Живопись Франции XVIII века в ГМИИ

Продолжаем серию статей, посвящённых французскому искусству XVIII века из коллекции ГМИИ. В предыдущей записи мы рассказали о Жане-Батисте Грёзе.
Одним из талантливейших учеников Грёза был Никола Бернар Леписье.
В ГМИИ представлен его «Портрет семьи Леруа, слушающей чтение библии». То, что это семейный портрет у зрителей не возникает никаких сомнений – все члены семьи на одно лицо. Лишь у матери семейства черты лица отличаются, что неудивительно, ведь она из другого рода.  Изображёна очень обыденная сцена, как будто сама повседневная жизнь выступает на первый план. И никто из домочадцев не забыт – ни младенчик, ни даже кошка.

Никола Бернар Леписье «Портрет семьи Леруа, слушающей чтение библии»

Жан Лорен Монье. Парный портрет Муравьёвых «Портрет Е.Ф.Муравьёвой с сыном». Маленький мальчик на коленях у матери – будущий автор первой русской конституциии.

Жан Лорен Монье «Портрет Е.Ф.Муравьёвой с сыном».

Одним из самых знаменитых представителем французской школы живописи был Жан Батист Симеон Шарден. Академики презирали этого художника,  считали, что он всё делал не так, как предписывали академические традиции. Он писал натюрморты, этот жанр считался в Академии самым презираемым.  В коллекции ГМИИ хранится не совсем  обычный натюрморт, а «Натюрморт с атрибутами искусств».

Жан Батист Симеон Шарден «Натюрморт с атрибутами искусств»

Но тем не менее, выбор предметов для натюрморта его не извиняет, считали в академии художеств. Шарден большое внимание уделял цвету и в истории искусств, вместе  с Веласкесом и Рубенсом, считается колористом.

Довольно популярна в то время была так называемая «обманка», живопись на холсте, хотя такой рисунок легко принять за рельеф. «Натюрморт, изображающий барельеф Бушардона «Осень». Шарден перерисовал два из четырёх рельефов скульптора Бушардона «Времена года». Такая техника называется «гризайль». Выполняется гризайль только серым цветом, где-то он кладётся гуще, где-то темнее и от этого картина выглядит, как барельеф.

Жан Батист Симеон Шарден «Натюрморт, изображающий барельеф Бушардона «Осень»

Франсуа Гюбер Друэ младший. «Портрет князя Голицина». В начале 60-х годов князь возглавлял русское посольство в Париже.  Он был филантропом и художественным коллекционером.  Всё  свое состояние завещал на постройку больницы в Москве. Дмитрию Михайловичу Голицыну мы обязаны Эрмитажем,  а Москва — Голицынской больницей. В течении 20 лет он был послом России во Франции и Екатерина II дала ему задание покупать картины для её коллекции. Голицин работал с Дидро. Во Франции философа ненавидели и говорили, что если бы он мог, то вывез бы  из Франции всё и отдал бы в Санкт-Петербург для своей венценосной покровительницы. Дени Дидро знал, где что продавалось, знал он и вкусы императрицы, докладывал обо всём Голицыну. Русский посол быстренько проворачивал сделки, грузил бесценный груз на корабль «Ласточка», который через две недели швартовался в Кронштадте.

Франсуа Гюбер Друэ. «Портрет князя Голицина»

Собирая картинную галерею западного искусства для Екатерины II Голицин и сам заразился собирательством и параллельно  начал покупать картины и для себя. В Москве он построил больницу, которая до сих пор называется его именем (кроме советского времени). При больнице Голицын организовал свою картинную галерею, которая стала первой бесплатной народной галереей в городе. После 1812 года от неё осталось только восьмая часть.

В  коллекции музея есть парный портрет четы Голициных, правда,  эти два портрета выполнены разными художниками.

Екатерина Голицына была придворной дамой, но прожила недолго, это изображение – её посмертный портрет, писал его Луи Мишель Ванлоо. «Портрет княгини Е.Д.Голицыной».

Луи Мишель Ванлоо. “Портрет княгини Е.Д.Голицыной”

Интересно, что два разных художника правильно подобрали цветовую гамму парных портретов. Мужской написан холодными тонами, женский – тёплыми. На женском портрете изображение собачки, портрет любимого питомца. Екатерина Голицына происходила из семьи Кантемиров, перед замужеством приняла православие и была крещена Екатериной.

Творчество Гюбера Робера в некотором роде являются историческим документом, он был мастером архитектурного пейзажа. Но он никогда не копировал виды, во всех его полотнах присутствует нотка романтизма, пейзажам Робер придавал поэтическое чувство. Изображая руины церквей, фрагменты скульптуры, архитектурные памятники, он включал современную жизнь в быт города. В его работах есть и жизнь природы — он тонко улавливал игру света и одухотворял их, наделял движением.

Цветовая гамма Робера довольно сдержанная, почти монохромная. Он использует серовато-серебристые и золотисто-коричневые тона, иногда включает пятна киновари.

В нашем собрании  несколько его картин. «Руины с обелиском в глубине»,

Гюбер Робер «Руины с обелиском в глубине»

«Саркофаг»

Гюбер Робер «Саркофаг»

и «Разрушение церкви 1787 г.». Он любил сталкивать искусство разных стран и разных времён.  У картин Гюбера Робера необычный удлинённый формат. Римские арки, греческие статуи, Египет – и всё это обжито в его на его полотнах. Принадлежали картины Юсупову и были приобретены для овального зала имения Юсуповых в Архангельском.

«Разрушение церкви».

Гюбер Робер «Разрушение церкви»

Картина даёт историкам основание судить о вандализме во Франции после французской революции. Многие церкви были разнесены по камушку, в том числе и эта необычно красивая готическая часовня. При часовне было кладбище невинно убиенных младенцев, вандализму подверглось и оно, его тоже разрушили.

Но мастером, которой смог «перекинуть мостик» между искусством XVIII и XIX веков стал Луи Давид.  О нём и его учениках рассказ в отдельной статье.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Слово молвить