Франс Снейдерс в ГМИИ

В зале № 9, ГМИИ им. Пушкина,  посвящённом искусству Фландрии XVII века вместе с полотнами Питера Пауля Рубенса, Якоба Йорданса, Антониса ван Дейка экспонируются работы Франса Снейдерса.Это ещё один фламандский художник, который создавал национальную живопись и преуспел в этом.

« Натюрморт с лебедем». 

Франс Снейдерс был очень близок Рубенсу. Но он избрал совсем другие темы. Во Фландрии он возвёл натюрморт  над другими жанрами и сделал его частью декоративной живописи. И сложно найти другой фламандский натюрморт такого высокого качества и такого большого размера.

Учителем Снейдерса был Питер Брейгель младший. Ещё раз повторимся, что в искусстве того времени все любили иносказания и аллегории, главной темой картин была мораль » наслаждайся жизнью и помни о смерти».

«Натюрморт с лебедем» написан в 1640 год, это поздняя работа мастера. Здесь он постарался олицетворить стихии воды, воздуха, земли.  Вода – морские продукты, фрукты – земля, воздух — птицы. В этой многофигурной композиции художник изобразил множество предметов натюрморта – это и лебедь, и олень, и омары, и мидии, и фрукты, и пр. – природа делится с человеком всем изобилием даров.
Натюрморт – это still life – спокойная жизнь или мёртвая жизнь. В XVII же веке натюрморт так не называли. И все предметы, изображённые здесь, совсем не выглядят мёртвыми. Они сохранили тепло жизни и движение жизни. Олень, кажется, только на секунду прилёг, упал, и сейчас поднимется, убежит, а омар, наверное, даже шевелится, несмотря на то, что сварен. То же можно сказать о лебеде. Даже в этих мёртвых животных есть движение жизни.  Снейдерс использовал очень тонкие мазки, чтобы изобразить шкурку зайца, собаки – они, как живые. В верхнем плане полотна голова кабана с открытым ртом смотрится живее попугая, которые клюёт виноград.
Интересно здесь опять проследить зашифрованную символику. Клюющий виноград попугай – это аллегория вкуса (taste). Собака, обнюхивающая дичь – обоняние (sense of smell) , слуга с подносом – осязание (touch). Таким образом здесь зашифрованы человеческие чувства.
Цвет красной скатерти на полотне выбран для усиления контраста.

Корзина фруктов в этом произведении – отдельный шедевр. После Караваджо такие корзины стали очень популярны в искусстве. Но разница с фруктами Караваджо в том, что здесь нет ни единой червоточинки, это зрелая, а не загнивающая натура.

Рассматривать эту картину можно фрагментарно и любоваться каждым предметом.

Особую роль здесь играет красный цвет на скатерти и омаре. В омаре цвет более живой, с него даже сок капает. Вся фламандская мощь и богатство выражены в этом полотне.

Снейдерса называли Рубенсом натюрморта. Одно время они даже работали вместе – Рубенс писал людей, лица, а Снейдерс – натюрморты.
Ещё одно полотно Снайдерса в нашей коллекции –

«Рыбная лавка».

Работа Снейдерса  с Рубенсом повлияла на работу мастера с цветом и выразилась в необыкновенном колорите его полотен – сочные сёмга, которую он видел в лавке своего отца, тарелка, живое сияние рыбы.

Необыкновенное обилие даров моря – окунь, осетры, караси, сом, куски сёмги. ( Perch, sturgeons, crucians, catfish, pieces of a salmon). Часть из них разделана, часть – только ожидает своей очереди. Дары моря изображены во всем своём богатстве. Любовь к изобилию отличает этот период времени в живописи, люди, наконец прочувствовали конец войны и стремятся к богатству. Поэтому торговку в рыбной лавке замечаешь не сразу. Она распоряжается товаром и разговаривает со своим маленьким сыном. Предмет разговора здесь тоже очень ярко продемонстрирован. Дело в том, что приближается праздник святого Николая, в этот день детям дарят подарки. Рядом с торговкой – корзина с многочисленными предметами – красными башмачками, сладостями, фруктами, орехами. Но рядом с этими же драгоценностями того времени лежат и розги (birches) для наказания. Женщина объясняет ребёнку, что хорошие дети получат и красные башмачки, и сладости, а плохие – розги. Мальчик в ужасе отпрянул от мысли, что ему могут как раз достаться розги.
И чтобы уже ни у кого не было сомнений в предмете разговора, из лавки на улицу широко открыто окно. И там мы видим все атрибуты праздника святого Николая. Окно в этой картине несёт ещё и композиционную нагрузку – оно распахивает, расширяет пространство.
(Что бы хорошо рассмотреть эту картину, следует немного отойти от стены, где она висит – при входе в зал – на левой стене, наверху, так как в определённые моменты освещения, картина бликует, отсвечивает и окно за спиной хозяйки не очень хорошо видно).
Ещё один натюрморт Снейдерса «Мясная лавка» расположена рядом с «Рыбной лавкой», на той же стене.

«Мясная лавка» — это богатство природы Фландрии, в стране есть всё, что даёт земля. Художник был величайшим анималистом. Редко кому другому удавалось с такой точностью изображать животных, например, голову кабана.

Для современного зрителя натюрморт не вызывает расположения и желания им любоваться, слишком натурально изображены освежёванные (to skin, skinned) туши животных, всё это отталкивает. А в то время это было совершенно нормально и естественно. Мясник работает, как хирург. Точными, аккуратными движениями, пальцами он делает своё дело.
Здесь продолжается тема изобилия, богатство даров природы. Человек не должен нуждаться ни в чём. И хотя мы видим мёртвые туши, но темы смерти здесь нет. Наоборот, радостное отношение к жизни и любование и наслаждение таким обилием.

После Рубенса Снейдерс считался величайшим живописцем и был завален заказами.

Но главным выразителем художественный традиций того времени был Питер Пауль Рубенс.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *