Музыка в Венеции

Продолжение. Предыдущий рассказ называется «Венеция. Шедевры в храмах».
Услышать музыку в Венеции – не диво: она льется отовсюду, а если вспомнить определение архитектуры как безмолвной музыки, подаренное нам Гёте, то город просто наполнен ею. К тому же здесь множество театров и концертных залов.
На кампьелло дель Театро когда-то стоял театр Сан Самуэле, где пела блистательная, благородная и добрая Консуэло, так полюбившаяся мне по роману Жорж Санд.

Гуляя здесь, я представляла, как граф Дзустиньяни присылал за ней свою гондолу, и как плыла она по Канале Гранде мимо великолепных палаццо, расположенных напротив театра.

Считается, что прообразом Консуэло послужила знакомая всякому русскому Полина Виардо, но действие романа происходит в XVIII веке, и учителем ее французская писательница сделала вполне реальное лицо – композитора и музыканта-педагога Николо Порпору. А жила Консуэло здесь же, неподалеку — в Корте Минелли, совсем рядом с площадью Сан Фантин и главным оперным театром Венеции – Ла Фениче.
В XIX веке его барочное здание загорелось после представления «Золушки» Россини – осталась буквально одна зола. Отстроенное заново, оно опять горело в конце XX-го и опять было восстановлено.

На вывеске под балконом – все любимые оперы: «Травиата», «Трубадур», «Севильский…» На церкви рядом с театром и Скуолой ди Сан Фантин – объявление о концерте классической итальянской музыки.

Концерты проходят и в церквах, и в палаццо, и в так называемых скуолах. Что это такое? Не мудрствуя лукаво, скопирую определение из википедии:

«Скуола (итал. Scuola) — в средневековой Италии братство или благотворительная организация, члены которого ежегодно вносили взнос на определенные нужды. Малые скуолы представляли собой профессиональные или национальные гильдии. В Венеции находились семь больших благотворительных скуол, численностью в несколько сотен человек. Такие скуолы существовали по всей Европе, но только в Венеции они действовали с одобрения государства как гражданские организации и, несмотря на наличие святого-покровителя, не имели связи с церковью».

Сегодня скуолы – средоточие культуры: во многих из них можно насладиться картинами и музыкальными произведениями.

Но есть и другие оперные театры. Помимо упомянутого Ла Фениче

есть театр Малибран. Когда-то им руководил Гольдони, ставивший там свои пьесы; для него создавали оперы Скарлатти и Гендель. Тогда он назывался Сан Джованни Кризостомо, по расположенной рядом церкви, а свое нынешнее имя получил в память о легендарной испанской певице Марии Малибран, сестре Полины Виардо. Кстати, существует мнение, что Жорж Санд создала собирательный образ Консуэло, используя в качестве прототипов обеих сестер.

А на месте театра Малибран когда-то находился дом Марко Поло – он хоть и не имеет отношения к музыке, но тоже близок нам, русским: оставил описание Волги-матушки.

На фасаде соседствующего с театром здания – табличка: «Здесь стояли дома Марко Поло, который путешествовал по самым далеким странам Азии и описал их».

Концерты и спектакли стоят в основном недешево, но есть места, где музыку можно послушать бесплатно. Во-первых, на улице: часто уличные музыканты чудо как хороши, а со скользящих по каналам гондол

несется настоящее оперное пение. Во-вторых, в некоторых храмах. Так, в церкви Санта Мария делла Салюте

каждый день с 15.30 полчаса бесплатно звучит орган. Исполняют произведения итальянских композиторов от Вивальди до Аллеви. Музыка прекрасно слышна не только в самом храме, но и в сакристии, где можно под ее звуки любоваться шедеврами Тициана, Тинторетто, Якопо Пальмы Старшего. Дают там и бесплатные концерты.

Днем и ночью играет оркестр в знаменитом кафе «Флориан» на площади Сан Марко.

Есть в Венеции и Музей музыки – в церкви Сан Маурицио

на одноименной площади.

Там — правда в записи – мы послушали саундтреки Эннио Морриконе к «Профессионалу» и «Однажды в Америке», «Адажио» Альбинони и немного Вивальди. И все это – в окружении скрипок, клавесинов, виол да гамба и прочих инструментов времен последнего.

Интересующиеся и умеющие читать по-итальянски или по-английски узнают здесь много нового и об инструментах,

и о самом композиторе и его эпохе.

Венецианцы высоко чтут своего земляка.

Я бы сходила на Вивальди, хотя «Времена года» знаю наизусть: работая на круизном корабле, лет десять по десять раз за сезон вела концерты нашего гениального баяниста, и каждый раз он исполнял «Зиму». Но даже два часа было жаль проводить в помещении: уж больно славная стояла погода, и хотелось гулять, гулять, гулять…
Вивальди родился в Венеции, многие великие композиторы или жили, или скончались, или похоронены здесь.
На площади Сант Анджело, в Палаццо Дуодо, жил Чимароза, здесь же он встретил свой конец.

Его прелестный «Тайный брак» когда-то шел у нас в театре Покровского, а я так и не удосужилась его послушать. Билеты были куплены, был заготовлен и коньяк, чтобы выпить с подругами в антракте (в буфете этого театра не продают спиртное), но накануне я перегуляла на юбилее, и решила, что схожу в другой раз. А спектакль-то оказался последний: со смертью Бориса Александровича, мечтавшего улучшить мир, запретив на три дня все, кроме оперы, старые постановки стали вытеснять из репертуара. Теперь «Тайный брак» идет в «Стасике», но я никак на него не соберусь, да и за постановку, честно говоря, опасаюсь.
Умер в Венеции и родоначальник оперы Монтеверди — в церкви Санта Мария Глориоза деи Фрари, находится его могила: плита в полу, а рядом пюпитр с нотами. Его «Коронация Поппеи» тоже шла у Покровского, и тоже ее убрали из репертуара – к счастью, на нее я успела.
Церковь, которую обычно называют просто Фрари, очень знаменита: в ней также захоронены сердце скульптора Кановы и Тициан, творения последнего украшают ее наряду с шедевром Беллини и деревянной статуей Иоанна Крестителя – единственной работой Донателло в Венеции.

А в кофейне напротив Фрари композитор с созвучной фамилией — Джузеппе Верди — оставил автограф в альбоме знаменитого кота Нини, о котором я писала в очерке «Венеция на рассвете».
В Венеции умер и Вагнер, в Палаццо-Вендрамин-Калерджи на кампьелло Вендрамин, в 1883 году. А ровно за сто лет до него в Венеции скончался его соотечественник, представитель немецкого сентиментализма и рококо Хассе. Вагнера похоронили в Байройте, Хассе – здесь, в городе, в церкви Сан Маркуола. Здесь же, на кладбище Сан Микеле,

обрели последнее пристанище Дягилев и Стравинский. Дягилев, понятно, не композитор, но не ему ли мы обязаны тем, что русская музыка стала известна и любима во всем мире, в том числе и в Италии? А ведь когда Шаляпин впервые должен был выступать в миланском «Ла Скала», реакция итальянцев была бурно-негативной: «Выписывать русского певца в Италию! Да ведь это всё равно, что в Россию хлеб ввозить!» Дягилева не стало здесь же, в Венеции, на Лидо, а тело Стравинского было привезено сюда из Америки.
Такой и осталась для меня Венеция: вода, церкви, живопись, театр, звуки органа и божественные голоса… А сейчас я пишу о ней и слушаю цикл Таривердиева «Воспоминание о Венеции, тихая музыка». И названия-то какие – «Музыка на воде», «Восход над морем», «Одинокий саксофон», «На ступенях собора», «Белая маска»…

Продолжение в очерке «Венеция. По следам Тинторетто».
Все статьи Марины Кедреновской.

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии 1

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *