок.

Последний — как бы продолжение собора, его младший брат и соратник.

Храм теперь работает  музеем, у него даже свой нормированный рабочий день, который указан на дверях. И в кладку стены вмурованы ядра.

С гражданской архитектурой Квидзыня мы едва познакомились, сделали несколько снимков понравившихся сооружений. Стилизация под готику всегда выглядит импозантно.

И вот этот. Жаль, что заброшен. Смотрите, какая сложная ломаная крыша, длинный, на три окна балкон и эркер слева, который заканчивается открытой площадкой наверху!

Ну, и пожалуй, вот эта панорама. Опять угловой дом задаёт тон всей улице.

А к вечеру этого же дня мы гуляли по Грудзёнзу, откуда нас выгнал сильный дождь. Ночевали мы в Хелмно. И с Грудзёндзем и с Хелмно можно познакомиться отдельно.

31 августа.
Нагулявшись по Хелмно мы отправились в Торунь и нашли этот город настолько красивым, что познакомились с ним очень подробно. В Торуни мы заночевали, с первой попытки обнаружив номер в сравнительно недорогой для центра раскрученного туристического мяста гостинице в центре города, наводку на который нашли на сайте Андрея Тычины (doroga.ua).  Рассказ об этом городе тоже получился довольно подробным, отчёт здесь, о гостинице «Под Орлом»тоже отдельно написали.

Из Торуни мы выехали
1 сентября
около 14.30 и направились на северо-восток, в Ольштын.
Мы ехали дорогой Тевтонского Ордена, посещали места, которые имели либо прямое либо косвенное отношение к крестоносцам. «Шлях замков готицких» выглядит примерно так.

Наверное логично было бы заехать и на поле Грюнвальдской битвы, где наши крестоносцам понавешали. (Наши — это кто против лыцарей!) Как-то мы об этом не подумали, довольствовались лишь дорожной вывеской.

(К своим достопримечательностям поляки относятся очень трепетно, на дорогах стоят  дорожные знаки коричневого цвета, указывающие на любой туристический объект. Даже если от объекта осталась пара камней.)
В Ольштын мы приехали около 18 часов.
Город интересный, поэтому отдельный рассказ о нём здесь.
Но о самом запоминающемся не удержусь, расскажу.
Находясь в путешествии обычно никто не знает ни дату, ни день недели. Все счастливые и часов не наблюдают. Польша нам об этом напомнила. Ровно в 18 часов на несколько минут всё в городе остановилось и зазвучала леденящая душу сирена. Вот так мы и вспомнили о том, что в этот день, 1 сентября 1939 года началась Вторая Мировая война.
Там же,  в Ольштыне, наконец то сняла польских стражей порядка. Они хоть и выглядели скучающими, но откровенно пялиться на них камерой не рискнула. Не любят они этого. Поэтому — зумом, со спины.

И ещё. Нас удивило и порадовало, что в стране очень много современных костёлов. Причём все они построены по индивидуальным проектам, в основном — в стиле хай-тек. Нам понравилось. Стиль интересный, необычный. В общем, здорово!

Конечно, гуляли по Ольштыну сколько душе угодно. Но ночевать мы там не собирались, поэтому до литовской границы добирались уже по темноте и дождю.
Если бы не латинские буквы, то уже было бы и не разобрать, в какой части восточной Европы мы находимся, потому что проезжали деревни с названиями Дроздовка, Барановка. И где-то уже на подъезде к Элку на дороге сверкнули два жёлтых глаза и мы успели заметить, что это польская лисичка спешила по своим лисичьим делам, игнорируя всякие правила дорожного движения. Или может быть это мы двигались как попало и не вписывались в звериные нормы передвижения. Слава Богу, мы друг другу не помешали.
Поплутали немного в Элке. Почему то в темноте ни одного заязда нам не попалось. Наконец-то обнаружили ночлег уже на выезде из города.
А утром
2 сентября
в 10.30 мы уже ехали к литовской границе, повстречав стаю велосипедистов, которая ехала на ЙУХ. То есть на юг. Был ли среди них Кондрат, который шёл в Ленинград интересоваться мы не стали, сами спешили в Каунас.

Польско-литовскую границу прошли в 12.15. Вместо таможенного контроля там теперь обменники валюты, вместо погранзаставы — WC. А в 13.30 мы уже въехали в Каунас.
Из которого выехали в 19.30, увидев цирк литовского замеса — литвины ездят задом через три полосы, причём сплошные!!! Шапито отдыхает,  на арене такого не изобразишь! Уж на что у нас с Москве отмороженно ездят, но задом, через три сплошные — нонсенс!  Жаль, снять не успели!
Поскольку в Вильнюсе уж была бронь на 2 сентября, то из музеев Каунаса пришлось чем-то жертвовать. Чертями или Чюрленисом. Да уж куда земному Чюрленису тягаться с подземными чертями, мастерами изысканного соблазна! Художественный музей заслуженного художника не устоял перед  умело расставленными сетями соблазна  коллекции чертей!  В Вильнюсе мы провели два дня, три ночи.
Даже полдня,
3 сентября
уделили Тракаю.
Раненько же утречком,
4 сентября
выехали в Москву, делая небольшие остановки по дороге.

Были дважды остановлены за «дадим жару по деревне» белорусскими дайцами.  Служба там державна и поэтому они не гайцы, а дайцы.  От первого откупились с долгими уговорами и огромной потерей времени. Второму же показали международное водительское удостоверение, которое для него было малоинтересно, поэтому были отпущены с предупреждением.
Вёрст за 100 до Москвы на минском шоссе встряли в такую свалку, что муж даже поехал по обочине, что никогда раньше не делал. Из этого извлекли важный для дальнейших путешествий вывод — никогда не планировать возвращение в Москву на воскресенье  или последний из праздничных дней. Что ж, плохой опыт — тоже опыт. И впечатлений от этой поездки он не испортил, мы быстро об этой пробке забыли. А о том, что увидели — никогда! До новых путешествий!

Комментарии 5

  • C недавних пор стал задумываться о путешествиях, надеюсь ваш сайт будет мне полезен.
    Ток хочется увидеть своими глазами все то, что у вас на фотографиях

  • Я жила недалеко (30км) от упоминаемого Вами Гижицко, в Рыне. Это крохотный городок, но в нём находится знаменитый готический замок, построенный крестоносцами в четырнадцатом веке. Одним из первых командоров был Конрад фон Валленрод, ставший вскоре Великим магистром тевтонского ордена. Историю Конрада Валленрода воспел в своей поэтической повести самый большой польский поэт Адам Мицкевич.
    Сейчас в замке находится комфортабельный и очень дорогой четырёхзвёздочный отель — «HOTEL ZAMEK RYN».

    • От души благодарю за отзыв. И про Рын слышали. Любим Польшу нежной любовью и не упускаем случая там задержаться. При случае — непременно заедем! Ещё раз спасибо, что зашли в гости!

  • Как же интересно читать и смотреть о тех местах, где побывал сам. Пересечений так много. Жаль раньше не зашла на этот сайт, а то бы ещё несколько мест взяла бы на заметку!

    • Карина, спасибо за отзыв! На эту статью так давно никто не писал отзывов, что я напрочь забыла о её существовании. Писала её, когда нашего «По городам и странам» ещё не существовало в природе и все статьи я публиковала в своём живом журнале. Фотографировала «мыльницей» и даже не подозревала, что существуют зеркальные аппараты.
      Это было наше первое путешествие в Европу на машине. Благодаря Вам перечитала (и немного поправила вёрстку статьи) мой самый первый отчёт. Поездка была волшебной, восхитительной. В ней мы заразились вирусом путешествий по Европе на своём автомобиле.
      Согласна с Вами, что интереснее читать те отчёты, которые написаны о местах, в которых сам побывал. Немного стало жаль того времени, когда мы были очарованы Польшей. Кстати, в том же 2010 году мы проехали по дороге «орлиных гнёзд», побывали в Варшаве и Кракове. А под конец польской визы рванули ещё и в Гданьск. Естественно, по пути туда и обратно захвалили ещё несколько польских городков.

Слово молвить