Из практики сопровождающего группы часть I

Работать гидом-переводчиком с большой группой туристов — работа чрезвычайно ответственная. Там где туристы, там, как правило, крутятся мошенники. Не только у нас в России, но и в других странах криминальные элементы действуют быстро и нагло. С.В.Окулов рассказывает о случаях из практики, когда ему пришлось быть свидетелем ограбления туристов.

К счастью, в моей более чем десятилетней ги­довской практике было всего три случая, когда мои туристы пострада­ли от действий жуликов.

В первом случае вор выдернул видео­камеру из раскрытой сумки туриста в момент, когда тот зашёл в вагон метро и двери за ним закрывались. Этой доли секунды прохиндею было вполне доста­точно, он остался с добычей на перро­не, а нас поезд увёз в туннель. Турист мой оказался человеком спокойным, в истерике не бился, но сказал, что его страховой компании для возмещения убытка потребуется официальная бума­га о краже. На самом деле, забегая впе­ред, скажу, что достаточно письменно­го свидетельства трёх членов тургруппы. Хорошо, что от турфирмы у меня был сопровождающий. Группу я оставил на него, а с потерпевшим побрёл по мукам. В местном линейном отделении мили­ции заявление о краже не приняли, на­правили нас на ст.м. «Белорусская», где находился соответствующий отдел. Там мне с великими трудами удалось соста­вить и получить соответствующую бу­магу. Дело, конечно, заведено не было — мы с туристом на этом не настаивали, а ребятам был бы лишний «висяк». В об­щем, время и нервы мы потратили, ка­мера не вернулась, настроение в поезд­ке было испорчено.

Думаю, что это была и моя ошибка. Во всех странах мира карманники оруду­ют в метро и в любых сколько-нибудь толкучих местах. Поэтому не стоит стес­няться. Называйте вещи своими имена­ми и давайте вашим туристам чёткие инструкции. Рюкзачки со спины — на живот, сумки — на молнии, карманы и собственные и соседа по группе — под неусыпный контроль. И выбирайте ме­нее оживлённые места. Так, в поездах на Кольцевой линии Московского мет­ро, первый и последний вагон, как пра­вило, практически пустые, а средние — битком забиты. Так катайтесь в первом или последнем…

Во втором случае украли кошелёк, и тоже в метро. Вспоминаю обокраден­ную француженку и понимаю, что с ней не могло быть иначе: вся на нервах и жутко безалаберная. Обокрали её ров­но через пять минут после инструктажа о мерах безопасности. Была она этим жутко недовольна, попыталась «зави­новатить» именно меня, но поддержки в группе не нашла и сникла. А всё рав­но тётку жалко.

Последний, третий случай был, по­жалуй, самым сложным. Два дня, суб­боту и воскресение, я работал с груп­пой бельгийцев, сотрудников страховой компании. Это был корпоративный вы­езд, приехали они с жёнами и детьми, и вся атмосфера была какая-то празд­нично расслабляющей.

Пришли в Кремль, резиденцию, как вы знаете, президента. И тут мои по­допечные меня спрашивают, а можно ли им сделать коллективную фотогра­фию, причём место для снимка они вы­брали совершенно невыигрышное, где-то на задворках Патриаршего дворца. Мне вручили штук пять фотоаппаратов, бельгийцы встали в полукруг, а руково­дитель группы достал из-под куртки и с помощью приятеля стал разматывать баннер их страховой компании. При­чём делали они это крайне неуклюже, заранее явно не тренировались, полот­нище баннера как живое выскальзы­вало у них из рук и раз даже упало на землю. Я ещё подумал, что надо бы по­дойти и помочь. Но тут я услышал ис­тошные вопли: «Стоять! Убрать!» С белы­ми от страха, перекошенными лицами к нашей группе бежали два мальчиш­ки-ФСБшника в штатском. Они решили, что это какая-то политическая акция! Бельгийцы замерли в замешательстве, я попросил их убрать баннер подаль­ше. Одновременно я предъявил офи­церам паспорт, кремлёвскую аккреди­тацию и лицензию гида-переводчика. Один из мальчишек отошёл в сторону и стал звонить в комендатуру Кремля, а я механически говорил успокаиваю­щие слова оплошавшим страховщикам, шутил, но в душе моей бухали похорон­ные колокола. Я думал, что с утратой лицензии я потеряю любимую работу, мне придётся изменить привычный об­раз жизни, и много чего ещё грустно­го я подумал.
— А что там было написано на этом баннере? — вдруг спросил меня ФСБ­ шник.
— Да ничего особенного, — отве­тил я, — лозунг их фирмы «Лови свой шанс!»
— Вы нас, пожалуйста, больше так не пугайте, — вполне человеческим голо­сом завершил разговор молодой офи­цер и отдал мне мои документы.

Экскурсионный день подошёл к кон­цу, я привёл группу в «Националь», пере­считал по головам и шумно выдохнул, кажется, на сегодня всё! Но радоваться я поспешил, главное было впереди!

Утро следующего дня началось со звонка начальника охраны «Националя». Вкратце речь его свелась к следующему. Один из бельгийцев, парень лет 35, ре­шил, что любовь можно купить. И при­вёл к себе в номер милую девушку, с ко­торой последовательно пил пиво, водку и коньяк, а напоследок всё это сдобрил хорошей дозой клофелина.

В результате сегодня, в день вылета, он проснулся без денег, кредит­ной карточки, часов, а главное, без паспорта.

Пришлось завести уголовное дело о краже в районном отделении мили­ции, вытащить в выходной день на ра­боту бельгийского консула, получить новый паспорт для бедолаги, а потом, т.к. группа уже уехала из гостиницы, тащить героя-любовника на собствен­ной машине в аэропорт. Бросить его было невозможно. Громадный, силь­ный молодой парень был абсолютно невменяем. Он ходил, стоял, иногда садился, но он всё время спал, не слышал вопросы и не понимал, что с ним и вокруг него происходит. Мой знако­мый врач сказал мне потом, что мог быть и летальный исход, ещё счаст­ливо отделался.

ИЗ ЦИКЛА «СОВЕТУ ПО ВЫЖИВАНИЮ ИНОСТРАНЦЕВ В РОССИИ»
Адресовано гиду ( туристы всё равно не прочтут или забудут)

Всем нам случалось сопровождать туристов не только летом, но и зимой. Между этими сезонами, как вы знаете, сущест­вуют некоторые различия, о которых иностранцы в полной мере не догадываются. Итак.

1. Если у вас есть возможность пообщаться с вашими подопечными до их приезда, настоятельно посоветуйте им максимально утеплиться. Я не шучу. Дело в том, что «сибирские морозы» существуют у европейцев где-то дале­ко на периферии сознания. Они знают, что у нас холодно, но не знают, что ТАК ХОЛОДНО. И приезжают в обуви на рыбьем меху, без тёплых носков, без головных уборов. Это про родителей. Девочки-подростки на первую вашу экскур­сию, да и на вторую тоже, выйдут в каком-нибудь коротком поддергайчике и обязательно с голой поясницей, а мальчики в куртке, но без свитера. В общем, половину экскурсии вам всем придётся двигаться перебежками, вторую половину отог­реваться в первых попавшихся убежищах.

2. Иногда вместо чистого пушистого снега наши улицы покрываются чавкающей кашеобразной серой массой с вкраплениями ледышек. Обязательна непромокаемая обувь.

3. Я давно заметил, что, выйдя из гостиницы, среднестатистическая французская пара сразу распадается на части. Какой бы не был гололёд, Пьер или Жан, засунув руки в карманы, гордо шествует впереди, а Пьеретта или Жан­нета, оскальзываясь и падая, тащится сзади. То, что ходить руки в брюки по скользкому опасно, я говорю ещё на месте встречи и повторяю весь день постоянно — в итоге срабатывает. Но вот то, что в подобных условиях для общей ус­тойчивости надо предложить руку даме, можно внушить только собственным примером. Обычно я сгибаю локотки и пред­лагаю бедным жёнам цепляться за них. Отказа не бывает! Мужья смотрят на меня ошеломлённо и даже недобро, но через совсем небольшое время уже сами ведут своих благоверных и чувствуют себя на высоте.

4. Вы с группой пришли в музей. Не ждите, что все ваши туристы бросятся сдавать своё верхнее платье в гардероб. Наоборот, несмотря на все ваши уверения, что внутри тепло, большинство под разными предлогами будет пы­таться остаться при шубе, пальто или анараке. В моей практике самым действенным аргументом в таких случа­ях оказалось разъяснение, что это скорее вопрос культуры поведения в обществе, связанный, возможно, и с климатом, но в верхней одежде внутрь любого дома никогда не входят.

Продолжение в следующей части «Из практики сопровождающего группы. Часть II»

Сергей Васильевич Окулов, гид-переводчик, г. Москва, журнал «МИР экскурсий»

Другие статьи Сергея Окулова:

Как лучше познакомить с городом
Из практики сопровождающего I часть
Из практики сопровождающего II часть
«Трудные» туристы
«Десять заповедей» по приёму иностранных гостей
Москва Ивана Шмелёва

TEXT.RU - 100.00%



Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 3

  • Суперпамятка для всех. Сразу вспомнила наставления Петра о том, что нужно утеплиться как следует на экскурсию. Как передала всем по цепочке эти слова. В результате все равно многие мимо ушей пропустили и стучали зубами, ногами и другими возможными частями тела от холода. Но терпели мужественно, уж очень всем наш ГИД понравился. Так что это не только про иностранцев.

  • Очень полезно почитать подобные советы. Пока дома сидишь, забываешь, как это весело оказаться жертвой карманника в чужой стране, да даже в чужом городе. Мне как раз вскоре придется по московскому метро покататься изрядно — буду держать ухо востро, а сумки закрытыми и у себя под носом. Вот, ей Богу, даже не могла подумать, что такой сценарий во время посадки возможен. Так что правильно Ольга заметила: советы годятся не только для иностранцев, но и для русских росомах (это я себя имею в виду).

    • Мария, неприятные ситуации в путешествиях встречаются со всеми. Спасибо Сергею, что рассказал об этом. Предупреждён — значит, вооружён!

Слово молвить