Чехия. Аустерлиц. Битва трёх императоров

Что приходит в голову интеллигентному человеку, когда он едет на Аустерлицкое поле? Многие сразу вспомнят небо. «Не ясное, но неизмеримо высокое, с низко ползущими по нем серыми облаками…. « Мысль, что я наконец увижу это небо острой булавочкой колола сознание, не давало покоя чувствам. А вдруг будет ясно? Или наоборот, облака нависнут слишком низко…  Даже расстроилась, когда неожиданно солнце, появившись ниоткуда на позднедекабрьском небе,  брызнуло неподходящей пригоршней ослепительных брызг. «Только не сейчас, пожалуйста, потом, завтра,»- заклиналось как мантра, как молитва ко всем Силам Небесным с отчаянием путешественника, который точно знает, что вряд ли занесёт его в это место снова.  И, смилостившись,  Светило неторопливо,  с достоинством натягивает на себя мохнатую тучу, делая вид, что и не просыпалось вовсе и лишь там, где небо касается земли свидетельствует своё присутствие тонкой и неуверенной полоской.

Каким Андрей увидел его — это «бесконечное», и «торжественное» небо? Таким?

Или, может быть, таким?

А быть может вот таким?

 И где были тот француз или артиллерист, которые «тащили друг у друга банник»… ? К югу, востоку, северу или западу от наивысшей точки Пратецких высот, откуда в тот день наблюдали за битвой три императора Великих Держав —

 Австрии

России

Франции?

И что тот рыжий артиллирист? «Убит или нет»..? «Взяты или спасены пушки»…? И зачем? Зачем уже помнить об этом, как он бежал, «как мы бежали, кричали и дрались..»?

Когда

«совсем не так ползут облака по этому высокому бесконечному небу»… Как же я не видал прежде этого высокого неба? И как я счастлив, что узнал его наконец. Да! все пустое, все обман, кроме этого бесконечного неба.

Ничего, ничего нет, кроме его. Но и того даже нет, ничего нет, кроме тишины, успокоения. И слава Богу!..»

Это была Великая битва. Болконский уже не участвовал в  окончании баталии. Это была безоговорочная победа Наполеона. Здесь, на этом поле, уже распаханным и поросшим лесом, омытым тысячами дождей Император Франции наконец доказал поверженной Европе, что от достоин своего титула. Это было и наше поражение. Исход битвы определил и отношение Александра I к Кутузову и объяснил нежелание русского императора назначить Фельдмаршала главнокомандующим Русской Армией, когда Француз, положив под себя всю Европу, решил помериться силами с «русским медведем».

Я вглядывалась в дорогу, ожидая увидеть необыкновенный простор и размах, что-то подобное Бородинскому полю. Вокруг же были причёсанные, распаханные поля, перелесок, посёлок….

— Мы не заблудились? Мавру (домашнее имя навигаторши I GO) бы спросить…

— Ага, ты б у неё ещё про Пратецкие высоты спросила. Тупая она у нас, дома трепанацию сделаем, POI ей вправим, тогда и спрашивать будешь. По указателям же ехали. Ты коричневую стрелочку видела? Свернули ведь правильно. Скоро приедем!

— Ну да. Только поле всё распахано. Неужели распахали?

— Не знаю. Не должны. А может и распахали. Это было поле поражения, не славы. Да вот уже, здесь, смотри, вот и монумент.

 

Действительно. Обелиск обозначает самую высокую точку местности, откуда и сейчас далеко видно всё окрест. Поставлен монумент здесь уже больше стал лет назад. Значит здесь. 20 ноября (2 декабря) 1805 года.

— Странно, почему в историю это сражение вошло под названием «Битва трёх императоров»? Ведь по сути — двое сражались против одного!

— Точно! Но силы двух императоров в совокупности были примерно равны силам одного — французского. Об этом писал Лееб в работе «Подробный конспект. Война 1805 года. Аустерлицкая операция». Наполеон располагал, по разным данным от 63 до 75 тысяч, когда союзники имели около 85 тысяч войск, 60 из которых — наша, русская армия. Но Наполеон был уверен в своей победе.  Бонапарт тщательно скрывал количество войск, на поле он выставил не всё войско, считая, что и этого будет вполне  достаточно для победы. Он опасался, что  перевес в силах отпугнёт противника и битва не состоится. Тактиком французский император был прекрасным, на поле битвы поначалу ему не было равных. Поэтому он всегда стремился навязать генеральное сражение противнику в выгодных для себя условиях. 

— Помню. Французу удалось обмануть командующего австрийской армией,  генерала Вейротера,  который считал, что численность войска противника не превышает 40 тысяч и предлагал обойти неприятеля левым крылом.  Михаил Илларионович, который был главнокомандующим союзнической армией был осведомлён о реальном раскладе сил. Но своего плана сражения не предложил. Но и в отставку не подал.

— Странно это. Мне кажется, что Кутузов всё же что-то замышлял.

— Тут замышляй — не замышляй.  Фактически же командование принадлежало не фельдмаршалу, а Александру I, который склонялся к планам австрияков.

— Как всегда. Если что удалось — Виват императору! Если проиграли — виноват командующий. Так и здесь получилось. Что же конкретно произошло? Только по-девчоночьи. Не с запада или севера, а по-нашему — «влево по карте»…

— То есть на пальцах! Ну, слушай. Наполеон был хорошо осведомлён (разведка работала и тогда), что воюет не с Кутузовым, а с Александром I и Вейротером, что облегчало его задачу. Он понял, что его хотят обойти справа (по карте 🙂 ), знал, противник будет стараться отрезать его от дороги на Вену, от Дуная и постарается загнать на север, в горы, или же окружить. Ему было ясно, что для такого маневра неприятель будет стараться своим левым флангом наступать к правому крылу армии французов. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что союзническая армия будет вынуждена сильно рассредоточиться на своём левом фланге и фронт сильно растянется. Он и стал подыгрывать австриякам, помня, что Александр — у них на поводу. Наполеон сделал вид, что его войска сконцентрированы в центре, имитировал, что его будет легко обойти с правого фланга, что и собирался сделать Вейротер. Одновременно он изготовил свои войска для стремительного удара по центру.

— Вот гад! В центре же наши были! И всего чуть-чуть! Три с половиной тысячи наших гвардейцев обращали в бегство (!!!!!)  контратаки французов, которых было не много не мало — а 50(!!!) тысяч человек! Командование центром было подчинено непосредственно Кутузову, генерал-лейтенантами 4-ой русско-австрийской колонны были М.А. Милорадович и И.К.Коловрат.  Что наши могли против такой силищи сделать? Кто не полёг там, тот отступил…. И ведь это было вот здесь, на Праценских высотах, тут наш центр, наша Гвардия была сосредоточена.

Что же там на левом фланге союзников?

— Ничего хорошего! Фронт -то вытянулся, как кишка, рассредоточился, когда союзники,  как мыши за  сыром, полезли в эту мышеловку, попёрли к правому флангу Наполеона. Он к тому времени Праценские высоты уже занял и направил силы туда, где были сосредоточены основные войска неприятеля, окружил их и с фронта и с тыла и стал теснить. Там наших тоже было немало. Три первые русские колонны под командованием генерал-лейтенантов Д.С.Дохтурова, И.Я.Прижбышевского и А.Ф.Ланжерона, под общим началом генерала Буксгевдена.

-Ну, конечно! Командующий левым флангом союзников Буксгевден, видя такой расклад, стал отступать к пруду и хотел отойти по замерзшему льду!

— Наполеон же  приказал бить ядрами по льду, чтобы сломать его и потопить отступающих.

— И хвастался потом по всей Европе, что потопил 20 000 войск союзников. На самом же деле от 800  до 1000 человек артиллерии утонуло или погибло от огня. Историки позднее доказали. Да и неглубокие эти Сачарнские пруды были. Максимум — по грудь, по — пояс, а то и по-колено. Многие на тот берег благополучно переправились, а преследовать их французы не решились — кто-ж добровольно в ледяную воду полезет? Холодной водички они позже хлебнули, у Березины. А что на нашем правом фланге было? Там ведь Багратион командовал!

— Плохо было. Только без паники. Пётр Багратион чётко и хладнокровно руководил своим участком, наши дрались не на жизнь, а насмерть. Только куда там!  Наполеон вынужден был туда Мюрата отправить с кавалерией. Отступили наши.

— А  доблестные Императоры Александр I и Франц I?

— Бежали задолго до окончания сражения.  Александр потерял самообладание, дрожал и плакал. Кутузов едва не попал в плен. Франц вскоре заявил, что не видит смысла в продолжении борьбы и Австрия вышла из Третьей антифранцузской коалиции стран Европы. Россия же вошла в состав Четвёртой коалиции, уже без Австрии.

— Полный разгром?

— Не совсем. Наполеон не смог добиться итогов Йены или Ваграма. ПОЛНОГО разгрома войск противника он НЕ  достиг. Скорее, наоборот. Русская армия, численностью около 50 тысяч человек! (несомненно, с тяжёлыми потерями, но не глобальными) сумела организованно отступить и, кроме того, забрать с собой более половины артиллерии. Эта армия составила основную часть войск в битве при Прейсиш-Эйлау. А армия Наполеона оказалось в позиции весьма невыгодной для закрепления успеха — преследования и разгрома войск неприятеля.   Несомненно, союзническая армия потерпела поражение, а Наполеон — блестящую победу, осуществив лишь один правильный и простой манёвр  в безошибочно правильно выбранное время. За это он может благодарить бездарность командования союзнической армии.

— Вот, вот, союзнички! Говаривал же потомок Александра I Павловича, внук брата императора, царя Николая I, Александр III, что у России могут быть только два союзника — её Армия и её Флот! Да и в России наша публика взвыла, как водится. Чепчики в воздух не бросали. Привыкли уже к победам,  поражений у русской армии давно не было.  И что наш Наполеонушка?

— Что ему сделается! Его время еще продолжается и несёт его на руках Славы в  город Славков — у — Брна, сейчас это территория Чехии, совсем недалеко отсюда!

— Поедем в Славков?

— Всенепременно! Только я тебе кое-что показать хочу. Берёзка посажена, видишь?

— Видела. Тут много всяких молодых деревьев посажено, из многих частей Европы привезли. Я нашу искала, да не нашла, расстроилась.

— Не надо. Ты до нашей берёзоньки не дошла. Вот она, родимая. С поля Бородинской битвы принесена сюда. Растёт.

Была на Бородинском поле?

— Да, но без тебя. Можно снимок твой покажу, зимний правда, но, думаю, не страшно.

— И хорошо. И к месту. Поедем теперь, посмотрим, где после битвы Буонапарте расквартировался.

-Подожди. Тут неувязочка с цифирью получается. С потерями. Мы говорили, что у союзнической армии войск было 85 тысяч, из них 60 — наших. Потери союзнических войск составили 27 тысяч, из них 21 тысяча — потери русской армии. Значит из 60 отнять 21, так 39 тысяч получается. А источники говорят, что отступало наших 50 тысяч. Где логика?

— Правда, ты у меня дотошная. Не знаю, что тебе сказать. Может быть 10 недостающих тысяч было в резерве? Знаю,  что потери армии Наполеона, по разным данным,  составили от 9 до 12 тысяч человек. Но, как ни считай, наших полегло более, чем вдвое. Хорошо, что при сооружении памятника об этом помнили.

— Ох, ну да. Про обелиск забыли. Его в 1911 году возвели, по инициативе священника П.Алоиса Словака — Курган мира насыпали,  пражский архитектор Фанта монумент спроектировал. Позже и музей открыли. Жаль, что он закрыт.

— Это часовня под монументом. Тоже закрыта. Вот что через стеклянную дверь  увидели.

—  И теперь уже точно в Славков — Аустерлиц.

Название этого небольшого городка облетело всю Европу в 1805 году и  стало символом укрепления господства Франции в Старом Свете.  Замок, который построил Доменик Мартинелли  для дворянского рода Коуниц приютил всех августейших участников сражения. Сначала в нём останавливались Александр I и Франц I, а потом, после победы — Наполеон.

Здесь же было подписано перемирие между Францией и Австрией.

А с балкона этого дворца Наполеон обратился к своим солдатам с речью. Заключительные слова этой речи стали знаменитыми. «Я воевал у Аустерлица,»- скажете вы и каждый назовёт вас героем» — сказал император Франции своим войскам. Вскоре в Братиславе был заключён мирный договор с жёсткими условиями.

— Смотри, вон и храм.

И Ратуша. Видно, что старая. Или стилизована.


Городок милый, по территории дворца и по центральной улице приятно пройтись.

— Ну, вот и славненько. Теперь можно ехать, к встрече Нового года готовиться!

 К 200-летию Отечественной войны 1812 года.
БОРОДИНСКАЯ ПАНОРАМА. ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ.
ВОКРУГ БОРОДИНСКОЙ ПАНОРАМЫ.
«И КЛЯТВУ ВЕРНОСТИ СДЕРЖАЛИ МЫ В БОРОДИНСКИЙ БОЙ»
БОРОДИНСКАЯ ПАНОРАМА. ИМПЕРАТОРЫ. ФЕЛЬДМАРШАЛ. ГЕНЕРАЛЫ
БОРОДИНСКАЯ ПАНОРАМА. ИТОГИ

Далее:

По Вене без путеводителя
Этрета
Живерни
Пешеходные экскурсии по Москве

Комментарии 6

  • Красивый город, спасибо за интересную статью!

  • Спасибо за статью, прониклась духом сражения

  • Молодцы, продолжайте

  • Охо, ну и поговорили: с пользой и весело. Спасибо за экскурс исторически-местечковый. Мне такое описание военных действий по душе пришлось.

  • Новый дизайн получился отличный. Главное, удобный. Я раньше с трудом могла отыскать нужное, а теперь все перед глазами. Вот и эту статью нашла. А у меня как раз на следующей неделе лекция о «Войне и мире», и как раз про Аустерлиц речь пойдет, и про небо, ясное дело. Я у вас тут поживлюсь фотографиями для слайдов, а заодно будет весьма полезно показать, с каким уважением ко всем участникам сражения австрияки относятся. Все достойны памяти, и не важно, кто проиграл. А мне вообще повезло. Я отсюда еще и исторические сведения утащу, а то все литература, да аморальные войны, да фактор в истории. Никогда толстовскую философию истории настоящими историческими сведениями не поясняла. Так что спасибо за просвещение преподавателей.

    • Маша, я уже совсем приуныла, что мои околоисторические измышления про Аустерлиц почти никто не читает. Но если статья тебе пригодилась, значит, я сочиняла её не зря! Непременно бери снимки, коли нужны. Все сведения о битве я скрупулёзно собирала по разным источником, самой хотелось разобраться что к чему там происходило.
      Маша, спасибо за добрые слова о новом дизайне. Я как после капитального ремонта — вроде и обновилась, с другой стороны — очень непривычно. Надеюсь, что всё изменения — к лучшему!

Слово молвить