Торунь. Прелюдия


Торунь настолько ошеломила, что не знала, с какой стороны к ней подступиться и как передать словами необыкновенность и столичный блеск теперь уже провинциального городка.  Ну, лиха беда — начало. А раз — начало, то и начнём сначала. И где, как ни на крыше ратушной башни вспомнить о том, как и почему всё и началось.


 

Если опустить все подробности проживания здесь языческих племён, то начало всех начал в Торуни — замок крестоносцев 1236 года,

который они возвели на берегу Вислы.

Торуньский замок был одной из первых твердынь крестоносцев. Он отличался от других построек Ордена своей необычной, подковообразной формой. Оценить значительность сооружения можно по сохранившимся руинам — разрушенный в 15 веке восставшими против гнёта рыцарства жителями Торуни, он больше не восстанавливался.

Наиболее сохранившейся частью замка является башня — гданиско.

А вот и поток, уносивший нечистоты в Вислу.

Отреставрированное в середине 20 века и законсервированное творение рук крестоносцев ранним утром, когда стаи турья (мы были первыми) со своими камерами ещё не налетели,  выглядит особенно романтично.

Удивительно, что среди многих замков, построенных Тевтонским Орденом, совсем немногие были уничтожены горожанами. Практичные жители Торуни решили перестраховаться, разрушив свой замок.  Во-первых, чтобы рыцарям некуда уже было вернуться. А во-вторых, чтобы король Казимир Ягеллончик не смог, окопавшись в цитадели, контролировать город.
Ведь независимости хотели все и всегда.

А Торунь, благодаря защите от языческих прусских племён, под крылышком всё того же Ордена настолько быстро развивалась, что стала, вопреки планам крестоносцев, рассчитывающим сделать своей столицей Хелмно, большой торговой факторией.

Но период расцвета города был надолго прерван польско-орденскими войнами 15 века на долгие полвека. Если судить по меркам того времени — это почти два поколения жителей.

Всё изменилось бы в 1457 году, когда Казимир Ягеллончик пожаловал Торуни широкий набор привилегий — и расширение владений, за счёт земель, ранее принадлежащих Ордену, и право чеканить собственную монету, и преимущества в области торговли.


Да куда уже было городу тягаться с Гданьском,   который получил наибольшие выгоды от присоединения к польскому королевству? Торунь в скором времени стала второстепенным торговым центром.

 

Но нужно было немного подождать своего звёздного часа.  Собраться с силами, чтобы превратиться в одно из чудес Польши. Что и произошло в в конце 16- начале 17 веков. 

Немалую, если не основную лепту в возрождение Торуни внёс тогдашний бургомистр города Генрих Стробанд.
И ещё в средневековом городе было такое наказание, даже казнь — преступников сажали на деревянного ослика, обитого вертикальными полосами железа. Добрые были люди! Но скульптурка ослика потешная!


А потом… Много воды утекло. Шведы… Французы… Продолжительная осада города русскими зимой 1813… И много ещё чего. Хорошего и не очень. Мы обо всём вспомним и расскажем, гуляя по оживлённым улицам старого города.
На одной из них мы жили. Называется она Мостовая. В гостинице «Под Орлом»

Для центра раскрученного туристического города цена была вполне вменяемой. Но бюджетные комнаты были расположены на самом верху старинного дома без лифта. Это — минус. Но, каждый раз, карабкаясь по крутой деревянной лестнице мы восхищались древностью — раскрытым зондажем в стене. И это —  плюс.

И любовались на  крыши соседних домов,

и еловые вечнозелёные композиции во внутреннем дворике,

тесноту которого супруг сполна оценил, пытаясь протиснуться в арку и припарковать машину.

      

С помощью менеджера гостиницы, в обязанности которого, наверняка, вменяется работа парковщика. На правом снимке видно, что зазор между выезжающий машиной и стеной — несколько сантиметров.
Знакомство с Торунью мы начали с нашей улицы. Мостовая начинается башней с таким же названием. (Муж ругался, что фото завалено, предлагал своё, фотошопленое, которое с негодованием было отвергнуто. Заваленое, но — своё.)

Вот как эти ворота выглядят со стороны Вислы.

И заканчивается Мостовая вот этим серым домом с патрициями.


Она далеко не такая оживлённая, как перпендикулярная, центральная, Широкая,

на которой можно любоваться каждым домом  как отдельной картиной в музейном собрании.

Но если свернуть с Широкой, то характер застройки резко меняется. Как хозяйка дома, придя с работы и повесив в шкаф нарядный костюм, одевается в домашнее, удобное платье, так и Торунь меняет яркое убранство центральной улицы на скромный и уютный домашний халатик боковых переулков.

Но всегда, в любую минуту, готова встретить гостей при полном параде во всём своём великолепии.

Какие же драгоценности у Торуни в запасе? Кем и когда были сделаны её бусы, серьги, диадемы, подвески, ожерелья и кольца? По разному. Самое главное — все украшения ей очень к лицу. Какое из них главное? А кому как нравится! Вот, например, Ратуша, с башни которой мы любовались видами города.

А вот и двор Артуса. Не каждая королева-столица похвастается таким.

Или вот эта сверкающая пуговичка на  торуньской застежке:

«Камяница под Гвяздом» (под звездой). Сама звёздочка на самом верху щипца примостилась.

Это один из наиболее сохранившихся мещанских домов 16 века.

Не надо меня в ошибке уличать. 16 века!. Дата над окном аттика — это год перестройки! Жил в этом доме воспитатель сыновей Ягеллончика Филипп Буаонкорси.
Или вот эта шкатулка! Конечно, поздняя. Даже маленькие вкрапления  модерна — смотрите, какие разные окна эркеров!

А как же без легенд и преданий? Одна из них говорит, что однажды скрипач


спас Торунь от нашествия лягушек.

Заслушавшись музыку, земноводные покинули город. Хотя, некоторые остались. Что бы украсить фонтан.
А подняв голову вверх мы замечаем мяукающее млекопитающее.

И стоя на той же площади у фонтана со скрипачом и лягушками, немного обернувшись, видим здание почты. Это ни в коем случае не единый проект.

Но, наткнувшись в любом городе на подобное здание, без ошибки определишь, что это «Почта Польска»

На протяжении веков Торунь считалась городом ангелов.

Под защитой  небожителя эта  сквозная подворотня безопасна даже в самое тёмное и безлюдное время.
Мы немного отвлеклись, рассматривая мелкие детали в наряде Торуни. Ведь куда ни ступи, всюду покажется что-то интересное. На этот раз — планетарий имени астронома Владислава Джевульского.

А вот и костёл Пресвятой Девы Марии.

Вопреки уставу францисканцев, собор возводился как монастырский в 14 веке, запрещавшему украшать  костёлы башнями,  на этом храме они были построены.

Торунь

Кому только собор не принадлежал. Благо, что миновала его православная вера. Был и лютеранским, и протестантским. Принадлежал и бернардинцам. И только после упразднения монастыря, стал приходским.

Торунь

Есть на что полюбоваться и внутри храма, отделанного в барочные времена.

Торунь

Торунь

Выйдя на свет божий и поразмышляв о дне Страшного суда, мы оказывается у здания…. Суда земного.

Торунь
Оно репрезентативно. Внушительно. Похоже на крепость. Крепость закона. Здание суда соединено галерей с тюрьмой. Всё рядом, ни отходя от кассы. И никаких тебе «воронков», конвоев, наручников и побегов по дороге туда или обратно.

Торунь

И построены и суд и тюрьма в одном стиле, напоминают замок.

Торунь

Что-то нам не по себе стало на тюремно-судебной улице. Какая-то она мрачная. Случайно ли? Наша то Лубянка  внешне поярче будет, хотя, по сути, пострашнее.

Торунь

Но Торунь не собирается долго нас пугать. По соседству с тюрьмой — здание университета имени Н.Коперника, принявшего первых студентов в год окончания Второй Мировой.

Торунь

Не знаем, какие факультеты заканчивали преступники, но уж юрфак для судей в учебном заведении есть — к бабке не ходи.
А теперь можно и в Ратушу заглянуть. Её внутренний двор похож на двор-колодец.

Торунь

А из окон выглядывают любопытные горожане.

Торунь

Решая свои городские вопросы в просторных залах под готическими сводами.

Торунь

За такими дверьми их богатство и частная жизнь была надёжно укрыта от любопытных глаз и нечестных рук.

Торунь

И не всякому пану было дозволено посетить будуар прелестницы, обогревающийся  изящной печью.

Торунь

Но если что не так, то можно  указать где Бог, а где порог.  Одно утешение, что дверь  не простая, а с тончайшей инкрустацией.

Торунь

А уж если поладили, то знаменитыми торунькими пряничками угостить. Напечь их разных. Хоть ешь, а хоть любуйся. Вот такие прянишные формы.

Торунь

Пряники в Торуни особенные, отличные от наших, тесто у них лёгкое, воздушное, чаще шоколадной глазурью покрыты. Но для меня несколько сладковаты.

Что ж, погостили, пора и честь знать. Хоть и не солоно хлебавши. Зато утешились изображением древнеримских богов, включая Бахуса,  в центре,  на здании напротив, у двора Артуса.

Торунь

Вот и сам дом.  Очень даже. Хотя, двор Артуса, конечно, доминирует. Это белое здание рядом с ним  выглядит приживалом, бедным родственником, притулившимся к богатому покровителю.
Торунь

А меня, кажется, на свидание не дождались. Даже от обиды и котелок, и зонтик забыли.

Торунь

Или наоборот, отлучились за цветами, а собачку оставили объясняться?

Торунь

Я даже на следующий день приходила, но верная собачка также стерегла джентльменский набор господина, так надолго отлучившегося.

Торунь

Кто ж теперь разберёт, где он так долго был, какими торуньскими делами был занят? Может быть, прояснится в следующей прогулке по Торуни?  ТОРУНЬ. НОКТЮРН.

 

 

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *