Вязьма

Мне довелось побывать в тех краях в конце прошлого века. С тех пор город Вязьма и усадьба Хмелита были для меня не более, чем точками на карте и словами на указателях на трассе М1. Но вот в очередную субботу мне поступило предложение съездить в Вязьму. Почему бы и нет, подумал я и полез в Яндекс освежить в памяти информацию об этих краях. Но никакой Яндекс не даст той полноты впечатлений, которую могут дать собственные глаза и уши.

Итак, первое упоминание о Вязьме датируется 1239 годом, когда князь Смоленский Владимир Рюрикович отдал град в удел своему сыну Андрею по прозванию «Долгая рука». Видать не один Юрий Владимирович отличался захватнической политикой такой физической особенностью. Весь XV век Вязьма входила в ВКЛ (не путать с выкл.) , а в самом конце столетия при Иване III была возвращена в лоно Московского государства. На протяжении всей своей истории город переживал разорения и вражеские нашествия. Город воевали поляки, захватывали французы, полтора года длилась фашистская оккупация.

Не случайно герб Вязьмы так похож на герб Смоленска: Это пушка, с сидящей на ней птицей-феникс, дополненная изображением старинного укрепления — редута.

По пути в Вязьму мы сделали  остановку у памятника воинам-дорожникам. Раньше там была просто площадка, теперь же  устроили газон и уложили собянинскую плитку. Останавливаться стало крайне неудобно, зато благолепие благоустройство присутствует. И бюджет, опять же, освоили. 🙂

Автор памятника скульптор Андрей Ковальчук. Он создал многофигурную композицию, отражающую тяжкий труд солдат, наводивших переправы и прокладывавших военные дороги. Памятник был открыт в 2002 году.

Несколько позже рядом появилась часовня Смоленской иконы Богородицы довольно странного вида. Часовню отличает приземистый, будто расплывшийся силуэт с непропорционально массивным барабаном и широкой, будто от другого храма, шлемовидной главой.

Все пути в Вязьме ведут на главную площадь, когда-то Торговую, а теперь Советскую. Площадь слишком велика для небольшого города. Когда-то её окружали обывательские дома и торговые ряды, разрушенные в последнюю войну.

Кроме пары старинных домов на площади стоит типовой знак «Город воинской славы». Это звание было присвоено городу 3 года назад.

Гораздо интереснее гранитная колонна, стоящая неподалёку у Богородице-Рождественской церкви. Она напоминает о событиях 1812 года. Жители сожгли свой город перед вступлением в него Буонапарте, чтобы их добро не досталось врагу. В Вяземском уезде действовал летучий отряд Дениса Давыдова. Блестящий офицер, доблестный воин, человек, не чуждый доброго вина и общества прекрасного пола, Денис Давыдов был и незаурядным поэтом:  «…Не хочу высоких званий

                   И мечты завоеваний

                   Не тревожат мой покой!

                   Но коль враг ожесточенный

                   Нам дерзнёт противу встать

                   Первый долг мой, долг священный

Вновь за родину восстать».

Колонна поставлена в честь солдат Перновского полка, геройски сражавшихся с Наполеоновской армией прямо на городской площади у стен храма. Этот монумент появился в Вязьме сто лет назад в память о битве 22 октября (3 ноября) 1812 года. Памятник был создан по проекту художника Н.С.Матвеева и разрушен по решению совдепа в 1918 году. Колонну в честь солдат Перновского полка восстановили лишь в 1962 году к 150-летию Войны 1812 года. Скульптор А.Ф.Чадин воссоздал памятник по сохранившимся фотографиям.

Наполеон, отступая от Москвы, прибыл в Вязьму 19 октября. Он приказал маршалу Нею встать в арьергарде отступавшей Великой армии. Войска Наполеона сильно растянулись по Старой Смоленской дороге. До подхода русских войск  корпуса Евгения Богарне и Юзефа Понятовского и аръергардный корпус маршала Даву не успели пройти через город. Русский авангард под командованием генерала Милорадовича подошел к Вязьме в ночь на 22 октября. Милорадовичу были приданы казачьи полки под командованием атамана Платова. Русское войско рассекло корпус Евгения Богарне и отрезало аръергардный корпус маршала Даву. Богарне, соединившись с Понятовским, оттеснил русский заслон. Войскам маршала Даву удалось соединиться с основными силами. Совместно с корпусом маршала Нея была организована оборона на высотах у Вязьмы. На военном совете Ней, Даву, Богарне и Понятовский приняли решение отходить. Первыми отступали итальянский и польский корпуса, последовавший за ними корпус маршала Даву вскоре обратился в беспорядочное бегство. Маршал Ней пропустил остальные войска через город. В 6 часов вечера под натиском Милорадовича он приказал очистить Вязьму и уничтожить мост.

Французы потеряли в этой битве до 7000 человек, русская армия лишилась 800 солдат и ещё 1000 была ранена. На следующий день выпал первый в том году снег, еще более усугубивший положение Великой армии.

Генерал Ермолов отметил в своих записках: «В Вязьме в последний раз мы видели неприятельские войска, победами своими вселявшие ужас повсюду и в самих нас уважение. Еще видели мы искусство их генералов, повиновение подчиненных и последние усилия их. На другой день не было войск, ни к чему не служила опытность и искусство генералов, исчезло повиновение солдат, отказались силы их, каждый из них более или менее был жертвою голода, истощения и жестокости погоды.»

После вяземской битвы отступление «галлов, а с ними двунадесяти языков» превратилось в беспорядочное бегство. Маршал Ней писал начальнику Главного штаба маршалу Бертье: «Почти только одна итальянская королевская гвардия шла ещё в должном порядке, остальные упали духом и изнеможены от усталости. Масса людей бредёт в одиночку в страшном беспорядке и большей частью без оружия… Без преувеличения, по всей дороге плелись около 4 тыс. человек от всех полков Великой армии, и не было никакой возможности заставить их идти вместе.»

В память о Вяземском сражении на территории бывшей крепости 100 лет назад был установлен памятник «Доблестным предкамъ»в виде неприступной скалы, на вершине которой гордый двуглавый орел гневно треплет клювом поверженный французский штандарт. А вторая глава зорко следит за отступающими врагами. Автор монумента В.И.Семенов.

Судьба этого прекрасного памятника также оказалась незавидной. Совдеповцы вначале ободрали монумент, сняв все бронзовые детали, а в начале 20-х гг. он был полностью разрушен. Памятник восстановил вышеупомянутый А.Ф.Чадин в 1959 году.

 Однако, мы рановато ушли с площади. Ведь церковь Рождества Богородицы также заслуживает внимания. Храм был построен в 20-х годах XVIII века. Ему довелось побыть храмом-памятником 1812 года, а в советское время… домом физкультуры, радиоузлом, кинотеатром, наконец музеем. В 2003 году, тогда ещё митрополит Кирилл (Гундяев), освятил престол во имя Рождества Богородицы. В трапезной по прежнему находится музей.

Неподалеку от церкви стоит маленький домик, занятый сейчас церковной лавкой Иоанно-Предтеченского монастыря. Это весьма неплохой, хоть и изрядно побитый войной и людским небрежением, образчик провинциального модерна. На его фасаде частично уцелела модная в начале прошлого века керамическая плитка.

На тыльной стороне дома укреплен современный раскрашенный барельеф  князя Симеона Мстиславича и Княгини Иулиании.

Здесь же установлен символический верстовой столб, отмечающий направление Старой Смоленской дороги. От Смоленска 163 версты.

Сама же Смоленская дорога в черте города выглядит так:

Это бывшая Московская улица, старинный въезд в Вязьму со стороны Первопрестольной. Старая Смоленская дорога была хожена-перехожена поколениями простых русских мужиков. Не случайно в память об этих путниках — каликах перехожих, как звали их в старину — был установлен гранитный… лапоть.

с соответствующей пояснительной табличкой.

Ну а теперь по бывшей Московской улице двинемся к древнему детинцу — туда, где стоял деревянный град. Государь Алексей Михайлович повелел возвести на детинце новый каменный собор в честь полного освобождения Смоленского княжества от польско-литовских завоевателей. Храм во имя Пресвятой Троицы был построен при воеводе Федоре Григорьевиче Меньшом-Хрущеве в 1674-76 гг. Трапезная и колокольня были пристроены почти 200 лет спустя в XIX веке.Прежде на высоком холме над рекою Вязьмой стоял более древний Никольский собор. В нём дважды побывал Иоанн Грозный, включивший Вязьму в опричнину в 1564 году.

Крутой берег над рекою Вязьмой наиболее богат древностями. Рядом с собором прежде стоял Аркадьевский монастырь, основанный в 1661 году бывшим пастухом Сергием, принявшим постриг после явления ему Аркадия Вяземского и ставшим первым строителем монастыря. Об Аркадии Вяземском и Новоторжском чудотворце известно немногое. Был он сыном вяземских купцов Сырейщиковых с Олёшинской улицы. Родился и жил в первой половине XI века. В юности избрал он подвиг юродства, весьма редкого в ту пору, «красоту мирскую и славу земную ни во что не вменив».  Идя однажды по городу, Аркадий увидел ребенка, пьющего молоко из миски, в которой сидел уж. Тогда святой сказал: «Да не будет сего гада в Вязьме и за тридесять поприщ!» После чего змеи в окрестностях города исчезли. Вяземцы смеялись над юродивым до тех пор, пока он не воскресил сына одной вдовы, умершего от змеиного укуса. Однажды мимо Вязьмы проходил преподобный Ефрем, бывший конюший князя Бориса. Князя злодейски убили по приказу Святополка Окаянного. Ефрем встретился с Аркадием и укрепил его в избранном последним подвиге благочестия. Когда Ефрем основал в Торжке Борисоглебский монастырь, Аркадий навсегда покинул Вязьму и ушел в Торжок к своему духовному наставнику. Там он принял монашеский постриг. Точное время кончины преподобного Аркадия неизвестно. Возможно, это случилось в декабре 1077 года. 600 лет спустя в июле 1677 года его мощи были обретены в Торжке.

Однажды Аркадий Вяземский  явился пастуху Сергию и велел ему передать горожанам, что он не благословляет возобновление церкви в запустевшем Преображенском монастыре, а велит возобновить храм Всемилостивейшего Спаса «нижний» у места своих молитвенных подвигов. Сергий, приняв постриг и получив монашеское имя Спиридон, стал первым строителем нового монастыря. Монастырь был упразднен в начале XVIII в и вновь открыт после 1779 года как женский. Обитель просуществовала до 1922 года, а Спасский собор был закрыт в 1929 году. После войны его восстановили и приспособили под городскую библиотеку.

На территории бывшего Аркадьевского монастыря стоит единственная уцелевшая башня каменной вяземской крепости, построенной по повелению Михаила Фёдоровича Романова в 1631-32 годах. Прежде их было 6, а сохранилась до наших дней лишь эта, именуемая Спасской.

Напротив монастыря на месте самой любимой горожанами вяземской церкви св. Духа…

вскоре после войны был открыт памятник генералу Михаилу Григорьевичу Ефремову. Во время битвы за Москву Ефремову было поручено командовать 33 армией. Эта армия прикрывала юго-западное направление, сражаясь в районе Наро-Фоминска. Ликвидировав «Нарофоминский прорыв» группы армий «Центр», 6 декабря 1941 года 33-я армия перешла  в наступление. 26 декабря был освобожден Наро-Фоминск, 4-го января — Боровск, а 19 января — Верея.

К этому времени армия нуждалась в пополнении личным составом и техникой, однако 17 января Ефремов получил приказ наступать на Вязьму.

В начале февраля фашисты отрезали 33-ю армию от основных сил. Два с половиной месяца армия сражалась в окружении. Попытки пробить коридор успеха не имели. 13 апреля была потеряна связь со штабом 33 армии. Её остатки пытались пробиться на восток.

19 апреля Михаил Ефремов застрелился. Он был похоронен фашистами, возможно, в присутствии командующего 9-й армией вермахта Вальтера Моделя, со всеми воинскими почестями в селе Слободка. Позже его прах был перенесён на Екатерининское кладбище в Вязьме.

В 1946 году совсем ещё молодой Евгений Вучетич создал памятник генералу Ефремову. По преданию монумент был отлит из стреляных гильз, собранных  на местах сражений в Смоленской и Калужской областях.

В 1996 году Ефемову было посмертно присвоено звание «Герой России».

На юго-западной окраине города стоит Иоанно-Предтеченский монастырь, существующий с 1536 года. Это место на крутом берегу реки Бебри имело дурную славу. Здесь устроил воровской притон боярин Иван Овчина-Телепень-Оболенский, фаворит матери Иоанна Грозного Елены Глинской. Пользуясь своим положением при дворе, он, собрав вокруг себя лихих людей, грабил купеческие обозы и окрестные сёла.

Подвижник Герасим Болдинский обосновался поблизости от разбойничьего притона. Тати, во главе с Телепень-Оболенским, неоднократно били его, пытаясь прогнать, но Герасим своими молитвами отвратил разбойников от греха и, в 1542 году получил благословение и грамоту от митрополита Макария и дозволение Иоанна Грозного на основание обители. В монастыре бывали Иоанн Грозный и Борис Годунов. После разорения Смутного времени в монастыре начинается каменное строительство. В 1630-е годы  был возведён дивный трёхшатровый храм Богоматери Одигитрии. Его аналогом является церковь Рождества Богородицы в ПутИнках в Москве.

Еще одна трёх-шатровая церковь, именуемая «Дивной», стоит в Угличе.

 

 

Однако вяземская Одигитриевская церковь, пожалуй, самая красивая среди них. Три высоких шатра, стоящие на филигранных, будто вырезанных из камня восьмериках, устремлены в небо. Три яруса кокошников придают дополнительную лёгкость трёхшатровому завершению церкви.

Вяземская церковь Богородицы Одигитрии стоит на обрыве над рекой, её хорошо видно аж с центральной городской площади.

Недаром этот храм включен в список всемирного наследия ЮНЕСКО.

Позже, в Царствование Алексея Михайловича (1656 г), была возведена каменная надвратная церковь Вознесения с трапезной палатой. Сейчас, после ремонта она служит монастырским собором.

В 1812 году монастырь был полностью разрушен, убытки составили огромную по тем временам сумму в 40 тысяч рублей.

Но ещё большее разорение принесли монастырю большевики. В 1922 году монастырь был закрыт, ободрано было всё, вплоть до куполов, их сдали на металлолом. После войны в монастыре устроили пивоваренный завод, снеся классицистическую Знаменскую церковь под предлогом того, что она не имела художественной ценности. На территории монастыря находились мастерские общества слепых и торговые склады. В 1989 году монастырь передали епархии. С 1995 он функционирует в качестве женской обители.

Мне довелось побывать во множестве вновь открытых монастырей. Иоанно-Предтеченский относится к числу тех, в которые хочется вернуться.

На стене монастыря справа от входа установлена современная мозаика, изображающая вяземских мучеников князя Симеона и княгиню Иулианию, погибших в Торжке от рук смоленского князя Юрия.

Город знаменит не только военными подвигами и храмами. В Вязьме по сей день пекут «коврижку вяземскую», известную по меньшей мере с XVII века. Конечно, советской власти было не до пряников. Лишь недавно вяземский хлебозавод возродил этот промысел.  По старинному рецепту пекут так называемый «битый пряник» с миндалём, арахисом и цукатами. Он весьма крепок и вязнет на зубах. Срок хранения битого пряника до четырёх месяцев. А.С.Пушкин упоминает старинное присловье: «Москва славилась невестами, как Вязьма пряниками».

Вяземский пряник нашел отражение в народном фольклоре 1812 года:»Наполеон попил в Москве горячей водицы, в Калуге у него зад в тесте увяз, а в Вязьме пряник в зубах завяз».

Неподалёку от Вязьмы расположена усадьба Хмелита — родовое гнездо Александра Сергеевича Грибоедова.

Хмелита.

 

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии 1

  • Спасибо за интересную статью. Очень понравилась церковь Одигитрии. И рассказ о подвиге генерала Ефремова. Да, долго оценивали его подвиг в нашей стране — больше полувека.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *