Собор Нотр Дам в Амьене II

Продолжение описания собора Нотр-Дам в Амьене. Начало здесь.

Основатели перед лицом вечности

Вызывают восхищение два редких надгробных памятника, отлитые из бронзы в XIII веке и чудом уцелевшие от военных конфликтов и торговцев цветными металлами. Речь идёт об идеализированных скульптурных портретах епископа основателя Эврара де Фуйуа (Evrard de Fouilloy) (1211-1222)

и его преемника Жоффруа д’Ё (Geoffroy d’Eu) (1222-1236).

На надгробных плитах изображены вытянутые фигуры епископов, они лежат ногами на восток с открытыми глазами, готовые восстать на заре Воскресения. Не хватает лишь давно утраченных посохов.

Стороны латинского креста.

Трансепт длиной 70 метров сравним по размаху с целым собором в Санлисе.

Санлис. Собор Нотр Дам. фото с сайта kirill-ania.ru

Предназначенный для беспрепятственного прохода многолюдных толп, он служит некоей паузой на пути верующих к хорам. Подобно последним, он создан в соответствии с контурами нефа, вздымаясь ввысь тремя ярусами тех же пропорций.

В центре латинского креста, лежащего в плане собора, открывается захватывающий вид на все части здания, а также на перекрестие сводов, поддерживаемое столпами, взлетающими на головокружительную высоту. На половине высоты видны железные связи, установленные в конце Средневековья Пьером Таризелем (Pierre Tarisel) (около 1440-1510), придворным каменных дел мастером. Эти железные оковы позволили решить проблемы с устойчивостью верхней части хоров.
С центральной точки видны самые значимые витражи собора. Помимо тех, что преподнес для апсиды Бернар д’Аббевиль в 1269 году, это ещё и три «розы», освещающие фасады нефа и каждого из крыльев трансепта. Они не сохранили свой первоначальный вид. Вероятно, их переделали в соответствии с веяниями времени, ведь уже они не отвечали изменившимся вкусам. Северную розу, законченную в последние годы XIII века, укрепили в XIV столетии, в то время как две оставшихся обновили на рубеже XV-XVI веков.

«Роза» на западном фасаде собора.
«Роза» на южном крыле трансепта.

При входе на хоры когда-то стоял амвон, созданный в 1291 году. Его снесли в XVIII веке, когда изменился порядок службы. От ступеней красного мрамора и монументальной решётки, созданной Мишелем Анж Слодцем (Michel Ange Slodtz) открывается вид на главный алтарь.

Поблизости видны купели — свидетели той эпохи, когда при крещении практиковалось полное погружение.

«Изгнание торгующих из храма»

На западной стене северного крыла трансепта находится балюстрада, украшенная горельефами, изображающими «Изгнание торгующих из храма.» Каноник Жан де Витц (Jean de Vitz) преподнёс её собору в 1522 или 1523 году.

«Изгнание торгующих из храма». Общий вид.

В аркадах, выполненных в стиле «пламенеющей готики», находится скульптурная композиция, разделённая на четыре сцены, соответствующие четырём главным частям иерусалимского храма: Атриум, т.е. площадь перед храмом;

Табернакль — наружная стена, украшенная портиком;

Святыня — интерьер храма, где хлопочут священники и левиты (служители);

Святая Святых хранит Ковчег завета.

Апостол Иаков Зеведеев

Резная полихромная балюстрада, подаренная каноником Гийомом о Кусто (Guillaume aux Cousteaux) в 1511 году помещается на западной стороне южного крыла трансепта. В образах горельефов она повествует о легендарном эпизоде жития святого Иакова, когда фарисеи, желая победить апостола, подкупили чародея Гермогена, умевшего вызывать демонов и искушённого в философских спорах.

«Апостол Иаков Зеведеев и чародей Гермоген». Общий вид.

Четыре сцены горельефа представляют борьбу апостола Иакова с кознями Гермогена: Филит, ученик колдуна, посланный им к апостолу, обращается к Богу;

Апостол Иаков освобождает обездвиженного Филита;

Иаков обращает демонов против Гермогена;

бесы связывают Гермогена, приводят к Иакову и тот прощает колдуна.

Духовные истоки города

Алтарная часть, вытянувшаяся на четыре пролёта, с севера и с юга окружена приделами. Наружные приделы завершаются двумя мраморными запрестольными образами (ретабль) XVIII века,

установленными с обеих сторон от главного входа в алтарь, в то время как стены внутренних приделов образуют деамбулаторий. Они окружены балюстрадами, украшенными исключительно декоративными полихромными горельефами.
Южная сторона высотой 2,45 м включая цоколь, занимает два пролёта. В первом установлено надгробие епископа Ферри де Бовуара (Ferry de Beauvoir), умершего в 1472 и перенесённого сюда в 1489 году

Житие святого Фирмина и надгробие епископа Ферри де Бовуара.

его племянником Адрианом де Эненкуром (Adrien de Henencourt), настоятелем Капитула, донатором собора, чья могила находится в соседнем пролёте.

Обретение мощей святого Фирмина и надгробие Адриана де Эненкура.

Цоколь увенчан аркатурой, первые четыре ниши которой посвящены житию святого Фирмина. Первая скульптурная группа представляет епископа-проповедника, входящего в город Амьен; народ толпится у ворот крепости.

В следующей сцене святой Фирмин проповедует с амвона слово Божие. Еще больше Амьенцев собирается вокруг него.

Живопись на заднем плане позволяет различить огромный крытый сланцем шпиль вечевой башни беффруа. В третьем эпизоде купель, предназначенная для крещения, олицетворяет нарушение римского права,

приведшее к заточению и казни святого Фирмина, изображенной в эпилоге четвёртой композиции. Здесь, в глубине горельефа, западный фасад собора изображён таким, каким он был в 1490 году, когда создавался этот скульптурный ансамбль.

В следующем промежутке между колоннами рассказано об обретении мощей святого Фирмина святым Совом (Sauve) в конце VI века. Это каменное украшение, вероятно исполненное Антуаном Анкье (Antoine Anquier), также разделено на четыре части. Первая сцена представляет проповедь епископа Сова;

далее обнаружено место захоронения святого Фирмина,

происходит обретение мощей

и, наконец, перенесение реликвии в собор.

Золотое сердце собора

Будучи частью расширенного средокрестия собора, первый пролёт хоров длиннее, чем три последующих. Четырёхчастные несущие колонны стилистически объединяют хоры с нефом. Чтобы усилить связь с верхними окнами или дабы подчеркнуть величие места, заострённые фронтоны вбирают в себя аркатуру трифория. Однако главное новшество хоров амьенского собора — это лучшая освещённость благодаря окнам, устроенным в трифории.
Чтобы прихожане могли видеть чудо мессы, начиная с 1751 года вокруг хоров последовательно убирают надгробные памятники и резные ограды, посвящённые местным святым, и ставят решётки. Их приписывают Жану-Батисту Вейрену (J-B Veyren), прозванному Виваре (Vivarais), мастеру слесарного дела. Решётки изготовлены из кованого железа и чеканного золочёного металла.

Подобно другим сооружениям той эпохи, алтарь отличается огромными размерами, чтобы в нём хватило места для скамей каноников. Большая часть их уцелела, несмотря на то, что в 1755 году разрушили амвон и расширили центральный вход. На верхних скамьях из 70 мест уцелело 62, а на нижних сохранилось 42 места из 44. Около четырёх тысяч персонажей, вырезанных из дуба между 1508 и 1519 годами на стыке Средних Веков и Ренессанса, представляют эпизоды из Ветхого и Нового Завета, жития Богородицы и жанровые сцены. Виртуозный декор подлокотников, перил, боковых стенок и балдахинов подтверждает талант пикардийских резчиков по дереву. Немые свидетели духовных забот каноников, эти скамьи в то же время служат отражением тогдашнего амьенского общества.

Перепланировка алтарной части, заказанная епископом Орлеанским Де Ламотом (de la Motte) и каноником Корне де Купелем (Cornet de Coupel), отвечает желанию привести отделку хоров в соответствие с тогдашними вкусами. Придавая мессе необходимые пышность и театрализованность, она также должна была скрыть пролёты деамбулатория, чтобы верующие, направляясь к часовне Небольшого Прихода (Petite Paroisse) не вторгались в пределы Святого места. Пол, выложенный в барочном вкусе дорогими сортами мрамора, подчёркивает строгость покрытия из искусственного камня и блеск золоченого резного дерева.
Главный престол предназначен для хранения Святых Даров и украшен голубем — символом Святого Духа.

Царство неоготики

Отделка деамбулатория заметно отличается от убранства нефа и трансепта. Стены восточных капелл украшены монументальной полихромией, гармонирующей со светом, который проходит сквозь цветные витражи. Они отличаются сумрачной атмосферой, контрастирующей с остальным пространством собора.

Семь капелл расходятся от деамбулатория подобно лучам. Чистота их линий напоминает парижскую Сен-Шапель. Это особенно заметно в часовне, находящейся на продольной оси собора. Средневековые мастера, начиная с собора аббатства Сен Реми в Реймсе, придавали осевой  капелле особую значимость. Центральная часовня Амьенского собора посвящена Деве Марии, покровительнице суконщиков. С 1790 года, когда здесь стали проводить службы, часовню также зовут «маленьким приходом». Эта капелла, более просторная по сравнению с соседними, занимает два сводчатых пролёта и пятигранную апсиду. В её основании, украшенным изящным аркатурным поясом, в нишах XIV века покоятся епископ Тома Савойский (Thomas de Savoie) и каноник Симон де Гонсан (Simon de Goncan), Над ним  возвышается настоящая стеклянная клетка, чьи узкие стрельчатые арки подчёркивают устремлённость ввысь.

Начиная со Средних Веков, декор восточных часовен неоднократно менялся. Обновление обстановки капелл с 1775 по 1778 годы связано с деятельностью каноника Корне де Купеля. К революции 1789 года старинное убранство сохранилось лишь в двух капеллах из семи. После 2 ноября 1789 года, когда собор стал государственной собственностью, перестали выделять средства, необходимые для его содержания. Лишь после приема у Первого консула Наполеона Бонапарта 28 июня 1803 года, государство взяло на себя заботу о поддержании собора. За долгий период неопределённости здание пришло в ветхость. Позже Виолле ле Дюк возглавил первую серьёзную реставрацию, длившуюся с 1849 по 1874 год. Имея значительные финансовые средства, на основе глубочайших предварительных исследований, он предпринимает всеобъемлющие действия, включая реставрацию самого здания, внутренней отделки и, даже, окрестностей. Именно он выполнил отделку пяти часовен, в том числе капеллы святой Теодозии (Theodosie), открытой 12 октября 1854 года лично Наполеоном III и императрицей Евгенией.

Капелла святой Теодозии.

Ангел плакальщик

Захоронение в основании хоров напротив часовни Девы Марии, первоначально предназначалось для Арнольда де ла Пьера (Arnould de la Pierre), умершего в 1247 году. Его надгробие в 1751 году заменили на изваяние кардинала Ла Гранжа (La Grange), умершего в 1402. Украшения в виде алмазов сбили во время революции. Выше установлен надгробный памятник каноника Гийяна Люка (Guillain Lucas), умершего в 1628 году. Созданная скульптором Николя Блассе (Nicolas Blasset), архитектурно оформленная ниша объединяет статуи Девы Марии, каноника и ангела плакальщика.

Ангел, облокотившийся на череп и держащий песочные часы, создан в традициях погребальных украшений в виде мертвых голов и плачущих обнажённых младенцев. Ставший знаменитым во время Первой Мировой войны, он выражает тщетность земного бытия.

Эжен Виолле ле Дюк

В течение всего XIX века состояние собора оставалось тревожным, хотя архитекторы Грандкла (Grandclas), Годде (Godde) и Шёссей (Cheussey) последовательно старались его исправить. Братья Дютуа (Duthoit), которых Виолле ле Дюк считал «последними мастерами Средневековья», плодотворно сотрудничали с ним как скульпторы.
Архитектора больше всего критиковали за глубокую модернизацию западного фасада, работы на котором завершились в 1866 году. По сути он переделал всю галерею королей, а также галерею звонарей, соединяющую башни.

Галерея королей. Реставрация под руководством Виолле ле Дюка. Фрагмент.

Надстроив кровлю южной башни, он также завершил незаконченные стрельчатые фронтоны. Таким образом архитектор исправил асимметрию верхних частей собора. Признавая за Виолле ле Дюком заслугу спасения Нотр Дам д’Амьен, следует одновременно учитывать, что проект восстановления средневекового внутреннего убранства в ущерб отделке эпохи классицизма, к счастью, остался незавершённым.

Святой Иоанн Креститель

Разорённая в XVIII веке сокровищница собора долгое время хранила Главу святого Иоанна Крестителя — предмет поклонения многочисленных паломников. К расположенной на северной стороне хоров святыне можно было попасть через дверь, сохранившуюся по сей день поблизости от нынешнего придела Девы Марии Милосердной.

Напротив находится балюстрада, чьи горельефы посвящены житию и мученической кончине Иоанна Предтечи. Порядок чтения сюжетов на северной ограде хоров справа налево соответствует направлению движения верующих. Датируемая 1531 годом, история святого Иоанна Крестителя представлена на основании и в восьми верхних нишах. В основе повествования лежит не только Евангелие, художники-резчики возможно черпали вдохновение и в Золотой Легенде. Соблюдая хронологическую последовательность событий от видения пророку Захарии до встречи главы Иоанна Предтечи епископом Ришаром де Герберуа (Richard de Gerberoy), следует начать с квадрифолиев первой части основания,

Первая часть повествования об Иоанне Крестителе.

затем осмотреть главные сюжеты в нишах и закончить квадрифолиями во второй части балюстрады.

Вторая часть повествования об Иоанне Крестителе.

Первый горельеф представляет Пророчество Иоанна Предтечи в пустыне, иносказательно представленной в виде густого леса.

Далее мы видим Крещение Иисуса на фоне пейзажа, поросшего деревьями.

В следующей сцене в присутствии фарисеев, святой Иоанн словами и жестами раскрывает своё предназначение

и, указуя рукой на Иисуса, стоящего рядом с ним в четвёртой сцене, представляет Агнца Божьего.

Далее представлены заточение святого Иоанна после встречи с Иродом

и пир царя Ирода, где он восседает за столом рядом с Иродиадой. Они выглядят обольщёнными танцем изящной Саломеи.

В продолжение драмы показано обезглавливание святого Иоанна Крестителя в темнице. Палач держит за волосы только что отсечённую голову и кладёт её на блюдо, протянутое ему дочерью Иродиады, Саломеей.

Иродиада одержима своей местью. В зале дворца, где собрались те же персонажи, что и прежде, ей приготовили блюдо с главой святого Иоанна. Она с бешенством вонзает в неё нож.

Благочестивая кража

Последний квадрифолий на цоколе восточной части балюстрады вызывает в памяти следующее событие: возвращаясь из четвёртого крестового похода Валлон де Сартон, каноник из Пикиньи, вручил ковчег с главой святого Иоанна Крестителя своему дяде, епископу Ришару де Герберуа.

Cвятыню обнаружили в Константинополе в 1204 году. Во Францию она попала при обстоятельствах, именуемых «благочестивой кражей». Преподнесённая собору 17 декабря 1206 года, эта реликвия стала важным объектом поклонения и паломничества.

Дабы спасти святыню от уничтожения во время революции, мэр Амьена Александр Лескуве (Alexandre Lescouve) забрал её, а затем вернул в 1795 году.

Ближе всего к небу

Часто забывают, что покрытие собора имеет весьма сложную конструкцию. Оно состоит из сводов, каркаса и собственно кровли. В этой связи, специалисты продолжают задаваться вопросом касательно хронологии строительства Нотр Дам д’Амьен. В ту пору было общепринято ставить каркас крыши прежде, чем возводить своды, чтобы защитить стройку от непогоды и установить тали для подъёма стройматериалов. Однако научная датировка каркаса над нефом доказывает, что он был установлен позже, чем каркас кровли над восточной частью здания. Дубы, из которых изготовлены стропила, были срублены в начале XIV века. Поскольку невозможно себе представить, что неф так долго оставался без сводов и без крыши, следует думать, что на нефе установили временный каркас или же его заменили, заботясь о гармонии с кровлей хоров. Следует отметить, что для постройки подобного здания вопрос закупки леса был даже важнее, чем наличие у капитула карьеров с камнем. К лесу, нужному для каркаса крыши, добавляется дерево, совершенно необходимое для лесов, подъёмников и возведения арок.

Навершие южной башни.

Снаружи заметно, что верхняя часть хоров отличается от завершения нефа. Верхний ряд окон продолжен треугольными фронтонами, которые укрепляют скелет здания, ослабленный в этом месте окнами трифория. Обеспечивая связь с апсидой, они также отмечают членения пролётов крестоцветами (флеронами) и пинаклями.

Пинакли, увенчанные флеронами. На заднем плане — башня Перре.

Стрельчатая башенка установлена на пересечении с трансептом. Её крест возвышается на 112,7 м. Она сменила свою предшественницу, уничтоженную пожаром в 1528 году. Нынешнюю башенку, законченную в 1533 году, укоротили из-за урагана 1627 года.

В революцию башенка утратила декор в виде цветков лилий. Виолле ле Дюк реставрировал её в 1851 году. Свинцовое покрытие, которым обшито это произведение плотницкого искусства, дважды успешно реставрировалось между 1884 и 1887 годами и в 1973-80 годах.

«На этом камне…»

Чтобы построить самую большую готическую церковь в мире, нужен был камень хорошего качества из ближайших окрестностей. Чтобы защититься от сырого грунта и обеспечить  устойчивость здания, для фундаментов лучше всего подошёл песчаник из Вилье-Бокаж. Для стен и статуй выбрали известняк, в котором иногда находят конкреции кремня.

Горгульи, колонки и фрагмент каменной кладки северной башни.
«Роза» западного фасада. Вид с галереи третьего яруса.

Его добывали в карьерах в долине реки Сель, на землях Круасси, Фонтен-Боннело и Домелье, принадлежавших капитулу, затем в долине Соммы у Тиранкура во владениях, предоставленных каноникам в 1234 году. Затем мастера из Амьена сложили эти камни в гениальную конструкцию.

TEXT.RU - 100.00%
TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...