Торунь. Ноктюрн

«Ничего на свете лучше нету, чем бродить друзьям по белу свету».(перед тем, как слушать ноктюрн, можно насладиться «ТОРУНЬСКОЙ ПРЕЛЮДИЕЙ») .. А уже если бродишь по Торуни, то  забываешь обо всём не свете! И как не забыть, когда, с наивностью деревенского жителя, в центре города склоняют свои жёлтые головки в поклоне — приветствии настоящие солнышки — подсолнышки.

Ещё одна гордость Торуни — её крыши. Блестящие, из обожжёного кирпича. Редко какое здание покрыто другим материалом.   

 

А иногда крыши настолько просторны, что можно и  небольшое кафе устроить.

 

Даже торуньские киськи жмурятся по-особенному, ловя последние тёплые лучи сентябрьского солнышка.

А мы не перестаём восхищаться настоящими архитектурными шедеврами города,

богатство и великолепие которого зорко охраняют рыцари, по прихоти которых Торунь и появилась на свет.

Они не дадут забыть, благодаря чьим усилиям и талантам на карте мира была обозначена маленькая точка — Торунь.

И слава Богу, что современным жителям уже не надо с тревогой прятаться за городские стены, держать наготове меч и надеяться на прочность стен и храбрость их защитников.

Они могут себе позволить посудачить о чудачествах туристов, которых в городе, наверное, больше, чем самих жителей.

И посмешить их в сувенирной лавочке вот такой скалкой с надписью «Сейчас я тебе наваляю»

На город  исподтишка подкрадывается Ночь. Потихоньку откусывая от светлого Дня кусочки и заменяя его тёмными пятнами. Загоняет посетителей в кафе, жителей — по домам.

Цвета города кажутся спокойнее, тише.

Дома — таинственнее.

Улицы — загадочнее и поэтому интереснее.

Но вдруг День просит позволить  задержаться на маленькую капельку  и Ночь не возражает, хорошо зная, что в это время года она оттяпает у завтрашнего Утра ещё несколько минуточек.

День, радуясь последней на сегодня возможности показать себя, освещает проём между домами, который даже переулком назвать нельзя.

И, как будто радуясь, что сил осталось ещё достаточно, отдаёт последние лучи западным фасадам города. Вот эта немецкая комбинация материалов — деревянный каркас с кирпичными стенами называется фахверк — таких зданий в Торуни совсем немного.

А День спешит, выдыхаясь, задержаться, осветить, показать контрасты города — старое и новое, вечное и приходящее, вчера и сегодня. И даже прячет старую городскую стену города в тень, что бы с наилучшей стороны показать современное — да, новое. Но — тоже нужное, как и стена когда-то.

И, словно спохватившись:»Да что это я?» высвечивает торуньскую древность 14 века. Это уже не мои кривые руки,

это башня Кривая, или Кшива Вежа по-польски. Она не может равняться с Пизанской ни высотой или архитектурными формами, ни углом отклонения от вертикали или масштабами известности, но всё же на протяжении столетий башня будоражит воображение жителей и является героем легенд. Уже в эпоху Средневековья, по причине нестабильности грунта, башня накренилась и приносила много проблем городскому совету, постоянно требуя денег на ремонт. (по нашему, по-девичьи 🙂 ). А потом была наказана за это. Сама приняла заключённых и стала тюрьмой. Одно время даже женской. 

  А День, растратив последние силы совсем уже сдал свои позиции, которыми Ночь воспользовалась в полном объёме. И, стремясь подчеркнуть, что может светить не хуже Белого Дня рассыпала на Торунь всё богатство  искусственных огней!

 

Торуньские соборы и днём — внушительные громадины, ночью и вовсе кажутся огромными, неприступными скалами. А часы плотогонов  безжалостно отсчитывают каждому свой срок,  сами же остаются совершенно равнодушными к минутам, часам, годам, даже векам.

Торунь — город ангелов. И орлов. Эти создания имеют общее — не только крылья, но и оторванность от земли, от суетного и мирского.

Совсем сбитые с толку таким соперничеством Белого Дня и Тёмной Ночи мы решили окончательный вердикт вынести утром.

А День, ободрённый тем, что ещё не всё для него потеряно, робко и нежно, медленно и неслышно, словно боясь разбудить спящую Торунь мягко ступает по городским крышам, робко стучится солнечными бликами в окошки старинного амбара, перестроенного в гостиничку.

И не смея зайти внутрь,  рассматривает устройство здания на щите рядом и вспоминает, как несколько веков назад вот также освещал повозки с товарами у этого амбара, купцов, подгоняющих грузчиков, и деловых капитанов, ожидающих погрузки мешков.  

Потом, уже смелее, опускается на крышу собора святых Янов — Евангелиста и Крестителя. Собор ровесник Торуни. И они уже не мыслят жизни друг без друга.

И ещё неуверенно, оглядываясь по сторонам, чуть касается дворца Домбских, который уже давно приютил под своей крышей студентов и профессоров факультета искусств университета Николая Коперника.

А потом вдруг резко и ярко, радуясь своей силе, плескает полную пригоршню света на Мещанский двор,  и даже высвечивает крышу братства святого Георгия, который был построен из кирпича разобранного замка крестоносцев.

А потом ещё и еще — на Вислу, набережную, остатки городской стены и наши ворота — Мостовые. Это их вид со стороны Вислы.

И, почувствовав себя полноправным хозяином в городе, уже не заботится о маленьких кусочках тени, с добродушием хозяина положения оставляет западные фасады в тени. До вечера. До времени. Которое указывают одной стрелкой знаменитые часы плотогонов.

Часы на соборе святых Янов действительно с одной стрелкой. Это «палец Бога», как говорят жители. Плотогоны, работая на Висле издалека могли видеть эти часы и сверяли по ним время работы. Жителям же города о времени напоминали часы на башне Ратуши.

А мы, вдохновлённые торуньским светом шагаем в новую Торунь, которая хоть и помоложе будет, но красотой ни на йоту не уступает старой части, чем и гордится.

Это довольно современный неоготический гарнизонный костёл святой Екатерины. Пожалуй, пока мы будем исследовать новую часть города, можно вспомнить о сравнительно недавней истории. Второй раздел Польши в 1793 году отделил Торунь от Речи Посполитой, а включение его в состав Варшавского герцогства в 1807 году не улучшило  положения жителей.

Принадлежность его к «малому государству больших надежд» (как называли тогда Варшавское герцогство) была связана с разорительными постоями войск, непомерными налогами, произвольными реквизициями и уничтожением предместий с их готическими костёлами и старыми кладбищами, которые должны были уступить место новым фортификациям.

Большие разрушения принесла городу также продолжительная осада русскими войсками зимой 1813 года.

Скрупулёзно подсчитанные городскими властями потери, понесённые в результате боевых действий, постоев наполеоновских войск и трагического взрыва пороха, разрушившего часть центра,  составили около миллиона марок.

По этим счетам город так никогда и не получил компенсации.

По решению Венского конгресса граница между Пруссией и Россией пролегла всего в нескольких километрах от Торуни. Это и определило развитие города на следующие сто лет.

Город получил статус крепости, замкнутой в кольце фортов. Это придало ему гарнизонный характер и затруднило развитие промышленности и железных дорог. Но с другой стороны — строительство фортов притягивало деньги и рабочую силу.

Парадоксально, но эта крепость, серьёзная и дорогостоящая так никогда и не пригодилась — ко времени очередного глобального конфликта, 1-ой Мировой, она безнадёжно устарела и

стала непригодной для обороны.А потом, постепенно, и вовсе снесена и представление о тех бастионных укреплениях могут дать только старинные рисунки. Это одна из Торуньских современных тайн. Около двухсот различных оборонительных сооружений (главных и вспомогательных фортов, укрытий пехоты, складов амуниции и т.п.) окружавших город кольцом с длиной окружности более 22! км, всё ещё скрываются в лесах или под искусственными насыпями. Лишь немногих посвящают они в свои тайны.

В состав Польши Торунь вернулась лишь в 1919, по условиям Версальского мира. Незадолго до этого, в 1904 году венскими архитекторами было построено здание театра имени Виляма Кожыцы. Что за венские архитекторы? Старые знакомые -старина Гельмер и друг Фельнер!

.

Вот эта улочка немного напоминает Гданьск, улицу Пивну.

Названия улиц здесь тоже очень приятны — Замковая, Мостовая, Флипачка (скрипача), Панны Марии, Слюсарская (слесарей), Пивоваренная. И никаких Краснопролетарских, Советскоармейских или Коммунистических тупиков.(Ей Богу, в Москве есть Коммунистический тупик!) 

 И здание городской администрации построено в соответствующем городу стиле.

Слава Богу, последняя война пощадила многострадальную Торунь. Хотя памятник беженцам здесь тоже есть — телега с вещами. Тогда я ещё не знала, что это грустный монумент, что настроение в Торуни может быть печальным.

Глобально город разрушен не был. Поэтому мы и можем любоваться  его уникальными памятниками зодчества.

Совсем недавно Торунь была включена в список мирового наследия ЮНЕСКО. По праву! И мы возвращаемся в старый город, там осталось ещё кое-что неизведанное.

Вот например, всегда очень любопытно наблюдать повседневную жизнь жителей и задержаться вот на таком рыночке, где производители (а не перекупщики) торгуют исключительно польской продукцией.

Торунь. Достопримечательности

Вот эти боровички и лисички сняты исключительно с разрешения хозяина. Сама обожаю тихую охоту, поэтому разделила азарт продавца.

Торунь. Достопримечательности

От хлебной лавки, кажется и сейчас чувствуется запах свежеиспечённого хлеба.

Торунь. Достопримечательности

Польские мясные продукты были в большом количестве закуплены, вывезены, и безжалостно схруманы, потому как безобразно, злыдски вкусны еси.

Торунь. Достопримечательности

От цен на свежее парное мясо мне просто стало дурно. Где вы видели, что бы кило свиного окорока 160 рублей стоило? Это в магазине,а не рынке!
Торунь. Достопримечательности
Вот такая проза польской жизни.
 А мы забыли упомянуть ещё одну яркую страничку в истории Торуни. Николай Коперник! Конечно, он же родился в Торуни. Правда, пока точно не известно, в каком из этих двух готических высоких красно кирпичных домов.

Торунь. Достопримечательности

Зато достоверно известна дата рождения великого астронома — 19 февраля 1473 года, в семье купца Николая Коперника и Барбары. Значит, по нашему, великий учёный Николаем Николаевичем звался бы. Конечно, есть в Торуни и улица Коперника, на которой и расположены претенденты на родовое гнездо. Носит его имя торуньский Университет. И памятник. Я считаю — лучший в Польше.

Торунь. Достопримечательности

Как и во многих местах, торуньские здания смотрят на нас перестроенными фасадами.

Торунь. Достопримечательности

Однако эти фасады часто перекрыты готическими сводами а штукатурка скрывает средневековые фрески.

Торунь. Достопримечательности

Их прихожие украшены декоративными лестницами, а покои — расписными потолками с библейскими сюжетами, растительными орнаментами, может быть даже аллегорическими композициями.

Торунь. Достопримечательности

Но всё это богатство доступно лишь узкому кругу посвящённых — жильцам.Торунь. Достопримечательности

А мы можем лишь любоваться фасадами и удивляться фантазии и мастерству мастеров, их создавшим и поколениям жителей Торуни, сумевшим сохранить.

Торунь. Достопримечательности

В Торуни, что ни площадь —  цветная шаль, накинутая на плечи кокетливой панночки. Что ни улица — расшитый жемчугом пояс, одна лучше другой, по ним хочется ходить и ходить, пока усталость не свалит с ног!

Торунь. ДостопримечательностиТорунь. Достопримечательности

И что может быть приятней, чем спуститься к Висле по тихой городской аллее и удивляться совсем другому характеру Торуни — она может быть не только по столичному яркой, но и  тихой,  домашней, провинциальной, с малоэтажной застройкой.

Торунь. Достопримечательности

И наткнуться ещё на одну торуньскую загадку, которую разгадать так и не удалось — вот такие руны на асфальте.

   Торунь. Достопримечательности 

И наконец дойти до костёла святого Иакова и обругать себя за то, что не подумали об этом вчера — собор открыт до 31 августа. А мы пришли 1-го сентября! И барочного декора интерьера, конечно, не увидели. 
Торунь. Достопримечательности

Пришлось довольствоваться деталями фасада

Торунь. Достопримечательности

и деревянной скульптурой святого Иакова.

Торунь. Достопримечательности

А потом, уже попрощавшись с городом и улучив последнюю минутку, когда муж припарковался, чтобы свериться с картой, забежать ещё во-от за тот уголочек и щёлкнуть ну ещё самые распоследние торуньские уголочки.

 

Торунь. Достопримечательности

Торунь. Достопримечательности

И несомненно согласиться с Яном Длугошем, средневековым польским летописцем, который более шестисот лет тому назад писал о Торуни — «Торунь знаменита прекрасными зданиями и блестящими крышами из обожженного кирпича, и с ней, пожалуй, ничто не может сравниться красотой и великолепием. 

Продолжение в ХЕЛМНО.

 

 

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *