Сколько мостов в Амстердаме?

Мы попрощались на конечной станции амстердамского метро Гаасперплейн. Выходя на Сентраал Стасьон совершенно не представляешь, что ждёт тебя наверху. А ждёт Вас великолепный, в лучших традициях XIX века Центральный Вокзал. И если циферблат на правой башне — это традиционные для вокзала часы, то на левой башне установлен… флюгер. А как же без флюгера в государстве, живущим морской торговлей.

От вокзала по короткому и довольно широкому(для Амстердама) проспекту Дамрак…

за 10 минут выходишь на площадь Дам. Наверное её можно сравнить с московской Красной площадью, хотя в Амстердаме куда меньше официоза. Можно присесть прямо на ступени Национального монумента. Хочешь отдохнуть — отдыхай, покурить (и не только табак) — покури, главное — не создавай проблем окружающим.

А кроме Национального монумента все прочие признаки главной площади налицо: тут тебе и Королевский дворец, бывший когда-то городской ратушей…

и Ньюве Кёрк (Новая Церковь) в которой короновалась Её Величество Королева Беатрикс…

и музей мадам Тюссо на 6-м этаже универмага Пек и Клоппенбург, ради которого (музея, конечно, а не универмага) многие специально едут в Амстердам…

Если «Пек и Клоппенбург» в качестве ГУМа вас не устраивает 🙂 , то пройдите между дворцом и Ньюве Кёрк к Магна Плазе, бывшему Главпочтамту. Магна Плаза в иерархии  как раз соответствует ГУМу 🙂 .

Хотя если быть точным, то Магна Плаза не имеет отношения к Красной площади Дам. Она стоит на параллельной Дамрак улице Ньювезайде Воорбёргвал.

Прежде, чем отправиться гулять по Амстердаму, полезно запомнить несколько нидерландских слов. Слово «дам» означает дамба, «грахт» — канал, а «брюг» или, даже «брёх» 🙂 — мост. С улицами -«страат» и площадями — «плейн» несколько проще. А страшное название «Ньювезайде Воорбёргвал» — это всего лишь Новый городской вал.

Большинство морских и географических терминов в нашем языке взято из фламандского, именуемого теперь нидерландским языком. Однако даже в изрезанных каналами кварталах Амстердама морские термины Вам вряд ли пригодятся.

Каналов в Амстердаме действительно много, даже очень, а мостов — ещё больше. Так сколько же каналов в Амстердаме? А никто толком не знает. Умные книжки приводят различные цифры — от 50 до 70 каналов и от 400 до 600 мостов.

Добавьте к каналам реку Амстел, давшую имя городу.  Напомню прописную истину: «Амстердам означает «дамба на реке Амстел».

На заднем плане снимка виден деревянный «Магере-брёх», т.е. «Тощий мост». Говорят, его назвали так за очень узкую пешеходную дорожку. Есть и другая версия: 2 сестры по фамилии Магере жили на разных берегах Амстела и, чтобы им было удобнее видеться, добились постройки моста. Магере-брёх полностью деревянный. Его до сих пор разводят вручную, хотя последняя реконструкция была не так и давно — в 1969 году.

А вот в этом канале, именуемом Аудезайдсахтербёргвал лежит не одна сотня фотокамер, которыми туристы пытались сфотографировать девочек из «весёлых домов» Амстердама.

Будучи воспитанными в советских традициях «руссо туристо, облико морале», мы пришли в «Квартал красных фонарей» утром, когда большинство «девочек» отдыхало после тяжёлой трудовой ночи. Интересовали нас, собственно, не девочки, а дома, в которых они работают. Выглядит это всё куда скромнее  «Корстона» или иных злачных мест Златоглавой. Только тёмно-красные шторы, да фривольные картинки на окнах напоминают, что мы находимся в «гнезде капиталистического разврата» 🙂 .

Гораздо больше красных фонарей нас привлекла Аудекёрк  — старейшая церковь Амстердама, заложенная ещё в 1306 году. Её освящение в честь св. Николая было очень уместным в городе торговцев и моряков.

Внутренне убранство церкви очень скромное. За это надо «поблагодарить» кальвинистов, которые выбросили вон статуи, украшения и алтари.

Случайно сохранились росписи на деревянном своде. Для голландских церквей вообще характерны именно деревянные своды, напоминающие вогнутое днище корабля.

В Аудекёрк похоронена Саския, первая жена Рембрандта.

В трёх шагах от Аудекёрк находится тайная католическая церковь «Господа Нашего на чердаке» (Онс Ливе Хеер оп солдер).

В обычном с виду жилом доме верхние этажи заняты «тайной» католической церковью.  Это сооружение напоминает о религиозной нетерпимости кальвинистов, запретивших католикам открыто отправлять свои богослужения. Богатый купец Ян Хартман, будучи приверженцем католицизма, открыл двери своей домовой церкви общине единоверцев. Пройдя через богато украшенные жилые покои…

и поднявшись по лестнице, оказываешься в самой настоящей церкви, занимающей верхний этаж и чердак дома.

Вообще то прелесть Амстердама заключена отнюдь не в церквях, тем более, что большинство из них секуляризованы, но и не в травке с красными фонарями. Это удивительно спокойный, благожелательный и открытый город.  Мне показалось, что людям, живущим здесь, нет нужды за что-то бороться,  кого-то осуждать, заниматься самоидентификацией по принципу «свой-чужой».  Да, кофешопы здесь на каждом углу, а «травка» открыто продаётся на блошином рынке на Ватерлооплейн. Но курят здесь в основном обычные сигареты или, даже, самокрутки, которые заметно дешевле сигарет.

И радужные флаги на домах присутствуют. Причём именно под такими флагами русская турлидерша назначила место сбора группе соотечественников 🙂 . Однако ни в одном другом городе , где нам довелось побывать, мы не видели такого количества молодых, симпатичных, разнополых пар.

А ещё Амстердам знаменит своим плавучим цветочным рынком на Синхеле, первом по счёту дугообразном канале, если считать от площади Дам, проспекта Дамрак или его продолжения  Рокин.  Луковицы тюльпанов — это замечательный сувенир, который можно привезти из Голландии.

На рынке, помимо всевозможных цветов, в изобилии водятся и знаменитые деревянные башмаки «кломпен».

Жаль, что из Амстердама нельзя увезти в качестве сувенира не менее знаменитую «зеленую» селедку. Если только самолётом. А вот попробовать её надо обязательно. Как хорошо было сказано в вышеупомянутой древней книжке: » Если у нас ребятня толпится возле продавцов мороженого, то в Голландии у малышей текут слюнки при виде селёдки с луком.  На улицах столицы,  больших и малых городов обязательно есть… селёдочные, что ли.  Там торгуют только свежей селёдкой. Неописуемо вкусной.  Свежеочищеную селёдку надо обмакнуть в лук и, держа за хвост, отправить лакомство в рот. Так едят селёдку господа, останавливающие у «селедочных» роскошные машины последних моделей и господа, соскакивающие с сёдел старых ржавых велосипедов. Я ещё специально выжидал, чтобы народ немного разошёлся.

Там же на Синхеле, но довольно далеко от цветочного рынка, стоит Вестеркёрк. Она знаменита самой высокой в Амстердаме колокольней. Вход на неё открыт до 16.00. Мы опоздали буквально на 5 минут 🙁 .

Высота колокольни 85 метров, что на 4 метра выше нашего Ивана Великого. Тем более, что амстердамскую колокольню зовут почти так же, как и нашу: Лангер Ян (Длинный Ян). В Вестеркёрк был похоронен Рембрандт, поскольку  у его родственников не было денег на более достойное погребение. Эта окраинная церковь в те времена считалась непрестижной. За прошедшие с той поры 350 с лишним лет (Рембрандт умер в 1669 году) его могила затерялась.

Колокольня Вестеркёрк служит прекрасным ориентиром в западной части города. Вот она стоит в перспективе канала Синхел. Это удивительно амстердамская картинка: канал, жилые баржи, пришвартованные к его берегам, автомобили на берегу канала и старинные, узкие и высокие дома из потемневшего кирпича.

Ещё 3 канала (не считая Синхела) дугами огибают центр Амстердама: Херренграхт, Кейзерграхт и Принсенграхт : Господский, Императорский каналы и канал Принцев.  Изгибаясь, они образуют «Золотую излучину», названную по роскошным старинным особнякам на их берегах.

Среди особняков попадаются замечательные образцы голландского модерна.

И не менее замечательные здания т.н. «Амстердамской школы», главой которой считают архитектора Берлаге. Это знаменитая биржа на Дамрак…

которую теперь зовут не иначе, как «Биржа Берлаге».

А между Рокин и каналом Синхел спрятался Бейгенхоф (Бехайнхоф), в прошлом — убежище сестёр-бегинок, чей орден получил имя своего основателя, проповедника Ламберта Косноязычного. Begue и означает «косноязычный». Жители Бейгенхофа не любят туристов и ограничивают проход по своему двору. Однако заглянуть туда надо обязательно. Ведь там стоит самый старый, да ещё и деревянный в придачу  дом в городе. В городе сохранилось всего 2 деревянных дома, ведь после 1521 года их строительство запретили по противопожарным соображениям. Перед домом, спиной к объективу, видна статуя бегинки.

После победы над католической Испанией кальвинисты отняли у бегинок их церковь и… сдали её в аренду англиканской общине, которая занимает её по сей день.

Бейгенхоф представляет из себя удивительно уютное место, но проходы вдоль домов перекрыты, чтобы праздношатающиеся не беспокоили пожилых дам, по сей день обитающих в этом месте.

  Будучи в Амстердаме, обязательно прокатитесь на катере по каналам. Лучше всего, наверное, воспользоваться Museumboot, мы же, придя ранним утром на причал у Сентраал Стасьон, просто купили билеты на ближайший рейс. Кстати, стоят они дешевле, чем в Москве (от 12 до 16Е), а удовольствия вы точно получите больше. Единственно, у нашего катера была просто застеклённая крыша, а есть и такие, у которых крыша сдвижная. Соответственно и фотографии получаются лучше.

Под первым же мостом нам встретилась… цапля. Она сидела на обросшей водорослями деревянной свае и, с видом пресыщенной аристократки, презрительно смотрела на катер и его пассажиров. Я настолько обалдел от этой встречи, что не успел сделать фото. Вот лишь мост, под которым живёт эта цапля.

Маршрут нашего катера начался со старой  гавани амстердамского порта. Здесь весьма оживлённое водное движение.

  На другом берегу видно управление порта, единственное высокое здание (на небоскрёб оно не тянет — всего 15 этажей) поблизости от старой части города. Офисное здание «Филипс» конечно будет повыше, но и стоит оно на окраине.

  К сожалению бывшее Адмиралтейство, теперь Морской музей, и пришвартованный перед ним парусник «Амстердам» — точную копию остиндца «Батавия», пришлось снимать в контровом освещении.

  Энтрепотдок, застроенный складами Ост-Индийской компании в XVIII в., превратился из заброшенного портового района в квартал элитного жилья, кафе и ресторанов.

А это уже «Золотая излучина»: канал Херренграхт, на берегах которого в XVII веке амстердамские бюргеры возводили роскошные особняки.

  Идем по Синхелу . В канале плавают белые лебеди. На набережной стоят филигранно припаркованные автомобили. В Амстердаме, да и в других голландских городах, машины всегда паркуют на левой стороне у воды.  Решётки, парапеты, да и просто бордюры чаще всего отсутствуют как класс. При этом водители ухитряются ставить машины буквально в 50 см от края набережной. Из-за трудностей с парковкой мы, в первую очередь, и выбрали загородный отель.

  Стоит ещё добавить, что найти место для парковки не просто сложно, а очень сложно. У местных есть годовые абонементы на парковку и многие месяцами ждут очереди, чтобы его получить. Стоимость парковки в центре Амстердама никак не меньше 4Е в час(!). Есть ещё вариант Park & Ride, но мы им не пользовались.

  Среди красивых, но довольно однообразных особняков, стоящих по берегам каналов, легко заблудиться. Поэтому в Амстердаме очень важны ориентиры: площади, башни и выдающиеся здания. Самая запоминающаяся площадь, не считая площади Дам, это, конечно, Ватерлооплейн. В первую очередь в глаза бросается огромное здание Стадхюйс и Оперы, сокращенно «Стопера», т.е. «Стоп-Опера». Так его прозвали жители города, недовольные сносом старинных домов и вторжением огромного здания в привычную городскую среду.  Картинки «Стопера» у меня нет — здание показалось слишком скучным.

  В качестве ориентира приведу двухбашенную церковь Моисея и Аарона. Её история восходит ко временам преследования католиков кальвинистами. Состоятельный бюргер Буленц, ревностный католик, купил у еврейского купца дом, известный под названием «дом Моисея и Аарона» и устроил в нём тайную капеллу. Только в 1841 году здание перестроили в настоящую церковь.  Церковь эта давно закрыта, в ней находится центр помощи эмигрантам и выставочный зал.

  Перед церковью видны лотки Блошиного рынка. «Блошка» на Ватерлооплейн — это что-то! Дорлинг Киндерсли пишет, что здесь можно найти занятные старинные вещицы и, даже, настоящий антиквариат. По мне такого старого хрунья, каким торгуют на Ватерлооплейн, было не сыскать даже на Тишинском рынке 20-летней давности. Помимо каннабиса и грибов…

там продаются старые тряпки и прочий невообразимый хлам.

Машины торговцев — под стать товару.

Но стоит только завернуть за угол и выйти на Йоденбреестраат, как «блошка» тут же забывается. Ведь на этой улице нас ждёт встреча с Рембрандтом. Рембрандт купил этот дом после женитьбы на Саскии в 1639 году. Он был счастлив, хорошо зарабатывал и заплатил за этот дом на окраине 13 тыс флоринов.

Деньги были взяты в долг, расплатиться художнику так и не удалось. В 1642 году умерла Саския. Она была из богатой семьи и заказчики художника в основном происходили из её круга. Кроме того мастер не писал столь любимых согражданами натюрмортов, морских сцен и парадных портретов. Его финансовое положение пошатнулось. Спустя 19 лет Рембрандт был вынужден продать дом вместе со всеми своими коллекциями.

После этого дом надстраивался, переделывался, пока в 1906 году к 300-летию художника его не купили городские власти. 5 лет спустя в доме Рембрандта был открыт музей.

После «блошки» и музея не грех выпить хорошего пива.  На Аудесханс в 10 шагах от дома Рембрандта стоит маленький домик, именуемый воротами св. Антония.

Я не знаю, какое отношение св. Антоний имеет к пиву 🙂  Но в воротах его имени мы обнаружили  бельгийское «Leffe», которое нам очень понравилось.

Хорошим ориентиром может служить и башня Монтелбансторен, стоящая на берегу канала Аудесханс.  Слева от башни — старая гавань и Сентраал Стасьон, а справа, за каналом — район Плантаж, центр «Немо» и Морской музей. Нижняя краснокирпичная часть — это собственно сторожевая башня, построенная для защиты судоремонтного дока аж в 1512 году. Спустя почти 100 лет башню надстроили изящной колокольней. Монтелбансторен используется Управлением навигации и шлюзового хозяйства.

Не менее важным ориентиром служит Мюнторен или Башня Монетного двора. Она стоит на краю крупного транспортного узла в центре Амстердама — площади Мюнтплейн. Поскольку автомобили в городе находятся на положении изгоев, то Мюнтплейн — одно из немногих мест, где их терпят. На Мюнтплейн сходятся 7 улиц, в том числе Рокин, Калверстраат, Синхел и набережная реки Амстел. По сути большая часть площади — это широченный мост, переброшенный над Амстелом и каналом Синхел.

А это собственно Мюнторен, построенная как часть городских укреплений в 1620 году. В 1672 году сюда из Утрехта, захваченного королём Людовиком XIV, перевели Монетный двор. Звонкую монету в башне больше не чеканят, зато её с удовольствием принимают в фирменном магазине делфтского фарфора, который устроен в башне.

Наконец, нельзя миновать Музеумплейн. На неё выходит Рейксмузеум, занимающий огромное здание на берегу Синхелграхт (не путайте с просто Синхелом — второй гораздо ближе к центру, Дамрак и площади Дам). Традиционное краснокирпичное здание было построено в конце XIX века, когда стало ясно, что старинный особняк Триппенхайс физически не может вместить коллекцию. В 1885 году музей был торжественно открыт.

Сейчас главное здание закрыто на реконструкцию. Наиболее выдающиеся произведения представлены в т.н. флигеле Филиппса. Наверное это даже к лучшему — взгляд не распыляется на множестве картин, а концентрируется на главном.

В Рейксмузеуме представлено множество интересного, хотя и не всегда относящегося к изящным искусствам. Например, посмертная маска адмирала де Рюйтера.

и его золотая цепь.

Потрясающие фарфоровые пагоды и, опять же, фарфоровые музыкальные инструменты из Дельфта. Мне они почему то напомнили нашу Гжель, но последняя гораздо грубее.

И, конечно же, потрясающая живопись старых голландских мастеров. Прошу прощения за качество, снимал старомодной «мыльницей» без вспышки. В первую очередь это Рембрандт и ещё раз Рембрандт: Автопортрет.

«Еврейская невеста». На этом полотне, как и на находящейся в Москве картине «Артаксеркс, Аман и Эсфирь», краски искрятся подобно золоту и драгоценным камням.

И, наконец, в отдельном затемнённом зале представлен легендарный «Ночной дозор», групповой портрет членов Гражданской гвардии Амстердама.

  Есть здесь и полотна Франса Хальса, хотя лучшие его работы находятся в Хаарлеме. Это «Молодая пара» художника.

Настоящим откровением для нас стали работы Яна Вермеера из Дельфта. В России его картин нет, вообще нет. Это знаменитая «Служанка с кувшином молока».

  Через дорогу от Рейксмузеума находится ещё одно место притяжения любителей изящных искусств — музей Винсента Ван-Гога. В Москве есть 6 полотен этого великого художника, непризнанного при жизни и возвеличенного после смерти. Но что такое 6 полотен против 3 этажей, полных произведений мастера! В музее представлено 200 полотен и около 500 рисунков художника, также в нём хранятся 800 писем Винсента Ван-Гога. Здесь же — коллекции, собранные  самим Винсентом Ван Гогом и его братом Тео, включающие 570 японских гравюр, около 1500 журнальных иллюстраций и картины художников, с которыми Ван Гог был знаком: Анри Тулуз-Лотрека, Поля Гогена и Жоржа Сера. Снимать в Музее Ван-Гога строго запрещено, поэтому приведу репродукцию, стащенную из сети. Это одна из последних его работ — написанных незадолго до гибели художника — «Вороны над пшеничным полем».

В музей Ван Гога попасть довольно сложно. В конце августа очередь была минимум на час, если не больше. Начало очереди находится за коричневым домом слева.

Нам помогла Museum card. Это годовая карта, которая даёт право на посещение практически всех(!) музеев в Нидерландах бесплатно и без очереди. Исключение составляет Дом Рембрандта, но и там по карте предоставляется скидка. Если обладатели прочих карт, включая I Amsterdam, должны были ждать , то мы с полным на то правом прошли в свободный проход №5.

Стоимость музейной карты немаленькая — 50 Е на человека. Но входной билет в любую церковь Амстердама стоит 5Е, посещение Королевского дворца — 10Е, Рейксмузеума  — 14Е, а Музея Ван Гога -15Е, так что музейную карту мы окупили ещё в Амстердаме, а в других городах Нидерландов ходили в музеи бесплатно.

Кому то больше подойдёт карта I Amsterdam, включающая бесплатные прогулку на катере и посещение пивоварни Хайнекен, но мы остановились на Museum Card. Своеобразное написание этой фразы стало одним из символов города каналов.

Для олигархов и приближённых к ним можно ещё посоветовать алмазную фабрику «Костер Даймондс», находящуюся на той же Музеумплейн. Там Вы сможете увидеть процесс огранки алмазов и приобрести бриллианты. Амстердам и Антверпен спорят о том, который из этих городов является важнейшим центром по огранке алмазов. Изначально центром огранки алмазов был Антверпен. Но во время религиозных войн против Испанской короны протестанты подверглись жестоким гонениям. Огранщики алмазов бежали из Антверпена в Амстердам. До середины XIX века столица Нидерландов была всего лишь одним из центров огранки алмазов. Но в 1867 году в Трансваале были найдены знаменитые южноафриканские алмазы. Амстердам стал единственным центром их обработки. Именно здесь распилили на 105 частей и огранили крупнейший в мире алмаз, найденный человеком. Он назывался «Кюллинан» и весил 3106(!) карат. Такая же участь постигла самый знаменитый бриллиант «Звезда Южной Африки», который весил 530,2 карата и принадлежал Английской Короне.

Наконец по Амстердаму очень приятно просто гулять, глядя на странные наклонные фасады старинных домов…

вековые деревья над сонной водой каналов…

плавучие дома и жилые баржи, которых в Амстердаме около 2000…

Мы провели в столице ничтожно мало времени — всего 2,5 дня. Но воспоминания об Амстердаме не оставляют нас до сих пор.  Однако пришла пора отправиться дальше по «стране странностей».


Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 3

  • Живу в Голландии уже 14 лет и поэтому всегда недоверчиво отношусь к тому, что пишут о стране туристы. Ваш рассказ — очень приятное исключение. Даже узнала много нового об Амстердаме — городе где часто бываю и нежно люблю. Спасибо большое.

  • Как всегда, исключительно интересно и полезно! Была в Амстердаме уже дважды, а оказывается, ничего не знаю. Скоро собираюсь в третий — теперь уж с этим ценным путеводителем все будет по-другому!!!

    • Это было давным-давно и пришлось даже перечитать свой опус, чтобы ответить. Очень много информации почерпнуто из старой книжки Георгия Кублицкого «В стране странностей». Её издали более 40 лет назад, но многое в ней по прежнему актуально.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *