Русское ювелирное искусство XVII века

Продолжаем рассказ об изделиях русских златокузнецов, начатую в статье «Русское ювелирное искусство XVI века.
ВИТРИНА 8.

Крышка раки царевича Дмитрия сделана из серебра и покрыта высокорельефной чеканкой. Документы донесли нам имя замечательного мастера, который её сделал – его звали Гаврила Овдокимов. Вся поверхность крышки покрыта изумительным травным узором. Мастер нарочно  применил очень трудоёмкую и длительную операцию – на фон орнамента особым инструментом чеканщика набиты ямочки. Такая тех­ника называлась канфарением. Поэтому фон орнамента – матовый, на нём травный рисунок выглядит намного изящнее и ярче.

Интересно заметить, что при создании крышки раки, чеканщик старался, чтобы изображение царевича точно передавало его облик. Вероятно, он пользовался словесными описаниями сына Ивана IV и сохранившимися письменными источниками. Гаврила Овдокимов добивался портретного сходства, поэтому не забыл о родинке на лице отрока-мученика. На шее святого Димитрия помещена тёмно-красная бархатная полоска с накладками из жемчуга, как символ его насильственной смерти. На полях крышки изображены святые, соименные членам царской семьи.

А крышка раки святого Кирилла Белозёрского была разбита большевиками. Её фрагменты хранилась в разных местах, пока не решили их соединить и отреставрировать. Крышка выполнена из позолочёного серебра.

Экспозиция русского ювелирного искусства XVII века продолжается во втором зале. Перейти к рассказу о предметах следующей витрины можно, упомянув мастера Гаврилу Овдокимова, который  создал не только крышку раки царевича Димитрия, но и оклад на Евангелие, представленный в витрине № 9.

  • МОСКОВСКОЕ ЮВЕЛИРНОЕ ИСКУССТВО первой половины XVII века. ВИТРИНА 9.

Евангелие XVII века Михаила Фёдоровича. Ясно, что этот оклад был сделан по образу оклада Ивана IV 1571 года.  Царский указ гласил: сделать такой же оклад. Но мастер Гаврила Овдокимов,  был бы копиистом, а не выдающимся златокузнецом, если бы не использовал свои приёмы и не привнёс бы новые техники, известные в XVII веке. В этом столетии возникли свои требования к манере украшения ювелирных изделий. Церковное искусство в это время вбирало в себя светские элементы. Колорит этого оклада намного богаче и ярче, чем драгоценное Евангелие Ивана Грозного. Однако Гаврила Овдокимов, следуя царскому указу, многое взял у своего древнего собрата по ремеслу – размеры, общий вид, детали убранства. Повторяется и центральный сюжет оклада : Сошествие во ад. Но оклад XVII века отличает необыкновенное буйство красок: белой, зелёной, красной. Яркие камни, зёрна жемчуга делают этот оклад чрезвычайно нарядным. Евангелисты  изображены с подробными деталями интерьеров, что ещё раз напоминает об «обмирщении» церковного искусства.
Жемчуг широко использовался на Руси для украшения разнообразных предметов. Его во множестве добывали в северных русских реках. Но самым красивым и самым ценным считался привозной жемчуг из Персидского залива. Для этого оклада использовали именно восточный жемчуг.
Для украшения оклада на икону Троица русские мастера использовали шведские золотые монеты. В окладе более 11 кг  чистого золота.

Он выполнен в технике чеканки по золоту. Интересна история его создания. Московские мастера изготовили оклад по заказу дяди царя Бориса Годунова, Дмитрия Ивановича Годунова. Дмитрий Годунов внёс это драгоценное украшение в качестве вклада в родовую усыпальницу Костромского Ипатьевского монастыря.

  • РУССКАЯ ПОСУДА XVII века. ВИТРИНА 10.

Русские мастера делали не только священные сосуды и оклады икон. Весь XVII век существовал большой спрос на светские изделия, в том числе на драгоценную посуду. Царские пиры были долгими, славились многочисленными переменами блюд, изысканностью кушаний и напитков. Посуде царских трапез посвящена отдельная витрина.

  Ендова – древнерусская чаша с носиком. Из ендовы во время трапезы разливали напитки: попиво, хмельной мёд, квас. Конечно, ендова с царского стола должна быть как минимум серебряной. На её поверхности нанесён ложчатый орнамент. Чередование гладких и расчеканенных узором ложек делает чашу строгой и изысканной.


Особый древнерусский сосуд сферической формы именуется братиной. Многие братины украшались чернью. Причём чернью выделен рисунок или фон изделия. Некоторые братины делались с крышкой. На одну нанесена чеканка изумительно тонкой работы.

Кажется, что все братины  почти одинако­вы. Но если внимательно к ним присмотреться, заме­чаешь богатство и  разнообразие украшений. Одни сплошь покрыты пышным чеканным растительным узором -травами, цветами, треугольниками или мелкими круглыми выпуклостями, они условно на­зывались «яблоками» и «ложками». Бра­тины также бывают совершенно гладкие и обильно украшенные яркой цветной эмалью, драгоценными камнями и чернью.

На маленьких женских чарках встречаются любопытные нравоучительные надписи, например:  «Невинно вино, проклято пьянство», «По­вторить — сердце увесе­лить, утроить — ум уст­роить, много пить — дурну быть».  Из них пили не только крепкие напитки, но и мёд, о чём говорит надпись: «Чарка медвяная».  Делали чарки из драгоценных металлов и камней: агата, гор­ного хрусталя, оникса, коралла, кости, перламутра и других материалов.
Среди женских братин выделяется очень нарядная маленькая золотая братинка. Она принадлежала второй жене царя Михаила Фёдоровича царице Евдокии Лукъяновне. Вещь настолько мала и изящна, что больше похожа на игрушку, чем на предмет взрослого обихода. Золотая братина украшена весёлым эмалевым узором, а конусообразная крышечка прекрасно завершает облик удивительной чаши. По верхней части братины вязью выведена надпись: «Братина государыни-царицы и великой княгини Евдокии Лукъяновны».

Кроме братин и чарок, бытовали на Руси и ковши. Это чаши для пития, причём такая форма сосуда для напитков характерна только для Руси. Ковши в собрании Оружейной палаты золотые, украшенные драгоценными камнями. В Средние века, да и много позже, не только на Руси, но и по всему миру знать очень боялась, что недруги подсыпят в питиё яд. Камни же считались оберегами – люди верили, что камень изменит свой цвет, если напиток будет отравлен, и предупредит своего владельца. Форма ковшей для пития на Руси напоминает лебедя или ладью, плывущих по воде. В витрине с посудой представлены золотые ковши, сделанные для царя Михаила Фёдоровича. Каждый из 3-х ковшей действительно выкован из цельного куска золота. Они украшены драгоценными камнями и надписями, выполненными в технике черни. Известны имена мастеров кремлёвской Золотой палаты, сделавших эти ковши: Третьяк Пестриков, Иван Попов да Афанасий Степанов.


Позже, В XVIII веке из ковшей уже не пили, их использовали в качестве наград. Ковшами жаловали купцов или казаков. В Оружейной палате есть несколько таких наградных ковшей с двуглавыми орлами. Они очень тяжёлые, весом около 5 кг, неудобной формы и предназначены совсем не для пития. На фото изображён наградной ковш XVIII века.

На другой стороне витрины с драгоценной посудой представлен оклад на Евангелие. Он называется аметистовым, потому что украшен аметистами всех цветов, каких только может быть этот камень. Оклад серебряный, медальоны с изображениями Распятия с предстоящими святыми и евангелистов выполнены в технике черни.

Чернёное блюдо. В его украшении заметно европейское, в частности, голландское, влияние — один из элементов узора напоминает тюльпан.

РУССКОЕ ЮВЕЛИРНОЕ ИСКУССТВО второй половины XVII века. ВИТРИНА 14.

Третий оклад на  Владимирскую икону в коллекции Оружейной палаты отличается необыкновенной красотой и богатством. Его  надевали на икону поверх старинного оклада митрополита Фотия  XV века (витрина 4, статья «Русское ювелирное искусство XII-XV веков»).

Самое удивительное в нём – два больших изумруда. Их отличает редкое сочетание величины и качества. Природа трудилась над созданием таких камней миллионы лет. Изумруды весят по 100 карат каждый.


Интересна чаша, подаренная в знак примирения патриархом Никоном царю Алексею Михайловичу, об этом говорит надпись на её широком венце. Чаша украшена расписными и поливными эмалями. По поверхности чаши мастер выполнил чеканку ложками и от этого она похожа на яркий, распустившийся тюльпан.

Между отдельными частями надписи вставлены четыре крупных драгоценных камня — два изумруда и два сапфира. Небольшие алмазы и рубины, укреплённые на чаше, ещё больше расцвечивают её.

После Алексея Михайловича чашей владел князь Василий Васильевич Голицын. Об этом говорит надпись на дне чаши, сделанная по повелению двух царей-братьев Ивана Алексеевича и Петра Алексеевича. Чашу подарили Голицыну за его службу по заключению мира с королём Польским. Она вернулась в царскую казну, когда князь попал в немилость и его имущество конфисковали. Поэтому этот предмет, не только произведение искусства, но и очевидец политических событий XVII века.
Потир XVII века. – подарок свояченицы (сестры жены) царя Алексея Михайловича, боярыни  А.И.Морозовой. Анна Ильинична Морозова, в девичестве Милославская, была женой воспитателя и друга Алексея Михайловича, боярина Бориса Ивановича Морозова. Она сделала вклад в Чудов монастырь Московского Кремля. Потир входил в литургический прибор вместе с тарелью, лжицей и копиём, дискосом и звездицей. Монастырь так гордился этим прибором, что во всех монастырских описях до XIX века он значился под номером один. А в XIX веке он вдруг исчез из финансовых документов обители. Нашли его лишь в первой четверти ХХ века, когда взорвали Чудов монастырь. В одной из монастырских стен и обнаружили этот потир. Видимо, его спрятали в 1812 году, а человек, знавший о кладе или погиб, или не смог вернуться.

Оклад на Евангелие. Золото. Удивительно, как старые мастера украшали эмалью такие изделия. Ведь когда его делали, градусников ещё существовало. У эмальера должно было быть удивительное чувство температуры. Мастера твёрдо знали, в какой момент нужно поставить вещь в печь. А ведь эмали разного цвета обжигались при разной температуре. И в этом окладе, как и во всех других вещах нет ни одного подтёка, неровности! В центральном клейме – 8 цветов и у каждого цвета своя температура плавления! (Единственный металл, который даёт белый цвет – это свинец).


Об этом окладе европейские эксперты говорят, что по технике украшения это чисто восточная работа и никак не хотят признать работу нашего мастера за европейскую. Дело в том, что для большей изукрашенности, мастерам выдавали из царской казны турецкие пряжки, броши, запоны, чтобы они применяли их в украшении государевых заказов. Таких пряжек в царской казне хранилось великое множество. Конечно, без этих восточных элементов оклад ни в коем разе не потерял бы своей ценности и богатства декора, но с царственными заказчиками спорить не полагалось. (На снимке — фрагмент оклада на Евангелие с турецкими запонами и пряжками).


На другой стороне этой витрины находится ещё один оклад на евангелие XVII века. Здесь видно, как менялась мода. Вместо сплошного узора появляется обширная поверхность гладкого, не заполненного узором пространства. Стиль узора именуется  «московским барокко». (Cнимка пока не нашли)

  • РУССКИЕ РАСПИСНЫЕ ЭМАЛИ. ВИТРИНА 12.

В XVII веке помимо московских мастерских активно развивались и провинциальные ювелирные центры, где делали акцент на особенную местную технику. Сольвычегодск славился эмалями. В старые времена Сольвычегодск назывался Усольем, поэтому изделия, сделанные в сольвычегодских мастерских называются усольскими эмалями. Их очень легко отличить от ростовской эмали. Цветовая гамма усольских эмалей – светлая, не яркая, спокойная, как и сама северная природа. Белый цвет эмали звучный до голубизны. Усольские мастера обводили контур рисунка чёрным. Предметы производили в основном, утилитарные, бытового назначения – вилки, ложки, чашки, тарели. Необычный предмет на экспозиции – тарелка с аллегорическими изображениями пяти чувств – зрение, слух, обоняние, осязание, вкус.


На другой тарелке в центре изображён лев и весь цвет фона изделия – золотой, песочный, как и цвет пустыни, где обитает царь зверей.

Чаша с портретом юноши. Как и у всех Сольвычегодских эмалей, фон чаши залит белой эмалью, а зелёные, жёлтые, лиловые, коричневые, голубые цвета делают роспись не просто нарядной, а даже фантастичной.

Края чаши украшают крупные цветы, похожие на тюльпаны. Более мелкие цветы обрамляют портрет юноши в середине. Интересно заметить, что наряд юноши больше напоминает западно-европейское платье. Скорее всего, за образец мастер-эмальер взял иностранную гравюру или иллюстрацию из книги.

На этом можно закончить рассказ о древнем русском ювелирном искусстве. В XVIII веке в моду вошли другие предметы, появились другие техники, о них будет отдельный рассказ. Предлагаем познакомиться с работами самого знаменитого русского ювелира Карла Фаберже. Первая статья цикла — «История коллекции пасхальных яиц Фаберже».

Начало темы древнерусского ювелирного искусства в статьях:
«Русское ювелирное искусство и XII-XV веков»
«Русское ювелирное искусство XVI»

Источники:
1.Лекторий московского Кремля. Лекция «Искусство русских златокузнецов XII-XVII веков. Старший научный сотрудник Григорьева Наталия Александровна.
2.Методические рекомендации по подготовке обзорной экскурсии по Оружейной палате. Составитель: Филатова Т.В.
3.К.В.Донова, Л.В.Писарская «Оружейная палата», М., Московский рабочий, 1960 г.
4. И.Ненарокомова, Е.Сизов «Художественные сокровища Государственных музеев Московского Кремля», М., Советский художник, 1978 г.
5.И.В.Фаизова «Методические рекомендации к обзорной экскурсии по Государственной Оружейной Палате Московского Кремля, М., Спутник, 2011 г.
6.Московский Кремль. Путеводитель. М., Московский рабочий, 1990 г.

 Рекомендуем также почитать о колыбели Александра I.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 2

  • Здравствуйте. Подскажите, пожалуйста, что известно вот об этой миниатюрной чаше (предположительно, из собрания Оружейной палаты):
    Прошу прощения, что через фейсбук, но других ссылок найти пока не удалось.
    Благодарна заранее.


    • Может быть эта чаша и находится в собрании Оружейной палаты, но на постоянной экспозиции её нет, в источниках по Оружейной палате тоже не помню. Возможно, она хранится в запасниках музея. Ваш вопрос лучше адресовать специалистам музея. Мы всего лишь гиды-переводчики и не в полной мере владеем материалом о коллекции музея.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *