Ясная Поляна

«Без своей Ясной Поляны я трудно могу себе представить Россию и моё отношение к ней. Без Ясной Поляны я, быть может, яснее увижу общие законы, необходимые для моего отечества, но я не буду до пристрастия любить его». Так сказал о своей малой Родине великий русский писатель и философ Л.Н.Толстой.

  Усадьба Ясная Поляна неотделима от имени Льва Николаевича Толстого. Здесь он родился 28 сентября 1828 года, здесь расцветал его талант от первых детских впечатлений до глубочайшего философского осмысления действительности. Именно отсюда Толстой ушёл в конце октября 1910 года навстречу своей гибели. Вероятно, его произведения не были бы столь яркими, простыми и жизненными, если бы создавались в другом месте. Всю свою долгую жизнь Л.Н.Толстой всегда стремился сюда, в родовое гнездо, в его Ясную Поляну. Расставания были горьки для писателя, возвращения долгожданны и радостны.  Чтобы лучше узнать, и, может быть, глубже понять гения русской литературы, необходимо побывать в Ясной Поляне.

Усадьба находится в Тульской области, на кромке «засечных» лесов. В XV-XVII веках южная граница государства проходила по нынешним землям Калужской, Тульской, Рязанской и Тамбовской областей. В этих местах были устроены так называемые «засеки» — своеобразная защита от степных кочевников и разного разбойного люда. «Засеки» — это искусственно созданные непроходимые завалы, которые тянулись на сотни километров. Деревья, стоящие у пограничной черты подрубались — «засекались»,  и валились, верхушками к югу. Таким образом, по всей пограничной черте ни пеший, ни конный не мог преодолеть эти завалы — «засеки».

Возникновение яснополянской усадьбы связано с основанием тульских «засек». Она была основана как сторожевой пост, один из многих, и в нужный момент отражала нападения неприятеля. Первым жителем этих мест был «засечный голова» Григорий Карцев. Впервые Ясная Поляна упомянута в Писцовых книгах 1630 года. Волконские — предки Льва Николаевича по материнской линии, приобретают усадьбу в 1763 году, в дальнейшем дед писателя и его отец постепенно скупили и другие участки в окрестностях яснополянского имения. Вот такую краткую предысторию можно вспомнить у входа в усадьбу, рядом с планом.

Объяснением названия усадьбы интересовался сам писатель. У него было три версии происхождения названия «Ясная Поляна». Одна связывала его с обширным светлым лугом, находящимся неподалёку. Вторая — напоминала о протекавшей в усадьбе реке Ясенке. По третьей, название места могло происходить от растущих в лесу ясеней.

А нас призывно приглашают войти внутрь белокаменные башенки. Основное строительство в Ясной Поляне вёл дед Льва Николаевича по матери — Николай Сергеевич Волконский. Мы о нём не раз ещё вспомним и, забегая вперед, скажем, что он стал прообразом старого князя Николая Болконского в эпопее «Война и мир». Да и сама усадьба Ясная Поляна превратилась в  имение Болконского «Лысые Горы». В старые времена на башенки навешивались железные ворота и сторожа охраняли вход в усадьбу.

 Войдя внутрь, в первую очередь видишь Большой пруд. Во времена Толстого его называли Крестьянским. Всякое время на пруду было много народа. Летом вместе с крестьянскими детьми в пруду купались и дети Толстых, да и сам Лев Николаевич любил поплавать. Зимой на пруду устраивались катки. Вот как об этом пишет один из сыновей писателя: «Едим торопясь и пулей бежим вниз одеваться. Поушубки, валенки, шапки с наушниками, берём коньки в руки и — под гору, к пруду… Надеваем коньки, и начинается беготня. Дорожки на пруду расчищены большим кругом, но мы сами поделали лабиринты, переулочки и тупички и по ним вертимся. Приходят папа и мама и тоже надевают коньки. Ноги зябнут, пальцы онемели, но я молчу, потому что боюсь, что пошлют домой греться. Увлекаются все. Давно пора идти домой, но мы выпрашиваем ещё несколько минут, ещё немножечко. С деревни прибежали ребятишки и дивуются на нашу ловкость. Щекочет самолюбие, и начинаешь выкидывать всякие фокусы, пока не упадёшь и не расшибёшь нос».

По плотине Большого пруда проходит так называемый «Прешпект». Он начинается сразу от башенок. «Прешпект» выводит к основным постройкам усадьбы. В стародавние времена «Прешпект» был частью проезжей дороги, так называемого «мягкого тракта» соединявшего центр России с  южными губерниями. В разное время дорога называлась Посольской, Екатерининской, Киевской. По ней проезжали Пётр I, А.С.Грибоедов, А.С.Пушкин, М.Ю.Лермонтов, Н.В.Гоголь. Но уже во времена молодости Толстого основную дорогу  отвели на полтора километра восточнее усадьбы. Писатель очень часто ходил на тракт поговорить с простым народом о его жизни и нуждах. Лев Николаевич называл эти походы «прогулками по Невскому проспекту».

Описание «Прешпекта» мы встретим во многих произведениях писателя — «Метель», «Семейное счастье», «Юность». В «Войне и мире» в усадьбу Лысые Горы по аллее «Прешпект» въезжает князь Андрей, по ней идёт и сам старый князь Болконский. «Утром опять игра света и теней от больших густо одевшихся берёз прешпекта по высокой, уже тёмно-зелёной, траве, и незабудки, и глухая крапива, и всё — главное, маханье берёз прешпекта такое же, как было, когда я, 60 лет тому назад, в первый раз заметил и полюбил красоту эту», — пишет Толстой в письме жене, Софье Андреевне.

 Если идти по «Прешпекту» в сторону усадьбы, по правую руку будет английский пейзажный парк. Парки того времени модно было устраивать в «аглицком» вкусе. В отличие от французских регулярных симметричных аллей, английские парки больше напоминали лес. В парке устроили каскад прудов — нижний, средний и верхний.

Нижний парк напоминает лирические пейзажи, перекинутые через стоки берёзовые мостики хранят память о Марии Николаевне Волконской — единственной дочери Николая Сергеевича, матери Льва Николаевича.

Матери Л.Н.Толстой не помнил. Она умерла, когда младшему сыну, Льву, было всего 2 года, в 1830 году. Конечно, Лёвушка не помнил её внешности, как не сохранилось и ни одного её портрета. Толстой  писал, что «я отчасти рад этому, потому что в представлении моём о ней есть только её духовный облик, и всё, что я знаю о ней, всё прекрасно, и, я думаю, не только оттого, что все, говорившие мне про мою мать, старались говорить о ней только хорошее, но потому, что действительно в ней было очень много хорошего».

Мария Николаевна вышла замуж за отца Льва Николаевича, Николая Ильича Толстого через год после смерти отца, деда писателя, Николая Сергеевича. Она была единственной дочерью и усадьба Ясная Поляна сохранилась во владении Толстых. Брак был счастливым, но коротким. Она умерла при родах пятого ребёнка. Детей в семье было пятеро, Николай, Сергей, Дмитрий, Лев, Мария. Лев Николаевич всю жизнь дорожил теми местами в усадьбе, которые отмечены печатью памяти о матери. Образ её, представления о ней навеял писателю характер и судьбу героини «Войны и мира» княжны Марьи Болконской. В парке по сей день сохраняются 200-летние липы, посаженные Марией Николаевной.

В 90-е годы XIX века Лев Николаевич восстановил беседку в парке, существовавшую во времена его матери и деда.

В среднем пруду усадьбы восстановлена купальня — все члены семьи Толстых принимали водные процедуры в плетёном загончике.

 Выше по «Прешпекту» с правой стороны можно заглянуть в огород Ясной Поляны. Отец Толстого с успехом выращивал экзотические растения в теплицах. Отапливались они специальным образом с толстым слоем навоза, бочками с тёплой водой, печами. Николаю Ильичу не удалось вырастить в Яснополянских теплицах лишь ананас. Теплицы используются по сей день.

 С левой стороны растёт молодой сад. Начало садам заложил ещё дед, Николай Сергеевич, тогда сады занимали 10 га площади. Лев Николаевич значительно расширил  яблоневые сады, довёл площадь до 44 га. Они сохраняются и поныне.

«Разбит молодой сад. Весной, в цвету и осенью, с отяжелевшими от плодов ветками сады представляют необыкновенное зрелище! «Весна во всём разгаре. Яблони цветут необыкновенно. Что-то волшебное, безумное в их цветении. Я никогда ничего подобного не видела. Взглянешь в окно в сад и всякий раз поразишься этим воздушным, белым облакам цветов в воздухе с розовым оттенком местами и с свежим зелёным фоном вдали», — писала в дневнике Софья Андреевна.

Сквозь яблоневые деревья просвечивает дом, в котором без малого 60 лет прожил Лев Николаевич и откуда ушёл в последний путь.

На самом деле этот дом — только правый флигель большой усадьбы. Лев Николаевич унаследовал Ясную Поляну по обычаю — младшему сыну доставалось родовое гнездо. Во время раздела имущества младшему сыну, Льву, отошла наименее доходная его часть. Но это совпадало с его собственными желаниями, Лев Николаевич  хотел получить именно Ясную Поляну.

Основные постройки в Ясной Поляне появились ещё при Николае Сергеевиче Волконском. Весь архитектурный ансамбль в усадьбе выдержан в едином стиле, построен из одного материала и даже въездные башенки гармонируют с ансамблем имения. Правый флигель, где жили Толстые, был значительно перестроен при жизни Льва Николаевича. С увеличением семьи к флигелю  пристраивались крылья — правое и левое. Терраса левого крыла украшена симпатичными панелями. Сам писатель заказал резные доски, чтобы радовать внуков, когда они приезжали навестить знаменитого деда. Дом Толстых мы осмотрим позже, ему посвящена отдельная публикация. Продолжаем прогулку по территории усадьбы.

Следующая постройка усадьбы — левый флигель. Кстати, дом Толстых первоначально выглядел также, как и левый флигель, они были симметричными. Прежде чем подойти к нему, в парке, мы увидим камень с надписью «Здесь стоял дом, в котором родился Л.Н.Толстой».

Главный дом усадьбы, в котором 28 августа 1828 года родился писатель, в котором жил его дед, мать, где родились его братья, не сохранился. В 1854 году он был продан и перевезён по частям в соседнее село. В это время Толстой был одержим идеей издать военный журнал, хотел рассказывать всю правду о войне, о быте солдат, о тяготах военной службы и военных действиях без пафоса и прикрас для простого народа и, в первую очередь, для солдат. На это предприятие требовались деньги. И есть сведения, что у Льва Николаевича к тому времени был значительный карточный долг. Дом долгое время находился в селе Долгом и Лев Николаевич очень хотел выкупить его и вновь перевезти в Ясную Поляну, но это так и осталось проектом.

Толстой очень хорошо помнил интерьеры старого дома и описывал их в трилогии «Детство», «Отрочество» и «Юность». Трёхэтажный дом был самой большой постройкой усадьбы, имел 42 комнаты. Писатель появился на свет на третьем этаже, в угловой, северо-восточной комнате, в спальне своей матери, на диванчике, который по счастью уцелел, мы увидим его в доме писателя. Примерно на этом месте сейчас растёт лиственница. Однажды Лев Николаевич, гуляя по усадьбе с одним из гостей показал на дерево и сказал: «Вот там, около самой макушки этого дерева, я родился».

Дальше дорожка приводит к двухэтажному флигелю. В последние годы его называли домом Кузминских. В летнее время в нём жила семья Татьяны Андреевны Кузминской, урождённой Берс, сестры Софии Андреевны.

 Прежде во флигеле размещалась яснополянская школа для крестьянских детей. Школу организовал сам Лев Николаевич,он же и учил крестьянских детей. Учениками были, в большинстве, мальчики.  Девочек родители — крестьяне на обучение отдавали весьма неохотно. В школе отсутствовало всякого рода принуждение, дети охотно посещали школу и успешно учились. Толстой настаивал на том, что в основе всякого обучения должен лежать интерес. Если ребёнка заинтересовать в предмете, то обучение будет проходить легко и непринуждённо.

В настоящее время в доме находится экспозиция музея, рассказывающая о литературной деятельности писателя.

Ещё одно каменное здание в имении располагается на возвышении, влево от «Прешпекта». Это дом Волконского — самое старое здание усадьбы, пример русского усадебного классицизма. Во время Толстого здесь находились дворовые службы, а позже, уже в начале ХХ века Татьяна Львовна оборудовала мастерскую. Она неплохо рисовала, училась в Училище Живописи, Ваяния и Зодчества и её преподавателем был сам И.Е.Репин. Дочь писателя была одной из любимых учениц прославленного мастера.

Старый дом не очень интересен — его занимает администрация музея — а интерьеры  не сохранились.

Мы возвращаемся к дому Кузминских и по указателям следуем к месту последнего упокоения гения русской литературы. Он похоронен на значительном удалении от главных построек, на краю оврага, в лесу, именуемым «Старый Заказ». Лев Николаевич ещё при жизни указал на это место. В этом лесу они часто играли со старшими братьями и верили, что именно здесь зарыта «зелёная палочка». Легенда о ней гласила, что тот, кому удастся найти «зелёную палочку» узнает секрет, как сделать всех людей счастливыми.

Глядя на зеленый холмик, невольно вспоминаешь слова Толстого: «как помру, пусть кто захочет снесет или свезёт меня в «Старый заказ», где «зелёная палка» зарыта».

Ещё одно жизненное кредо писателя выбито на камне.

Крупнейший исследователь творчества Л.Н.Толстого Виктор Шкловский писал о Ясной Поляне: «Спокойное небо, спокойные деревья, большая жизнь Льва Толстого. Ясная Поляна — родина нашего сердца, нашего разума.»

Окончание в следующей части «Дом-музей Л.Н.Толстого в Ясной Поляне».




Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *