Ковёр Апокалипсиса — II

Окончание. Начало в части I.

Большая фигура

ЧЕТВЁРТАЯ СЕКЦИЯ
IV. (41) Большая фигура. Этот сюжет был обнаружен разорванным на части. Поэтому, при восстановлении, несколько фрагментов пришлось выткать заново. По сохранённым участкам можно определить, что эта фигура очень похожа на фигуры в начале третьей и пятой секции.

Верхний ряд:

IV.43.(42) Новое поклонение зверю. Откровение, данное святому Иоанну подчёркивает, что Зверю станут поклонятся все люди земли, приверженные своим грехам. Это предупреждение, что поклоняющиеся будут наказаны посредством их грехов: христиане не должны дать себя обмануть и должны быть тверды и терпеливы до конца. Это проповедь всей  книги Откровения, особенно этой сцены, посланной христианам на все времена. В правом верхнем углу изображён Христос, слева под балдахином, как обычно, святой Иоанн.

IV.44.(43) Зверь, вышедший из земли, низводит огонь с небес. Описание выходящего из земли Зверя, вторит описанию лжепророков, предсказанных Христом. Они могут принять вид Агнца, но поклонение ему ненадёжно. Толкователи также угадывают здесь Антихриста в религиозном или идеологическом облике, он является творцом чудес и вызывает изумление жителей земли и они поклоняются ему.

Здесь мы видим зверя, который вызывает огонь с небес своим чудесным посохом. Справа ему поклоняются нечестивые, они одеты в одежды епископов.

IV.45.(44) Поклонение образу зверя. Зверь, вышедший из земли, Антихрист  в религиозном смысле, указывает, что нужно поклониться Зверю, вышедшему из моря, Антихристу политическому. Толкователи трактуют эту сцену как аллегорию язычества и Римской империи, образца язычества и ложного поклонения. Оно ослабляет человека и его сознание перед лицом тоталитарной политической системы, которая устраивает гонения на доброчестивых христиан и обезглавливает их.

Зверь, вышедший из моря, показан справа, он возведён на алтарь. Зверь в центре руководит избиением и обезглавливанием праведных христиан.

IV.46.(45) Число зверя. Всадник протягивает свою руку и подставляет лицо, чтобы получить знак, которым Зверь должен пометить всех, кто хочет избежать гонений: число 666. Число шесть, символ несовершенства повторяется трижды и знаменует глубину несовершенства или зла. Это знак кажущейся свободы, а на самом деле подчинения, должен появится на лбу и руке, потому что он должен проникнуть в мысли также, как и в дела тех, кто не желает отойти от Зверя.

К сожалению, фотография не позволяет рассмотреть греческий символ, означающий 666 на лбу изображённых мужчин — «χϛϛ».

IV.47.(46) Агнец на горе Сион. В противоположность ужасному появлению Зверя, который наложил на человека рабское иго, на горе Сион стоит Агнец. Это сам Христос, предпринимающий усилия в Церкви, которая освобождает множество людей от греха, тех, кто получил знак божий на души во время крещения. Здесь очевидна связь с предыдущим сюжетом: одни отмечены печатью Зверя, другие с печатью Христа. Эта печать показана на челе людей под Агнцем в виде греческой буквы «тау», которая имеет форму креста, она представляет знак жертвы Христа за спасение человечества. («Тау» на челе очень хорошо видна на  снимке). Агнец вновь изображён с одной согнутой передней ногой.

Святой Иоанн видит 144 000 непорочных, у которых на челе написан знак Отца. Они поют песнь, которую помнят только они. С другой стороны 24 Старца с печатью Зверя на челе, они перешли на тёмную сторону.

IV.48.(47) Пение новой песни. Перед троном и перед Старцами, изображёнными на облаке, поют 144 тысячи избранных. 144 000 показаны всего несколькими фигурами, «поющими новую песнь»

IV.49 (48) Ангел возвещает благую весть. Следуя возвещению Евангелия всем жителям земли, ангел подчёркивает необходимость страха перед Творцом и поклонения Творцу, а не Зверю и Дракону, проклятие им уже произнесено и будет исполнено. В этой сцене группа людей справа внизу внимательно слушает слово Божие, которое изображено на сходящем на землю поясе Ангела. Другие люди вместе размышляют над сказанным, прикидывают «за» и «против». Традиционно в иконографии эти сомнения показывают в виде людских фигур, загибающих пальцы и подсчитывающих аргументы «за» и «против».

Нижний ряд:

IV.50 (49) Второй ангел провозглашает падение Вавилона. Второй ангел несёт предсказание о суде всех людей и все народов. Все нечестивые цивилизации, начиная с языческого Рима, олицетворяются в Откровении с Великим Вавилоном. Их религиозное и моральное разложение заранее проклинает их. Их падение настолько очевидно, что ангел возвещает это событие, как будто оно произошло в прошлом. «Пал Вавилон, пал великий город».

IV.51 (50) Третий ангел и Агнец. Третий ангел предсказывает суд каждого. Ангел показан повёрнутым лицом к людям, он предупреждает их правой рукой. Левая рука показывает на свидетелей грядущего наказания, Агнца и Ангелов. Беззаконие тех, кто позволит Зверю или его образу себя обмануть, переполнит чашу божественного гнева, она изображена в центре на вершине земли (голубой горы), за Агнцем, в виде потира. Это символ вечного проклятия нечестивых и побуждение для справедливых оставаться терпеливыми и добродетельными.

IV.52.(50) Сон справедливых. Те, кто не поддался обману Зверя, те, кто умерли для греха, будут спасены, как только закончится их земная жизнь, даже до всеобщего Страшного суда. Эти слова возвещает ангел с поясом слева. Тела семерых справедливых возлежат на двух больших смертных ложах, они изображены детально и реалистично. Их спасённые души в образе младенцев на облаке увенчаны звёздами,  их уносят ангелы на белом покрывале. Святой Иоанн наблюдает за сценой и записывает увиденное.

IV. 53.(52)Урожай избранных. Святой Иоанн видит в облаке Сына Человеческого с серпом в руке. В правой части Ангел также с серпом выходит из жертвенника.

IV.55.(54) Переполнена чаша терпения Божия. (Великое точило гнева Божия). Когда судили каждого из проклятых, гнев Божий хранился в чаше (сцена 51). Но когда наступит всеобщий суд, он переполнит точило (винный пресс) и кровь разольётся далеко вокруг (на тысячу шестьсот стадий), в соответствии с числом беззаконий человека. Наказание происходит за стенами града Господнего — он изображён справа. Безобразие маленького беса, который сидит на краю точила (винного пресса), и получает плоды своего дьявольского труда, противопоставлено элегантности позы ангела и изумительному рисунку его движущихся крыльев.

На сцене очень ярко показано, как огонь, словно вода, изливается из чаши, как зло из ящика Пандоры. Кажется, бес предлагает Ангелу гроздь винограда, чтобы приманкой завлечь его в изливающееся пламя. Град Господень изображён в идеальном порядке. Этот порядок особенно хорошо виден если сравнить эту сцену с изображением разрушенного Вавилона в сцене 50, в начале этого ряда.

IV.54. (53) Жатва сидящего на облаке. (Урожай винограда проклятых). Также, как вызревают заслуги праведников, созревает и желтеет урожай, так и беззаконие нечестивых достигает низшей точки падения и виноград напитывается соком. Один из ангелов указывает на решётку, другой повелевает немедля собирать урожай винограда. Эта сцена, в соответствии с текстом, должна быть расположена перед предыдущим сюжетом. Но по ошибке её выткали позже.

IV.56.(55) Семь последних язв и гусли Божии. Святой Иоанн видит на небесах семь ангелов, несущих последнее наказание, но каким оно будет, он ещё не знает. Но это видение становится неясным, его заменяет небесная литургия, безмятежная и торжественная. Чтобы присоединиться к ней, победившие встают в стеклянном море, которое является символом вод крещения. Они появляются в образе ангелов, держащих гусли Божии и поют песнь Моисея и песнь Агнца.

Расположение сюжетов в четвёртой секции:

TEXT.RU - 100.00%
ПЯТАЯ СЕКЦИЯ
Расположение сюжетов в пятой секции:

V.(56) Большая фигура. Эта фигура очень похожа на две предыдущие. Она расположена в начале пятой секции, шесть частей из которой не сохранились.

Большая фигура

Верхний ряд:

V.57.(57) Ангелы получают чаши. После  небольшой передышки одно из четырёх животных даёт семи ангелам семь золотых чаш, наполненных гневом Божьим. Чаши на гобелене имеют вид сосудов, которые часто употребляли в XII — XIII веках. (Шесть чаш в руках ангелов, седьмая ещё в руке животного).

V.58.(58) Первая чаша вылита на землю. После всей предыдущих приготовлений, грядёт наказание. Оно придёт по приказу из храма к ангелам, несущим чаши. Один из ангелов выливает свою чашу на землю и грозит тем, кто поклонился Зверю. У отступников сделались гнойные раны. Группа поклоняющихся зверю изображена справа.

V.59.(59) Вторая чаша вылита в море.

3 Второй Ангел вылил чашу свою в море: и сделалась кровь, как бы мертвеца, и все одушевленное умерло в море.
4 Третий Ангел вылил чашу свою в реки и источники вод: и сделалась кровь.

Вторая чаша вылита в море

За загрязнением земли следует загрязнение воды, которая превращается в кровь, и дано испить кровь тем, кто пролил кровь мучеников. Внизу под ногами левого ангела, почти поглощённые в море крови, видны несколько голов отступников.

V.60. (60) Четвёртая чаша вылита на солнце. Сохранился лишь фрагмент. Солнечные лучи превращаются в ужасную муку для тех, кто не раскаялся в грехах.
V.61. (61) Пятая и шестая чаши вылиты на престол и в Евфрат. Когда выливается пятая чаша, то всё больше и больше омрачается царство зверя и бедствия обрушиваются на его престол, как на трон, и погружают его царство во мрак. Следующее бедствие осушает Евфрат и убирает природную преграду, которая отделяет Зверя от его самых страшных внешних врагов.

V.62.(62) Жабы. Снова появляется Сатана в сопровождении своих прихвостней — Зверя, вышедшего из моря и Лжепророка, которого святой Иоанн позже распознает как Зверя, вышедшего из земли. Монстры извергают из пасти жаб, олицетворяющих дьявольский дух, который без устали творит слухи, нацеленные на возбуждённые народы, дабы сражались один против другого и против Господа.

V.63.(63) Седьмая чаша вылита на воздух. Когда вылита седьмая и последняя чаша на воздух, четвёртую стихию земли, происходят молнии, громы и град. Вслед за этим рушится великий Вавилон. В этой наиболее суровой сцене изображён совсем не конец света, как  воспринимают этот сюжет неверующие в Бога. Однако, как «каждая эпоха имеет свой Вавилон», это разрушение цивилизации Антихриста предсказывает и другие крушения всех настоящих и будущих империй, так же как и его полный и окончательный крах. Это заслуживает торжественного объявления, что и возвещает глас, исходящий из алтаря храма.

Как сказано в Откровении, случилось великое землетрясение и великий город распался на три части. На сцене видно, как огромный град падает с небес и побивает великий город. Также на облаке изображены разные звери, извергающие огонь. А наверху восседает спокойный и безмятежный Христос.

Нижний ряд:

V. 64.(64) Блудница, восседающая на водах.Один из ангелов, выливающих чаши, ищет святого Иоанна, чтобы разъяснить ему главный символ Откровения, рассказать о блуднице, чьё имя написано у неё на челе:

«тайна, Вавилон великий, мать блудницам и мерзостям земным»

Вавилон Великий Город стоит на великом и бурном потоке людей, народов и языков. Он суть блудница, верховодит народами и людьми и вовлекает их в свои ошибки и пороки. Очевидно, что это языческий Рим со всеми его будущими гонениями, политическими и религиозными. В этом Рим всегда был  прообразом и примером.

Интересно, что святой Иоанн в большинстве сцен наблюдает за происходящим, стоя под балдахином, в этом сюжете он по какой-то причине подходит ближе, видимо, это изображение того, что ангел толкует ему смысл Вавилонской блудницы.

Теперь внимательней взгляните на лицо Блудницы — она расчёсывает волосы, но в зеркале отражается безобразие её души. Обратите внимание на букву «Y» на стене — знак из философии Пифагора о развилки дорог между добром и злом.

V.65.(65) Блудница на звере. Перенесённый Ангелом, святой Иоанн теперь созерцает следующую сцену о блуднице и звере, на котором она восседает. Богато и ярко убранная, она показана как контр-Церковь, город Сатаны, мать мерзостей земли. Свои грехи она выставляет напоказ и несёт в золотой чаше

V.66.(66) Падение Вавилона. И снова провозглашается падение Вавилона, потому что он стал пристанищем бесов и приютом всякой нечестивой души и клеткой для каждой нечистой и ненавидимой птицы.

V.67. Ангел поверг жернова в море. Символ полного разрушения и падения Вавилона. Утраченный фрагмент.
V.68.Блудница в огне. Утраченный фрагмент.
V.69. Брак Агнца. Утраченный фрагмент.
V.70.(68) Иоанн Богослов и ангел. После того, как Блудница повержена в огонь, произошёл брак Агнца, Ангел должен показать святому Иоанну пророческое видение о блаженстве, приготовленном для избранных и сказать ему, чтобы он занёс в книгу надежду на уготованную и обещанную Богом награду.


ШЕСТАЯ СЕКЦИЯ:

Расположение сюжетов в шестой секции:

Многие сюжеты этой части утрачены. Видимо, это произошло потому, что когда ковёр свернули, то сверху оказались последние сцены Откровения и их отрывали, чтобы использовать не по назначению.

Верхний ряд:

VI.71. Слово Божие и точило ярости и гнева Бога Вседержителя. Утраченный фрагмент.
VI.72. Птицы пожирают нечестивых. Утраченный фрагмент.
VI.73.(69) Слово Божие обвиняет Зверя. Вслед за разрушением Вавилона, остаётся уничтожить Зверя моря и земли. В сверкающем и прекрасном видении вновь появляется небесный воин. В этой сцене небесное воинство представлено тремя всадниками, которых ведёт Слово Божие верхом на скачущем коне. Воинство врагов и зверей спасается бегством.

VI.74.(70) Звери брошены в огненное озеро. Звери и все, кто идут с ним, повергнуты в озеро огня: одновременно символ их вечного проклятия и уничтожения того, что они натворили. Поза Христа, который ранит врагов, его волосы, развевающиеся на ветру, белоснежность его одежд и белизна коня под ним указывают на блестящую победу над Зверями.

VI.75. Дракон закован в цепи на тысячу лет. Утраченный фрагмент, сохранилась лишь узкая полоса.
VI.76.(71) Судьи. Святой Иоанн видит судей, восседающих на троне. Мастер изобразил судей, но опустил остальные части видения: воскресение мучеников, призванных к жизни и их царствие с Христом на тысячу лет.

VI.77.(72) Сатана осаждает Город. После тысячелетия Сатана снова будет «освобождён из темницы» и снова разрушит стан святых и возлюбленный город, что есть Церковь. В конце Сатана вновь обманет все народы, называющиеся Гога и Магога, и выйдут они для последнего удара. Народы, подчинённые сатаной, изображёны выходящими из горнила ада за вслед драконом. Они будут поглощены огнём, нисходящим с небес.

Сатана осаждает Город


Нижний ряд:

VI.78. Сатана навеки брошен в огненное озеро. Утраченный фрагмент.
VI.79. Страшный суд. Утраченный фрагмент.
VI.80.(73) Новый Иерусалим. Ужасные и кровавые сцены в последней части изображены лишь в нескольких сценах. Книга Откровения намеренно останавливается на видении Нового Иерусалима. Это Церковь, которую мы видели на предыдущих сценах, показана в своём вечном, а не временном аспекте. Она становится домом избранных вместе с Богом. Это место утешения, где сам Господь утрёт слёзы горя и напитает их жажду из фонтана воды живой, которая есть Христос, Альфа и Омега, начало и конец всего. На сцене изображён прекрасный город, он парит в воздухе без всякой опоры, над землёй и над водой. Таким образом подчёркивается горняя природа Нового Иерусалима, вновь сошедшего с небес, от Бога.

В верхней части сцены мы видим Христа, он говорит со святым Иоанном, повелевает ему записать увиденное:

5 И сказал Сидящий на престоле: се, творю все новое. И говорит мне: напиши; ибо слова сии истинны и верны.
6 И сказал мне: совершилось! Я есмь Альфа и Омега, начало и конец; жаждущему дам даром от источника воды живой.


VI.81.(74) Измерение Нового Иерусалима. В этой сцене опять один из ангелов с семью чашами побуждает святого Иоанна созерцать другую жену, чьё аллегорическое имя Новый Иерусалим, а не Вавилон, сие город, который благословен, а не проклят.
Для Бога это невеста Агнца, для человека это Святой город. Его красота ослепляет пророка. В этой сцене мастер опускает детали и сосредотачивается не на описании, а на движении. В центре композиции мы видим ангела, который держит золотую трость, чтобы измерить Новый Иерусалим, символ вечной прочности.

VI.82.(75) Река исходит из Престола Божьего. Святой Иоанн видит реку жизни, исходящую от престола Божиего и от Агнца, также, как божественная жизнь исходит из Нового Иерусалима. Рядом с рекой дерево жизни даёт плоды добродетели, также как Христос жертвует своей жизнью для человечества в земной Евхаристии и блаженстве небесного видения. Река и дерево возвращают земной рай до грехопадения Адама и Евы в знак того, что Бог вновь наведёт порядок, нарушенный Сатаной и грехом человека: избранные обретут божественную жизнь и увидят лик Бога и с ним будут царствовать вечно.

VI.83. Святой Иоанн перед ангелом. Фрагмент сильно повреждён.
VI.84. Святой Иоанн  перед Иисусом Христом. Фрагмент сильно повреждён. Видение сцен Апокалипсиса оканчивается созерцанием Христа и вздохом, полным благоговения и веры:

21 Благодать Господа нашего Иисуса Христа со всеми вами. Аминь

TEXT.RU - 100.00%
Создание и история ковра Апокалипсиса

В конце 1370-х  Людовик I Анжуйский решил заказать гобелен Апокалипсиса. Импульсом к этому послужил старинный манускрипт, иллюстрированная книга Откровения святого Иоанна, который французский король Карл V одолжил герцогу. Ткачам предстояло сделать такую работу, которую ни до них, ни после них не делал никто. Чтобы мастерам было легче трудиться и чтобы все они представляли замысел от начала до конца, герцог вначале повелел фламандскому мастеру Жану Бондолю (Jean Bondol), также известному под именем Эннекен из Брюгге (Hennequin de Bruges), нарисовать все сцены гобелена. Ткали его в Париже, между 1377 и 1380, работы выполнял Николя Батай (Nicholas Bataille) и Робер Пуансо (Robert Poincon).

Гобелен Апокалипсиса весьма неохотно открывает свои тайны, многие вещи учёные могут лишь предполагать. Неизвестна точная дата его завершения, видимо, гобелен закончили в 1382 году.  Никто точно не знает, почему герцог Анжуйский остановился именно на книге Откровения. До сих пор совершенно неясно, зачем Людовику понадобился столь огромный гобелен и как герцог собирался использовать ковёр Апокалипсиса. Возможно, он собирался разместить его где-то снаружи на шести деревянных сооружениях расположенных таким образом, чтобы зритель, стоя ближе к середине, ощущал себя как на рыцарском поле. Есть догадки, что эта тема могла поднять статус династии Людовика Валуа, вовлечённой в Столетнюю войну с Англией. Также сохранились документы о том, что гобелен украшал торжественную церемонию бракосочетания Людовика II, сына герцога Анжуйского, в Арле в 1400 году.

В XIV веке сюжет Апокалипсиса был необычайно распространён, ведь шла Столетняя война, а сюжет Откровения основывается на конфронтации борьбы между добром и злом, между ангелами и демонами. И хотя многие сюжеты иллюстрируют разрушения и смерть, в конце концов добро торжествует.  Существуют разнообразные версии Апокалипсиса и апокалиптических историй, ходивших в Европе в то время. Людовик выбрал Англо-Французский готический стиль, частично взятый из книги его брата, Карла V. Манускрипт был написан в Англии около 1250 года, хотя в изображении сцен Апокалипсиса автор больше опирался на традиции иконографии, чем на текст Библии. Англо-Французская традиция изображений прослеживается во многих уцелевших манускриптах XIII- XIV веков.

Герцоги Анжуйские владели ковром около 100 лет, а в 1480 году герцог Рене Анжуйский передал его в собор Анже, где он находился до конца XVIII века. Но наступило время Французской революции, время неучей и вандалов. В конце XVIII столетия гобелен вынесли из храма, разрезали на несколько частей и…стелили как коврики перед дверью, употребляли как попоны для лошадей, ими накрывали плодовые деревья от мороза, затыкали дыры в домах. Во время революции пострадал не только знаменитый ковёр Апокалипсиса, но и сотни других бесценных гобеленов. Одним просто не придавали ценности, из других выплавили золото и серебро, ведь очень часто в ткачестве использовали нити из драгоценных металлов.  Уцелевшие части гобелена собрали в 1848 году и вернули в храм в 1870.

Но храм оказался не совсем подходящим местом для хранения и показа знаменитой шпалеры. После 1945 года Анжуйский замок, который много лет занимала французская армия, вернули для гражданского использования, а в 1954 туда перенесли и гобелен. Его выставляют в новом здании французского архитектора  Бернара Витри (Bernard Vitry). В 1990 — 2000 годах замковую галерею модернизировали, оборудовали дополнительными светильниками и климат-контролем для наилучшей сохранности ковра Апокалипсиса.

Первоначально ковёр состоял из шести сегментов, в нём было 84 разные сцены, в каждом сегменте было 14 сцен, расположенных в два ряда — 7 сюжетов в верхнем ряду, 7 — в нижнем. В наше время сохранился 71 эпизод. Сцены, вытканные на чёрном или тёмно-синем фоне, чередуются с сюжетами на красном фоне. Учёные подсчитали, что ткачам  потребовалось от 50 до 84 человеко-лет, чтобы выполнить всю работу. Предположительно, над каждой сценой одновременно работали шесть ткачей.

Ткали гобелен из шерсти, используя технику, распространенную в XIV веке. Преобладающие цвета нити — голубой, красный и цвет слоновой кости, также использовано немало нитей оранжевого и  зелёного цветов, есть золото и серебро, вплетённые в шерсть и шёлк.  Цвета довольно сильно поблекли на первом плане ковра, но в некоторых местах очень близки к оригиналу. Колорит лучше сохранился на изнанке гобелена, потому что его лицевая сторона подвергалась воздействию солнечного света.
Ткацкая школа Жана Бондоля (Jean Bondol) следует франко-фламандским традициям с выразительными и живоподобными образами и богатством деталей,  помещённым в довольно простые и ясные структуры ковра. Энергично, в великолепной цветовой гамме переданы фигуры ангелов и монстров. Впечатление усиливается размером произведения. Именно благодаря огромной длине ковра удалось изобразить все фигуры даже чуть больше их натуральной величины.  Чтобы интерпретировать аллегорический язык святого Иоанна в тексте Откровения, использованы несколько художественных приёмов. Например, изображение Четвёртого Всадника, Смерти сильно отличается от принятого. Смерть изображена в излюбленном английском стиле — как разлагающийся труп, хотя в XIV веке во многих странах Европы смерть изображали как обычного человека.

Интересны не только высокие художественные достоинства шпалеры, но и изумительное качество исполнения. Для столь сложной работы применялись многие техники переплетения нити, известные в то время. Изнанка ковра выполнена необычайно аккуратно и искусно — не осталось ни одной торчащей нити, ни одного узелка, ни одного огреха ткача, ни одной случайной петли или утолщения нити, за исключением тех случаев, когда реставраторам пришлось закреплять нити на изнаночной стороне. Первоначально у гобелена не было изнанки — обе стороны были выполнены в высшей степени аккуратно.

Это старейший сохранившийся французский гобелен. Знаменитый историк назвал его «одной из величайших художественных интерпретаций Откровения святого Иоанна и одной из величайших художественных ценностей французского художественного наследия»

Окончание. Начало в части I.

По материалам музейного путеводителя: Francis Muel «Tapestry of Apocalypse», 1996 Invenntaire general. Published by the Association for the Development ot the Gentral Inventory.
Некоторые фото взяты с портала офиса туристической информации г.Анже и с этого ресурса.

Далее:
Этрета
Живерни
Пешеходные экскурсии по Москве

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *