Норвегия. Тронхейм и Полярный круг

Продолжаем публикацию отчёта петербургского путешественника Eeyore. Предыдущая часть здесь.
Тронхейм был занесен в планшет с восклицательным знаком — конечно, благодаря Нидаросскому собору, строившемуся в тогдашней столице Норвегии с 1070 по 1300 годы. Местный скансен был отвергнут сразу — деревяни насмотрелись, и музеефицированной в том числе, а от остального города не ожидали изысков. И впрямь, нормальный барачный город, только большой. Редкие отличные от бараков здания выглядели даже несколько неуместно.


И уж особенно вызывающе смотрелся сам собор.

Величественный и мрачный, как любая готика, при ближайшем рассмотрении он оказался дивной шкатулкой с множеством сюрпризов. Внутри, к сожалению, съемка запрещена — а там целый город с трехэтажными домами, чуть ли не улицами… Грандиозно.
Примыкающий к собору епископский замок — тоже серьезное сооружение.


Обойдем-ка собор по периметру. Вот тут-то сюрпризы и начинаются. Если на фасаде святые и монархи убедительно демонстрируют величие католической религии и неизбежность её победы в мировом масштабе,

то на боковых стенах творится что-то совсем иное…


Просто вкусно сделанные фрагменты:


Очень понравилось это лицо, даже снилось потом…


При обходе против часовой стрелки карнавальность изображений нарастает. Детям до 14 лет не смотреть!

Ну, некоторые изображения и фигуры ещё как-то можно притянуть к христианству — как брейгелевские «Семь смертных грехов». Но многие являют собой, на мой взгляд, игры ума, окормленного мухоморами, а некоторые — просто бытовые сценки. Вероятно, над разгадкой смысла всех этих сюжетов ученые толкователи бьются насмерть, как над сюжетами, представленными на фасадах владимиро-суздальских церквей — ровесниц Нидаросского собора, а вы судите сами.

Апофигей — мужик с гармошкой и казнь кота.

Такая вот суровая готика.

Конечно, этот собор требует отдельного альбома, наверное, таковые есть в природе.
На северном выезде из города — неожиданный подарок: церковь Ладемоэн в стиле северного модерна, мой любимый фасон.

 

                                                                                                                                                        Совсем за городом с шоссе сфотографировал форт на острове (напомнил Кронштадт) — потом выяснил, что это Мункхольмен, место старейшего норвежского монастыря, позже — действительно форт и тюрьма.

Сейчас усомнился, глядя на карту: вроде, Мункхольмен должен быть в другом месте, хотя очень похож. Может быть, фортов вокруг Тронхейма (как и вокруг Кронштадта) несколько. А вид на окрестности, как обычно, дивный.

Почему-то в голове засело, что знаменитый на весь мир петроглиф «Олень» находится в Альте. Но тренированный нюх вернее, чем псевдознание. Остановились попить чайку у одного из десятков информационных щитов — а на щите описание пути к Оленю, оказалось, он близ поселка Боло на дороге 763 (удобно съехать на неё с Е6, а потом так и ехать вперед — снова на Е6 и попадете). Вот он, красавец — действительно, один из самых впечатляющих петроглифов:

Рядом — лыжник, сохранился похуже.

Очень симпатичное место рядом с железнодорожным мостом,

полно земляники, малины и черники.
Выезжаем снова на трассу. Начинаются типичные карельские пейзажи,

а вскоре, ближе к сумеркам, слева по борту обнаружилось славное озеро, на берегу которого мы и встали с палаткой — второй и последний раз за покатушку. Наутро нам показали вот такую картинку:

Ещё один благостный вид на некую прибрежную деревушку —

и Карелия заканчивается, вновь начинается Норвегия…

Севернее Му-и-Раны пересекаем Полярный круг. До того я в своей жизни делал это четырежды, всегда на поезде и практически незаметно. Было весьма любопытно, как это обставлено на местности. Оказалось — неплохо, место выбрано очень удачно, голые горы, камни, продукция современных сейдостроителей…

Памятный знак

и несколько обелисков — памятники военнопленным, погибшим при строительстве дороги. Сербские, польские, советские…

Полярный круг пройден, климатические формальности соблюдены, снова цветущие долины.

Перед Нарвиком — единственный на Е6 паром, последний паром в покатушке. При подъезде к нему на горизонте появились Лофотены — увы, не поместились в программу.

Зато с парома виды хороши — почти средиземноморские пейзажи фьордов южной Норвегии за Полярным Кругом выпадали бы из образа.


Начинается лесотундра с грибами.

Вот такие монстры растут прямо на обочинах из гравия.
Их мы, ясен пень, не ели, а вот такие
трескали за милую душу — и жарили, и суп варили. В окрестностях Петербурга к этому времени грибов ещё практически не было, так хоть оттопырились…
Кстати, поинтересовались у аборигенов, собирают ли они грибы (предмет регулярных дискуссий на форумах). Ответ был такой: собирают деревенские и пожилые люди (даже специально ездят в лес), молодежь не собирает и грибов не знает, их с детства в школе учат, что грибы бывают ядовитые, можно умереть в страшных судорогах, лучше купить в магазине. Судя по обилию грибов в лесу (практически одни подосиновики), это похоже на правду.
Начали попадаться рынки саамских сувениров — Лапландия, одним словом.
И вода всё того же потрясающего цвета.

Где вода — там и кемпинги, здесь и ночуем.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Слово молвить