Ода Брюгге

В унисон минорному настрою первого рассказа о Брюгге «Увидеть Брюгге и… уцелеть» подстраивается южная окраина старого города. Монастырь бегинок — неотъемлемая и закономерная часть города. Бегинками называли себя женщины, жившие по монастырскому уставу, но не принимавшие монашеский обет и не дававшие обета безбрачия. В любой момент они могли уйти из монастыря. Такие заведения появились уже в XII веке. Их основателем считается льежский проповедник Ламберт Косноязычный — Begue. С тех пор такие общины стали называться Бегинажами, их обитатели — бегинками.

Уже почти сто лет прошло с тех пор, как последняя бегинка покинула обитель. Их кельи заняли монахини-бенедиктинки. Но до сих пор замкнутое пространство монастыря проникнуто богобоязненностю и трепетом. Захочется натянуть на голову платок и взять в руки чётки.

Бегинаж расположился на берегу озера Любви. В таком названии чудятся романтические нотки и серьёзный Брюгге теплеет только от одного этого имени. Привлечённые названием, белые птицы, символ верной любви, в изобилии расположились на берегу канала.

А на противоположной его стороне возникает то ли замок, то ли обитель, то ли частный дом или постоялый двор.

На самом деле Брюгге остаётся верным себе. И название этого места — не более, чем туристическая завлекалка. Минневатер — общественная вода. Ведь в старонидерландском языке слово minne имело ещё одно значение «общественный». «Общая вода» или общественной бассейн — так правильно называть этот «лебединый уголок».

 Но нотки сомнения в определении характера города, зародившиеся в предыдущем рассказе, уже перерастают в мажорный мотив. И чтобы увидеть Брюгге в другом свете, в прямом и переносном значении, нужно вернуться в город.

«Постепенно будет сгущаться, наливаться движением и красками город,

всё более густой и пёстрой делаться толпа,

выше и строже старинные здания, разделённые, разумеется, как и всюду, или современными домами, или новыми витринами в старых домах;

всё чаще будут вспарывать воду канала моторные лодки, везущие любопытных путешественников.

А дальше откроется площадь —

светлые, будто выцветшие башни в побегах густого плюща, пёстрые зонтики торговцев, резной камень древних стен. И звон колоколов», — писал о Брюгге Михаил Герман.

Выйдем на площадь Бург, туда, где находился первый замок, построенный Балдуином Железной Рукой.

Здесь уже ни следа не останется от мрачности и меланхолии. Здесь Брюгге — столица! Первый город Фландрии! Представитель немецкой Ганзы! (Торговый и политический союз немецких городов с целью защитить интересы и повысить прибыль. Ганза имела всего четыре представительства — в Новгороде, Бергене (Норвегия), Лондоне и Брюгге).

Бург — колыбель города. Здесь стояла крепость, защищавшая город от нападения норманнов. Здесь находился и не сохранившийся первый храм Брюгге — собор святого Донация. Здесь всегда кипела административная, судебная, христианская жизнь. Здесь Брюгге выглядит добрым, улыбчивым старичком, снисходительно поглядывающим на людское движение на площади.

Городская Ратуша — старожил Брюгге. Да и не только его! Это самая старая Ратуша во всей Фландрии. XIV век — и что же здесь удивительного? Вся Европа усыпана устремлёнными ввысь готическими зданиями этого столетия. Правда. Но много среди них гражданских зданий? Культовая архитектура сохранялась гораздо тщательнее. Стены домов городского управления чаще разбирались в угоду новым архитектурным веяниям.

 Готические мотивы Ратуши слились с её высоким фасадом. Каменные фигуры статуй фламандских патрициев выступают из ниш как когда-то их живые праобразы являлись в окнах и выходили на площадь после шумных торжеств и принесения присяги.

Старая Канцелярия хоть и моложе, меньше и приземистее грациозной Ратуши, но по архитектурным достоинствам не уступает соседке.

 Да, многие здания в Брюгге заслуживают отдельного рассказа. Но общий дух города наверняка распадётся на мелкие мозаичные фишки, если задерживаться на каждом из брюжских строений! И чтобы вновь собрать единый облик Брюгге, нужно отрешиться от частностей, окинуть взглядом общее, почувствовать себя хоть и временной, но частью города! (Вид площади Бург, 25 сек.)

Но с Бург нельзя уйти, не прикоснувшись к великой святыне Фландрии — частичке святой крови. Её хранилище так и называется — Капелла Святой Крови — она находится в углу площади, примыкает к Ратуше. Капелла такая древняя, что даже успела поменять имя. В XII веке её строили как часовню св. Базиля.

Верный сын Брюгге, Теодорих Эльзасский, граф Фландрский, потомок Балдуина Железной Руки построил капеллу, чтобы поместить в неё раку с каплями крови господней, доставленной из Иерусалима. Святыня никогда не покидала город. В определённые часы всем позволяется подойти к раке, не взирая на вероисповедание! Священник каждому вручит памятку с молитвой и позволит внимательно посмотреть на святыню или же приложиться к ней!

Прогуливаясь по улицам Брюгге нельзя отделаться от ощущения значительности города. Да, к XV столетию он стал крупнейшим культурным и ремесленным центром к северу от Альп.

Торговля и ткачество сделали его благосостоятельным. Его население было больше населения Лондона! Иностранные купцы наперебой открывали лавки и расширяли торговлю в Брюгге. Богатство и достаток по сей день чувствуются в Брюгге.

 Здесь не хочется верить, что почти 400 лет, с XVI до начала XIX на этих набережных поселилось уныние и запустение.

И рассказывая о столь далёком прошлом города, хочется в каждом предложении ставить вопросительный знак, настолько  характеристики упадка совсем не соответствуют очарованию города.

Но так было. Торговля сворачивалась. Купцы уезжали. Новый центр Фландрии, Антверпен, перехватил инициативу и Брюгге оставалось лишь только думать о том, как выжить.

В каналах вместо былого величия отражалась теперь нищета и упадок. И лишь тощие бродячие собаки, ощетинясь, грызлись за случайную падаль.

Когда по всей Европе прошёл бум нового времени — развития промышленности, у Брюгге уже не хватило сил для модернизации. Он застыл и одряхлел.

 В городе едва заметили смену политического режима — в 1794 во Фландрию вторглись французы, но в депрессивном Брюгге это мало что изменило.

Конечно, в это едва можно поверить сейчас, глядя на величественную красоту Брюгге. Это «мёртвый Брюгге»? Это забытый, запущенный город? Где разбитые окна и рушащиеся дома?

Но городу повезло. Редкий былой экономический центр мог подняться после такого упадка. Началом возрождения Брюгге был…. конец империи Наполеона.

После битвы при Ватерлоо паломники из Англии стремились увидеть поле славы Веллингтона, почтить память павших соотечественников. Многие ехали с семьями. Дорога в Ватерлоо пролегала через Брюгге. Город постепенно стал оживать, принимая путешествующих. Многие англичане видели, насколько дёшев был уровень жизни и насколько дорогой может быть их рента. Практичные буржуа могли жить на широкую ногу в бедном городе. И постепенно они стали селиться здесь семьями. Уже к середине XIX века колония британских брюжцев выросла до нескольких тысяч.

Ещё большее любопытство и активизацию туризма вызвал роман Жоржа Роденбаха «Мёртвый Брюгге». Сюжет истории мрачен, а его конец печален, но он стал очень популярен и его перевели на все европейские языки. Увлечённые читатели приезжали посмотреть на место действия жизненной драмы.

Преобразования короля Бельгии Леопольда II Саксонско-Кобургского на рубеже XIX — ХХ веков легли на благодатную почву. Труды Его Величества оправдались. Брюгге проснулся. Брюгге воскрес. Брюгге ожил.

 «За великолепной палитрой отсыревших древних стен домов, за всей этой тёмной гаммой чёрно-красных, лазурно-зелёных, густо-серебряных оттенков, за этим сплошным фасадом то и дело открывается светлый камень церквей, соборов, особняков.

Удивителен цвет старинных зданий Брюгге — в нём сквозь обычный пепельный цвет вековых камней просвечивает солнечный медвяный отсвет»…(М.Герман)

 Брюгге не просто прошёл весь путь от рождения до возрождения. В нём ежегодно проходят красочные процессии. И один раз в 5 лет по городу идёт «Шествие золотого дерева».(О нём — отдельный рассказ)

 И ещё Брюгге танцует. Да так, что ты замерев стоишь, наблюдая за пластичными па дам и кавалеров — простых жителей города. И, Слава Богу, вовремя спохватываешься: «Вот балда, а видео на что!» И увозишь с собой живую частичку Брюгге. Танцующего Брюгге!

Вот такой этот Брюгге. Разный. Непостижимый. Неповторимый. Авторы сего эссе не ходили по улицам с картой в руках. Не следовали указателям на стрелках. Не сверялись с путеводителями. У них была цель. Увидеть Брюгге. И уцелеть.

При написании сего опуса использовались книги:

М.Герман «Антверпен. Гент. Брюгге. Города старой Фландрии», М. Искусство, 1974 г.

«Брюгге». Путеводитель по городу. Составитель — Боб Варнир Verlag & Design Simon Sauer, 2012 г.

Продолжение истории в Дамме.



 

 

Комментарии 1

  • Почему-то поздно заметил пост на ОиПе.
    Начинал чтение без энтузиазма (не очень знаком с этой частью Европы), потом «влился», проникся, увлёкся, а очень кстатичное финальное танго довершило процесс и задело не только голову, но и душу. Много тепла в Вашем произведении и, наверное, оттого у меня изменилось «сероватое» мнение о Брюгге и Бенилюксе вообще, сложившееся после чтения отчётов других путешественников.
    Воскресенье удалось!
    Спасибо!

Слово молвить

Яндекс.Метрика