Гольф

Фольксваген Гольф-5 был участником почти всех наших путешествий. Хотя мы редко его упоминали. Просто его присутствие было само собой разумеющемся. Он возил нас даже в самые короткие поездки. А уж про дальние и говорить нечего. Ну, куда мы без него? В какой-то степени, он был соавтором нашего сайта.

Однако было время, когда его с нами не было. Родился он в 2007 году в немецком городе Вольфсбурге. Тогда его место занимал старший братец Гольф-4. На редкость злопакостный аппарат. Наверное, единственный в своём роде. За что он нам мстил и чего добивался, мы так и не поняли, но денег в него ввалили кучу. И продали его перекупщику с лёгким сердцем, с облегчением, как выпроваживают из дома надоевшего приживалу.

Пятый скромно занял своё место под окошком. От роду ему тогда было три года, за плечами — 40 тыс. км. Долго не застоялся, сразу отправился в Варшаву, оставив на этот раз Бортжурналистку дома. Они с Начальником Экспедиции решили потолковать по-мужски, без постороннего вмешательства. И поладили!

После выпендрёжа и капризов предыдущего Четвёртого Гольфа, Пятый оказался совсем не требовательным. Капризничать было не в его правилах, да, наверное, и не хотел он переходить из рук в руки. А может быть, сразу почувствовал хорошее к себе отношение. Это ему показал неприятный случай.
Через пару недель после новой прописки Гольфа в нашем дворе, однажды утром на его борту обнаружилась глубокая жирная царапина, проходящая через три детали. Какой-то урод нарочно провёл по нему то ли ключом, то ли гвоздём. Начальник Экспедиции этого так не оставил. Прошерстил интернет, нашёл опытного доктора умелого мастера кузовных работ и через пару дней борт Гольфа засиял новой краской, которая идеально совпала со светло-серым тоном его кузова.
Техническое обслуживание (ТО) он всегда проходил вовремя. Даже чуть раньше положенного срока. Его серые бока и чёрный бампер никогда не подставляли под удары. Парковались аккуратно. Бензином кормили самым лучшим, в последнее время только на «Shell» и «BP». В московские пробки загоняли лишь по самой крайней необходимости. По мелким делам и на работу его хозяева передвигались на общественном транспорте. Треснувшее лобовое стекло заменили на новое. Никогда не бросали в неположенном месте и не заставляли тревожится, что он нарушает правила парковки. Уезжая в дальние путешествия, гостиницы всегда подбирали с особыми условиями для него. На автобанах мотор не перегружали, всегда шли комфортные для него 130 км/ч.

И он отвечал всей своей машинной преданностью. Он никогда не ломался. Даже не барахлил. Его сердце работало ровно и тихо. Бывало, масло поджирал. Но при очередной его замене, привычный Гольфу «Castrol» заменили на «Motul» и он напрочь забыл о старых привычках.

Мне кажется, что он был полноправным автором этого сайта. Если бы не он, разве забрались мы на гору с замком Гельфштын по заснеженной крутой дороге? Разве не он вёз нас в Ригу встречать Новый год, когда в Латвии случилась самая снежная зима за последние несколько десятилетий?

Новогодняя Рига, 2011 год

Разве не он надёжно держал дорогу в жуткий снегопад и метель? Разве не трясся на «стиральной доске» трассы Прага-Брно? Не шёл в ряд с другими машинами под величественными опорами моста «Нормандия»?

Мост «Нормандия»

Не вдыхал морской воздух Атлантики, всю ночь простояв на берегу Ла-Манша?

А как надёжно он цеплялся всеми четырьмя колёсами на заснеженном австрийском перевале, когда идущая перед ним гружёная фура чихнула, остановилась, пробуксовала и стала медленно но верно сползать назад, прямо на него!

Разве перед каждым путешествием он не ездил в Николо-Угрешский монастырь и не стоял терпеливо под стенами обители, надеясь, что и он тоже будет пребывать под покровительством святого Николая Чудотворца, покровителя всех плавающих и путешествующих?

Разве он не пробирался ледяными дорогами Костромской области, когда мы встречали там Новый 2014 год?

Разве не преодолел он головокружительный подъём к замку Либенштайн в долине Рейна?

Все чешские серпантины показались детской игрой по сравнению с этой горой! Его вентилятор ещё долго работал, отдуваясь и он только усмехнулся, когда Бортжурналистка с ужасом спросила:
— Господи, а назад как?
Он молча согласился с Начальником, когда тот тоже слегка ошарашенный после неожиданного крутого подъёма ответил:
— Также! На первой передаче!
Он без обид слушал разговоры в салоне о том, что он не много не мало накатал 130, потом 135, 140 тысяч… И что скоро нужно опять делать ТО и менять дорогостоящие детали. Что лучше поменять машину… Он не обижался, а добросовестно возил Начальника по всяким салонам, где живут новенькие, с конвейера автомобильчики, ещё даже не нюхавшие русских дорог и не пробовавших московской зимней химии…. Да он и сам уже стал подумывать о смене направлений, у него даже появилась своя мечта…
А потом он вдруг поехал в Коломну. В его салон, как всегда, притащили камеру. Но за дорогу так ни одного снимка и не сделали.
В Коломне он увидел его, такого же, как и он Гольфа. Но уже Шестого. Не совсем «зелёного», но совсем мало повидавшего на этом свете. Всего 20 000 км. Он снисходительно одобрил выбор. Ему показалось, что Начальник так загляделся на этого юнца, потому что они с Пятым одного поля ягоды. Даже цвет точь в точь, светло серый. Его обидело только одно. Он гордился собой и знал себе цену. А в этом салоне его оценили несправедливо дёшево.
— Неужели отдаст за эти деньги? — подумал он, — неужели Начальник совсем меня не ценит и так ему хочется Шестого, что меня готов продать заведомо дешевле?
— Как же! — словно ответил Гольфу Начальник по дороге домой, в Москву, — Да мы на нём и в Ярославль и в Австрию ещё поедем! Заменим, что нужно, и поедем! Такая хорошая машина, да за эту сумму! Перебьются!
Гольф крякнул, услышав эти слова. Но не сильно обрадовался. Ну, Ярославль ещё туда-сюда. А вот в Вену… А как же его мечта?
— Эх, махнуть бы в провинцию! — думал Гольф. — Я бы с детишками повозился бы. Ну, в школу там, на всякие кружки повозил бы. А тут — в Австрию! Это значит ещё одну зиму в Москве химический концентрат хлебать. Пожалели, бы старика, отпустили бы, чем по Венам таскать…
Разве он мог помыслить, что сильно, очень сильно приглянулся молодому Приказчику, который показывал Начальнику Шестого. Приказчик уже только и думал, только и мечтал о том, как бы его заполучить. В семье сотрудника автосалона как раз подрастали малыши. И жене очень, очень нужен надёжный аппарат — детишек в школу возить, в магазин, к родителям, на дачу, на природу…
Он не мог поверить своим глазам фарам, когда из знакомого окошка выглянул объектив и вспыхнул несколько раз. Он с первого дня строго усвоил семейное суеверие — никогда не попадаться в кадр. Он старался, как мог. Может быть, пару раз случайно оказался на снимках. Когда совсем увернуться не было никакой возможности. Ну, или когда он терял бдительность, млея на солнышке. А тут его специально фотографировали! Да с такого ракурса, который ни в какое авто.ру не подойдёт.

— Странные дела творятся, — подумал Гольф, скорее не услышав, а догадавшись своими чувствительными приборами о том, что Бортжурналистка едва удерживает камеру в дрожащих от волнения руках, а видоискатель залит безутешными горькими слезами.
На следующий день Гольф снова отправился в Коломну и стал догадываться о происходящем, когда в его ПТС вписали имя Приказчика. Он даже увидел вполне удовлетворившие его цифры в ДКП. Немного выше тех, на которые он рассчитывал и заслуживал! Гольф вспомнил разговор о детишках и озере…
Он мурлыкал от удовольствия и никак не мог догадаться, кто же услышал его чаяния? То ли Начальник Экспедиции, с которым они вместе прошли 98 000 км, устроил его судьбу? А может Приказчик? Он хоть и совсем молодой, но опытным профессиональным глазом сразу распознал в нём верного и надёжного друга. А может быть просто так сложилось? И святой Николай позаботился сразу обо всех?
Мотор Пятого работал как всегда тихо и ровно. И даже немного весело. Ведь в Москву уже ехать не надо. Не надо будет целыми неделями скучать под окном, а потом спросонья местись за тридевять земель. Теперь он будет нужен каждый день. Его новая работа будет спокойной и счастливой. А в Вену поедет Шестой. Займёт его место под окном и также будет грезить о дальних странах, которые ему доведётся увидеть.
Пятому было только немного жаль Бортжурналистку. Не такой уж и плохой Помехой Справа она была. Гольф слышал, как Начальник сказал Приказчику о том, что она весь вечер безутешно плакала.
Гольф знал, что она обязательно напишет о нём. Вспомнит все их совместные поездки «К последнему морю», и в «Чисто Чехию», и «Москва — Брюссель. Со всеми остановками», и «Три дня из 1111-летней истории Пскова» и многие, многие другие. Она непременно расскажет и про их последний поход в край немецкого виноделия. Она даже сочинит небольшую сказку о нём. И сидя за работой, также будет вытирать обильные слёзы. Но это уже будут совсем не горькие слёзы. А просто так, сентиментальные.
TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 5

  • Какая трогательная история о дружбе… А я все думала, почему нет фотографии самого героя, а это у вас, оказывается, суеверие такое, Татьяна? Моя первая машинка была Тойота ярис, тоже серебристая и я ее называла Мышка. Она меня тоже всегда выручала, столько с ней воспоминаний связано…

    • Ольга, действительно, Начальник в первое же наше совместное путешествие торжественно мне объявил, что машина не должна попадать в кадр. Один из его предыдущих автомобилей оказался в центре снимка. А на следующий день вышла из строя. Конечно, это всего-навсего суеверие. Но такая уже у нас традиция. А традиции лучше уважать и соблюдать!

  • Ну вот довела меня до слез. А ведь я сегодня совершенно не собиралась плакать…
    Поздравляю всех — Начальника, Бортжурналистку, Пятого, Приказчика с его семьей. Мечты сбываются. 🙂 Кто бы что ни говорил!

    • Галюш, спасибо большое! Мы с радостью принимаем поздравления!
      Честное слово, не собиралась никого расстрогать, хотя ни я, ни Пётр не можем равнодушно читать эту статью.
      «Мечты сбываются» — это утверждение давно уже стало одной из главных заповедей жизни! А куда же ещё мечтам деваться? Только сбыться и уступить место другим, более смелым задумкам!

  • Ну, у нас такого суеверия нет. Но про наши машины я не пишу. Не так важно, на какой машине ездить. Главное — куда и с кем. Ну и, конечно, чтобы машинка не подводила.

Слово молвить