Париж. Путеводитель на двоих. Собор Парижской Богоматери и обыденная жизнь парижан

В предыдущей части я рассказала о церкви Мадлен. Мы прошли по Королевской улице к площади Конкорд, через сад Тюильри вышли к улице Риволи, а оттуда — к на остров Сите. Ссылка на рассказ. Продолжаю.

  • Собор Нотр Дам
  • Третий парижский вечер
  • Парижские урны
  • Дорога до Лувра. Наблюдения в метро

Собор Нотр-Дам (Парижской Богоматри)

Если бы меня неожиданно во сне перенесли бы на площадь Нотр-Дам, поставили перед собором и не сказали, что это Париж, я не упала бы в обморок от вида этого храма.

Собор Парижской Богоматери без всякого сомнения потрясающая, грандиозная, величественная постройка. Но на мои впечатления от собора накладывается опыт уже увиденного – прославленный Клодом Моне собор в Руане, Нотр Дам в Реймсе, Нотр Дам в Амьене, собор Марии Магдалины в Везле. Я вспоминаю необыкновенные бельгийские соборы в Генте, базилику аббатства Мария Лаах в Германии, собор в Хильдесхайме (Германия) и множество других церквей. Собор в Париже становится в один ряд с ними, но в архитектурном плане ничем их не превосходит.


Он поражает своим статусом. Ведь перед нами Собор! Парижской! Богоматери!

С изрядной долей благоговения мы заходим внутрь. Рассматриваем устройство интерьеров, убранство церкви.

Узнаём сюжеты барельефов на боковых стенах алтаря,

читаем подписи под незнакомыми композициями.

Мы обходим по кругу хоры, любуемся витражами, убранством капелл.

И вдруг… нас вежливо просят остановиться и освободить проход. Из двери боковой каморки появляются кюре и молодая девушка в сочно-синей мантии. Трижды раздаётся звук колокола, процессия направляется к алтарю, мы следуем за ней. Кюре и певчая поднимаются на амвон.

Негромко начинает играет орган, и молодой, сильный, звучный голос девушки растекается по всему собору. Он охватывает нефы — центральный, боковые, поднимается высоко к своду храма, чистыми, переливчатыми оттенками перекатывается от стены к стене, заполняет всё свободное пространство собора. Ещё минуту назад в храме слышались обычные звуки – негромкие разговоры, вздохи, щелчки камер, стук подошв о каменный пол. В одночасье всё стихло и остался один только голос – яркий, светлый, мягкий, глубокий, необыкновенно красивый… Мы как зачарованные простояли всё время молитвы. Суетность и обыденность самого знаменитого и посещаемого храма Парижа улетучились, как будто их и не было… На собор снизошла торжественная, неземная благодать…
Мы пришли в себя только тогда, когда певчая закончила исполнение молитвы и началась обычная служба. Прошло уже больше двух месяцев, как мы вернулись домой, а у меня при воспоминании о соборе в голове стоит этот волшебный голос и по коже пробегает дрожь.
Если вы попросите меня рассказать о соборе Парижской Богоматери, я забуду про потрясающей красоты витраж розы трансепта,

о капителях колонн (мы восхищались подобными в соборе Марии Магдалины в Везле),

о высоте ярусов

и барельефах со сценами Нового завета.

Я стану рассказывать вам об этом голосе под древними сводами храма. И очень расстроюсь оттого, что так и не подберу нужных слов…
Священник воскурил ладан. Мы поспешили выйти из храма, чтобы происходящее в соборе не стёрло впечатления от услышанного.

Третий парижский вечер

Париж уже окутался мягким вечерним светом. На улицах зажглась подсветка.

Мы поспешили обойти собор и из в сквера Иоанна XXIII

сделали несколько вечерних снимков Нотр Дам.

На мосту Сен-Луи уличная певичка

собрала вокруг себя незатейливую и немногочисленную публику. Она исполняла свои песни и сама подыгрывала себе на гитаре.

Кажется, её зовут Alice Hills, как написано на табличке. Пела она прилично, я бы даже сказала хорошо. Но на контрасте с услышанным в Нотр Дам резко чувствуешь разницу исполнителей – там – горнее, здесь – дольнее.

Ни одна ветка парижского метро не доходит до окрестностей собора. Ближайшая станция – Пон Мари (Pont-Marie). Чтобы дойти до неё нам надо перебраться на берег. Мы переходим ещё один мост, названный именем Луи Филиппа (Pont Louis-Philippe). С моста в закатном солнце мы никак не можем удержаться от панорам набережных Парижа

и парижан.

На светофоре сворачиваем направо, на Voie Georges Pompidou и через две минуты уже спускаемся вниз к платформе.

На нашей площади Италии забегаем в супермаркет,

докупаем разных французских деликатесов. В номере мы уписываем купленное, запивая его красным вином.
На завтра поставлен будильник, ведь утром мы собираемся идти в Лувр. Начинается парижская ночь, которую мы бессовестно проспали. 🙂

День четвёртый, 27 октября, четверг.
Третий день в Париже.
День Старых мастеров и покупки глупостей

Утренние наблюдения

Парижские урны

После незатейливого домашнего завтрака Начальник выходит из дома для перекура и чтобы выбросить в ближайшую урну продукты нашей жизнедеятельности. Оставлять в номере очистки от креветок, консервные банки из под терринов и винную бутылку нам казалось неудобным. Рядом с отелем есть урна. Почему бы ею не воспользоваться?

Я бы не стала записывать в отчёт сей факт, если бы через десять минут мы не проходили мимо этой самой урны и не увидели свой аккуратно сложенный и опущенный внутрь мусорки пакет вытащенным наружу с явными следами того, что в нём рылись. Да, всё же в Москве бомжи копаются в больших мусорных контейнерах, городские урны — удел ворон и галок. Остаётся гадать – то ли московские бомжи богаче и стыдливее, брезгуют залезать в уличные мусорки, то ли парижские клошары гораздо удачливее и понимают, что из обычной урны можно выудить интересные вещи. 🙂

Дорога до Лувра. Наблюдения в метро

Добраться в Париже до Лувра сможет любой умеющий читать дошкольник, а уж тем более, взрослый дядя, свободно владеющий французским языком.

Он как заправский родитель тянет за руку послушную жену, которая направо и налево щёлкает камерой – то «зацепит» бомжика в сквере,

то «щёлкнет» решётку со свадебными замками,

а то осмелится запечатлеть и самого Начальника.

Свободной рукой Бортжурналистка вписывает наблюдения в свой парижский дневник: «В метро Парижа мы заметили интересную особенность. Скамейки в вагонах парижского метро расположены в два ряда, одно за одним, также как в наших автобусах или электричках.

Московские вагоны метро в этом отношении отличаются бОльшим удобством, потому что лавки устроены вдоль стен. Это добавляет пространство для стоящих пассажиров. В метро Парижа по другому – проходы между сиденьями узкие и весь народ скапливается у дверей. Слева и справа от дверей устроены откидные кресла. Нас удивило то, что сидящие на этих откидушках пассажиры немедленно вскакивают, как только в вагоне скапливается много народу. Таким образом, сидячие места исчезают и добавляется место для стоящих».
Меня изумила готовность сидящих пассажиров пожертвовать своим местом ради свободного пространства других людей.

Побирушки также промышляют в метро. Мне удалось присесть в тесном утреннем вагоне и я с готовностью вскочила со своего места, когда заметила старенького, тщедушного дедулю с палочкой. Мой жест оказался напрасным — дедуля держал в руках пластиковый стакан для милостыни. Вид старика был столь обескураживающим, что Начальник высыпал в кружку завалявшиеся в кармане евроценты.
Прошу прощения у читателей за нарушения последовательности рассказа. Иногда автору приходится следовать своей логике повествования, нарушая ход событий. 🙁
Впрочем, если мысль увела меня с площади Карусель (Place du Carrousel), то так тому и быть.


В следующем рассказе — о коллекции Старых Мастеров и улице Сен-Оноре.

TEXT.RU - 100.00%

Комментарии 26

  • Спасибо, Татьяна! С удовольствием «гуляю с вами» по Парижу!

    • Спасибо за компанию! Я хоть иногда и бравирую тем, что пишу для себя, но так хочется разделить свои впечатления с единомышленниками.

  • 🙂 И я — точно такая же!..

  • (Со стоном) Таня, ты прекрасно написала о Соборе Нотр-Дам, прекрасно! И какая удача, что вы попали на службу, это и впрямь запомнится навсегда. Когда нас привезли в Реймс, местный собор был в лесах, что не помешало увидеть, возможно, бОльшую красоту, чем в Париже. Но ты удивительно точно сказала про статус парижского. Каждое слово с восклицанием! И это именно те чувства, что и я испытываю! И слова здесь подбирать действительно трудно, настолько душа переполнена восторгами и эмоциями.

    Я в своих рассказах остановилась на Нотр-Даме, на экскурсии по острову Сите — так и не показала свои фотографии. Наш гид эффектно преподнес группе знаменитый собор. Мы повернули за угол и он волшебно открылся перед нами! До сих пор всё помню… Праздник был!

    • Лена, спасибо за стон 🙂 и за все твои добрые слова. Мы недавно с другом обсуждали тему парижских храмов и он настаивал на том, что Нотр Дам холодный и обыденный и с большим теплом отзывался о Сакре Кёр на Монмартре. У нас сложились противоположное мнение. Сакре Кёр не произвёл такого впечатления. Я думаю, что если бы даже в Нотр Даме не началась служба, я всё равно писала бы о соборе с должным уважением и даже благоговением.
      Мне кажется, что главное в Реймском соборе — именно внутреннее убранство, потрясающие витражи. Не поленюсь вставить снимок Нотр Дам в Реймсе.

      Чем не типовой средневековый проект? 🙂 А вот витражи там удивительные. А своей историей, пожалуй, он даст фору Парижскому собору. Но несмотря на солидный возраст и статус коронационного храма, собор в Реймсе не вызывает столь глубоких чувств.
      Лена, ещё раз поблагодарю тебя за твои отзывы. Оказывается, что ты самый внимательный, самый вдумчивый читатель моих парижских очерков. Ты сопереживаешь Париж, чувствуешь его глубоко и сильно. Спасибо тебе!

      • Я будто впервые с вами вместе смотрю, вновь вбираю в себя Париж! Многое я не увидела и довольно спокойно к этому отношусь, а вот то, что увидела, чем могла восхититься, проникнуться, так приятно увидеть снова.
        В Реймсе мы внутрь заходили, витражи я фотографировала. Нам немного рассказали о коронациях и повели потом угощаться вином от турфирмы, ну и себе все туристы вина понабрали. Я в Реймсе купила маленькую бутылку Вдовы Клико и на новый год с мужем мы ее открыли.
        Соборы у них необыкновенно красивые, настолько всё резное и ажурное — просто диву даешься!

        • Лена, да, соборы на Западе удивительные! Они берут своим пространством, мощью, высотой…
          Мы в Реймсе провели вечер и утро и совершенно «заболели» этим городом, не ожидали, что он настолько интересен! Я думаю, что мы непременно вернёмся туда.
          На дегустацию в Реймсе мы тоже ходили, купили, кажется, три бутылки и тоже пили настоящее реймское шампанское на Новый год. Только не «Вдову Клико», на неё не разорились. 🙁
          Лена, мне немножко жаль, что скоро уже закончатся мои парижские истории. Кажется, я и у тебя уже всё перечитала…
          Знаешь, но это здорово, найти такую необыкновенную точку соприкосновения — Париж! Пусть он и у тебя, и у нас ещё раз случится!

  • Таня! Как всегда здорово, подняло волну воспоминаний! Но у каждого, как ты мне дала понять, свои воспоминания и свой Париж! Когда я туда пробилась «чрез тернии к звёздам», я уже описывала как, отучилась месяц в Сорбонне ( ничего мне это обучение в плане обучения не дало) и вернулась домой, то пошла в гости к своим друзьям. Там в туалете (ну знаешь, какие туалеты были в советских квартирках, когда сидя на унитазе упираешься носом в дверь), я уперлась носом в специально вырезанную для меня статью из газеты » Правда» «Доярка вернулась домой и сказала подругам: » Париж как Париж, ничего особенного…» Во кого тогда туда посылали, а я год комиссии проходила…

  • Да нет, Тань, насчёт урны я вижу другое объяснение. Просто сейчас там жутко и небезосновательно боятся терактов. Я сама была свидетелем, как в Париже трое негров подошли к урне и «сообразили на троих» по- негритянски, то есть каждый вытащил по баночке крепкого пива, выпил его и выбросил баночку в урну. Как только они удалились (а полиция дала им удалиться, толерантность же!), как налетели флики (копы по-местному) и выгребли все содержимое урны на тротуар, всё тщательно проверили на предмет взрывчатки и удалились, а убираться за собой уже не ихнее дело — для этого специальные уборщики есть…Ну а теперь представьте — в вашем случае, выходят из порядочной гостиницы два приличных белых человека и почему-то тут же бросают в урну пакет… Так что это скорее всего не бомжей работа…

  • Ага, значит зафоткали на набережной Орлеан место убийства Алена Делона во время время встречи с Белохвостиковой…

    • Саша! Мы и забыли про «Тегеран-43». Набережная в кадр случайно попала. Спасибо тебе огромное за уточнение! Твой коммент с цитатой на Петин отчёт так и не обнаружила, вчера ещё раз всю корзину шерстила, нет, пропал… Прости, хнык-хнык-хнык….

  • Читаю и восхищаюсь и поездкой, и Вашим литературным языком. Спасибо, Татьяна и Пётр!

    • Валентина, спасибо за Ваш отзыв и добрые слова. Думаю, что Париж целиком и полностью «виноват» в стиле изложения. Будем считать его истинным автором эссе. 😉

  • Когда я собиралась в Париж, мой друг Саша Мамонов сказал, что я должна зайти в туалет на Эйфелевой башне и найти там надпись на стене «здесь был Саша из Москвы.

  • У меня туристы из Уфы сходили в туалет в районе Эйфелевой башни, а с них сидевшая там » дама-пипи» затребовала денег, они не знали, что туалет в Париже платный, поэтому простодушно вытащили пачку банкнот… Китаянка, которая в этом туалете работала, выхватила 50$ и сказала, что этого хватит… Я в гневе хотела бежать и разбомбить тот туалет, но туристы только беспечно махнули рукой: » Ой, да ладно, будет о чём вспомнить, пописали в Париже за 50$!»

  • Ну раз пошло про туалеты… Моя дочка в возрасте семи лет сказала: всем хорош Париж, только раковины для мытья рук в туалетах странные. Провели следствие — оказалось, что она побывала в мужском.

  • Марин, прелесть! А когда я поехала с подругой в Прагу, то она в кафе пошла в туалет под вывеской «Panie» и потом долго возмущалась, чего это чехи такие дикие, и у них мужские и женские туалеты вместе. Просто она не заметила рядом дверь с вывеской «Madames»!

  • Ну француженки, когда видят наши М и Ж выбирают, конечно, М, потому что думают, что это для мадамов, а буквы Ж для них не существует. А я попала в дичайшую ситуацию, когда захотела посетить туалет в Боголюбове под Владимиром, тогда там был смешанный монастырь, ну то есть монахи с монашками обитали на одной территории. Так там вообще вместо привычных М и Ж на дверях сортира стояло С и Б! Догадайтесь, какую дверь надо было выбрать? Часто задаю этот вопрос моим туристам, когда вижу, что они сыты нашими монастырями по горло…

  • Вот как я заблудилась, только к концу прогулки добралась до вашего путешествия. Ну, да, ладно, почитаю задом наперед. У меня так часто получается. А вот как, Таня, ты посмела в обморок перед Храмом не упасть не могу понять. Ай-ай. А если серьезно, здорово. Очень понравилась прогулка ваша. А голос под сводами Собора, как будто услышала, почему-то так знакома показалась ситуация. А вот вспомнить почему, не могу.

    • Оля, сама удивляюсь, почему же устояла на двух точках опоры при виде собора?! 🙂
      Описание одинокого голоса в огромном помещении под сводами может вызвать самые разные воспоминания. Может быть, даже не происходящие в реальности. Это могут быть воспоминание пережитого от прочитанного, или сцены фильма…. А может быть и отголосок каких-то детских переживаний. Но всё же я очень, очень рада, что вызвала у тебя живые чувства!

  • Таня, а ведь вспомнила откуда у меня возникло то чувство знакомое: были мы в монастыре и пел там мужской хор, так чувство было такое, как будто все вибрирует вокруг и внутри, как будто тебя окружает голос, ты в нем существуешь в эти минуты.

    • Оля, совершенно верно! Я не знаю, смогу ли я ещё раз испытать такое же чувство, но очень хотелось бы!

Слово молвить

Яндекс.Метрика