Антонис Ван Дейк в ГМИИ

Учеников у Рубенса было много. Но Антонис Ван Дейк – это один из немногих мастеров, учеников Рубенса, который упомянут наряду с именем великого учителя. Его непререкаемый авторитет воодушевлял учеников, но не так-то просто было в этих условиях вырасти в самостоятельную творческую индивидуальность: большинство так и оставалось скромными спутниками колесницы Рубенса. Ван Дейк подобной участи избежал. Еще юношей, двадцати одного года, этот рано оперившийся птенец рубенсовского гнезда покинул Антверпен и отправился в многолетнее путешествие по Англии и Италии, где имел неожиданно шумный успех как портретист .

И если Рубенс любил многофигурные композиции, то Ван Дейк больше предпочитал портреты. Один из ранних парных портретов художника –

«Портрет Адриана Стивенса».

Современники называли Стивенса Милостником, он раздавал бедным бесплатные жетоны на благотворительные обеды. Не упущено это и в портрете – Ван Дейк на заднем плане изображает тарелку с жетонами. В портрете мужчины внутренняя самодостаточность купца. Лицо написано мягко, он избегает ярких тонов. Великолепно сбалансированы чёрные и коричневые краски. И чуть заметен светлый яркий ореол над головой мужчины.Заказчик картины – сын Адриана Стивенса попросил именно так изобразить отца. Снова такой же воротник, как на «Портрете дамы» — «мельничьи жернова». В то время такое изображение давало недвусмысленную ассоциацию с отрубленной головой Иоанна Крестителя на блюде. Волевой жест, сжимающий перчатку – указание на то, что человек, активен, он в деле. Вверху на полотне изображён фамильный герб. Весь поворот головы и фигуры изображенного не случаен. Это парный портрет и фигура развёрнута в сторону пары, его жены. И портрет супруги благотворителя — истинный шедевр в собрании ГМИИ, портрет написан гораздо качественнее. 

«Портрет Марии Боскарт» — женская фигура на этом портрете развёрнута совсем в другую сторону, к своему мужу. Немного сухое лицо, сомкнутые губы, дама совсем не смотрит на зрителя.  Мягкие и нежные руки чуть поглаживают мех, живое, улыбающееся, доброе лицо. 

Она думает. Этот поглаживающий мех жест руки указывает на мыслительный процесс в голове женщины. В голове зародилась мысль, она сосредоточена на ней, обдумывает, даже отрешается от настоящего и рука непроизвольно (automatically, involintarly) прикасается к меху, поглаживает(to stroke) его.
Позже манера письма Антониса Ван Дейка сильно меняется.

«Леди Д’Обиньи и графиня Портленд».


Написанию этого портрета предшествует довольно романтичная история тайного брака Катерины Говард (дама в белом) и родственника английского короля Карла I Джорджа Стюарта. Против этого брака выступали близкие обоих сторон – для королевской династии невеста была недостаточно знатна, для родственников жених был недостаточно богат.
Ситуация изменилась, когда новоиспечённая леди Д’ Обиньи готовилась стать матерью. Семьи новобрачных смирились с этим выбором и постепенно стали примиряться. Первой шаг к примирению сделала Франсис Стюарт, в замужестве — графиня Портленд – сестра Джорджа Д’Обиньи. Этот момент сближения изображён здесь.
Дама в белом – рука на животе, защитный жест, она оберегает свою беременность. И необыкновенный взгляд женщины, которая уже не одна, которая несёт в себе будущего наследнике – это с высочайшим мастерством передано художником.
Сестра мужа – дама слева, первая делает шаг навстречу примирению сторон. Она тянется к цветку, другой – у неё в руке, она собирает букет для невестки (sister-in-low), чтобы подарить его в знак прощения и признания. Интересно, что Ван Дейк здесь пишет цветы лишь несколькими мазками, не выписывает их тщательно и аккуратно (thoroughly, punctually, carefully), но передаёт фактуру цветка, его свежесть.
Вот такое примирение двух знатных семей и послужило художнику основой для его холста. Следует заметить, что две женщины написаны с разницей в год и на полотне это заметно – разница в манере написания.

В творчестве Антониса ван Дейка прослеживаются два периода – фламандский и лондонский. В Антверпен вернулся Рубенс и его ученик понял, что он всегда будет в тени великого мастера, он будет вторым и остался в Лондоне.

Лондонский период в его творчестве сильно изменил манеру художника. Цвета стали яркими и насыщенными. И уже речь не идёт о глубине внутреннего мира человека. Уже нужно показать красоту и изысканность – он это делает цветом, ярким колоритом. Но в то же время художник не переступает грань сдержанности и не опускается до лести этим дамам. Другие мастера перешли этот рубеж и откровенно заигрывали с заказчиками. Забавно то, что основоположником английской школы живописи стал фламандский художник.

В XVII веке в искусстве существовало два течения – Рубенса и Пуссена. Их так и называли – рубенсисты и пуссисты. На самом деле во Фландрии был мимолётный взлёт искусства, её возрождение, но он длился совсем недолго. Фламандские мастера уступили место французским. Но это уже другая история.

Начало рассказа о коллекции полотен фламандских мастеров XVII века в разделе СЕВЕРНОЕ ВОЗРОЖДЕНИЕ. ФЛАНДРИЯ в ГМИИ им. Пушкина. 

Продолжение темы в репортаже о Йордансе и Снейдерсе. 


Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *