Старая Конюшенная — I

Пространство между Пречистенкой и Арбатом густо изрезано переулками. Их здесь больше, чем где-либо в другой части старой Москвы – целых 23. За один раз все не обойти. Мы отправимся осваивать южную часть этого лабиринта. Во времена Ивана Грозного территория к западу от Кремля была взята в опричнину, а в XVII веке здесь сложилась конюшенная слобода на месте нынешних  Гагаринского и Староконюшенного переулков. В XVIII веке на месте Конюшенной слободы и на соседней Пречистенке селится родовитое московское  дворянство, особенно во времена Павла I. Государь, не любивший свою матушку и её царедворцев, отправил в отставку многих сановников, сделавших карьеру во времена Екатерины II. Таким образом между Пречистенкой и Арбатом сложился самый аристократический квартал города, получивший шутливое прозвище «Сен-Жерменское предместье Москвы» по аналогии с фешенебельным пригородом Парижа, заселённым знатью. Второе прозвание района — «Старая Конюшенная» — было дано по местоположению на землях исчезнувшей Конюшенной слободы и Старой Конюшенной улице – нынешнему Гагаринскому переулку.

Чётная сторона Гагаринского переулка начинается с  очень живописного дома в русско-византийском стиле. Раньше он был жилым, но несколько лет назад его переделали под офисное здание.

Этот дом стоит на бывшем участке светлейшего князя Петра Васильевича Лопухина, действительного тайного советника 1-го класса, председателя кабинета министров российской Империи в царствование Александра I и в первые годы правления Николая I. Титул «светлейшего князя» Лопухин получил ещё при Павле I, поскольку его дочь Анна (княгиня Гагарина) была фавориткой императора. Позже его усадьба была разделена на части и рядом с бульваром в 1852 году построили дом в «византийском вкусе».

К.А.Тон, автор проекта храма Христа Спасителя, жил здесь в 70-х годах XIX века. В конце жизни его парализовало. Тем не менее, архитектор требовал, чтобы его ежедневно носили на стройку, где он надзирал за работами. Тон умер в 1880 году. Часть имения Лопухина, выходящего в Нащокинский пер, занята скромным двухэтажным домом в стиле классицизма. Дом этот относительно новый – его построили в 1970 годах по образу и подобию старинного, «полукаменного».

В 1831-32 годах П.В.Нащокин, друг Пушкина, снимал этот дом у  владелицы, дочери надворного советника Ильинского. Пушкин остановился у Нащокина 6 декабря 1831 года и прожил здесь около 2-х недель. Это была его первая длительная отлучка из семейного дома. Приехав, он тут же оправил жене коротенькую записку:

«Сей час приехал я к Нащокину на Пречистенском валу в дом госпожи Ильинской. Завтра буду тебе писать. Сегодня мочи нет, устал. Цалую тебя, жёнка, мой ангел!»

Пушкин приехал в Москву, чтобы разобраться с карточными долгами. Он пытался заручиться кредитом у своих друзей, но безуспешно. Его долги так и остались неоплаченными вплоть до гибели поэта на дуэли.  Николай I,  учредив опеку после смерти Пушкина, приказал оплатить долги покойного.

Житьё у Нащокина Пушкину не понравилось. Из письма Н.Н.Гончаровой:

«Здесь мне скучно. Нащокин занят делами, а дом его такая бестолочь и ералаш, что голова идёт кругом. С утра до вечера у него разные народы: игроки, отставные гусары, студенты, стряпчие, цыганы, шпионы, особенно заимодавцы. Всем вольный вход, всем до него нужда, всякой кричит, курит трубку, обедает, поёт, пляшет; угла нет свободного — что делать?»

Соседний Нащокинский переулок назван вовсе не по П.В.Нащокину, а по владельцам усадьбы по правой стороне переулка (не сохранилась). Брежневский дом жёлтого кирпича (№ 6 по Гагаринскому пер.) стоит в т.ч. на месте знаменитого дома № 3-5. (На фото слева).

Здесь в «писательской надстройке» жил и умер М.А.Булгаков. Здесь он закончил «Мастера и Маргариту». В этом доме Осип Мандельштам написал стихотворение, которое его погубило.

Мы живём под собою не чуя страны
Наши речи за десять шагов не слышны
А где хватит на полразговорца
там припомнят кремлёвского горца
Его толстые пальцы, как черви, жирны
А слова, как пудовые гири, верны
тараканьи смются усища
И сияют его голенища…

Когда Мандельштам прочёл эти строки Борису Пастернаку, тот сказал, что это не поэзия, а самоубийство. Борис Леонидович добавил, что Мандельштам ему ничего не читал, а он ничего не слышал и попросил впредь никому этих строк не читать. В ночь с 13 на 14 мая 1934 года за Осипом Эмильевичем пришли НКВДшники и увели его на Лубянку. Мандельштам погибнет после второго ареста в декабре 1938 года от тифа в пересыльном лагере под Владивостоком. Его, как и сотни других погибших, зароют в общую яму лишь весной 1939 года. Место его захоронения не найдено до сих пор.

Напротив сохранился старинный дом № 4, построенный после пожара 1812 года и перестроенный в 1891 году архитектором Поздеевым. На воротах этого дома когда-то были фонари матового стекла с надписью «Дом Захарьина». Здесь жил сын знаменитого московского доктора Григория Антоновича Захарьина, человека резкого, известного своими чудачествами. За визиты к купцам, объевшимся блинами, он брал по 300 и по 500 рублей. Тем не менее, это был выдающийся врач, ставивший диагнозы в первую очередь на основе опросов больного. Он же изменил систему обучения на медицинском факультете, добавив изучение многих дисциплин, на которые прежде не обращали внимания: гинекологии, дерматологии и т.д.

Напротив дома № 6 на углу Чертольского пер. сохранился старый трёх-этажный дом (1906 г. архитектор Герман). Здесь бывал П.И.Чайковский.

Соседний особнячок, украшенный «домашними» грифончиками, перестроил для себя в 1895 году архитектор Фалеев, много работавший в Москве на рубеже веков.

На фасаде сохранилась лепнина, изображающая инструменты зодчего и строителя -кирку, заступ, циркуль и угольник. Сторонники масонского заговора тут же решили, что это тайные масонские знаки.

С 20-х годов прошлого века особнячок назывался домом Наркоминдел и предоставлялся иностранным дипломатам. После 1956 года в этом доме поселился легендарный Виктор Луи (или Виталий Евгеньевич Луи). В 1946 году, будучи работником НКИД, он был арестован, обвинён в шпионаже и получил 25 лет лагерей. Реабилитирован в 1956 году и вернувшись в Москву, стал… корреспондентом CBS и британских газет «Ивнинг Ньюс» и «Санди экспресс». В 1964 году от В.Луи пришла первая сенсация: он раньше всех сообщил об отставке Хрущёва. В 1967 году без разрешения продал на запад рукопись Светланы Аллилуевой «20 писем к другу», в 1968 году также без разрешения переправил на запад рукопись «Ракового корпуса» Солженицына. Жена Александра Исаевича считала, что это было сделано нарочно, чтобы не дать опубликовать книгу в журнале «Новый мир».

А.Д.Сахаров писал о Луи так:

«Виктор Луи – гражданин СССР и корреспондент английской газеты (беспрецедентное сочетание), активный и многолетний агент КГБ, выполняющий самые деликатные и провокационные поручения. Говорят, сотрудничать с КГБ он стал в лагере, куда попал много лет назад. КГБ платит ему очень своеобразно – разрешая различные спекулятивные операции с картинами, иконами и валютой, за которые другой давно бы уже жестоко поплатился».

 Позже Луи продал на запад фальшивые видеозаписи, изображавшие А.Д.Сахарова за едой в то время, когда он объявил голодовку, и содержащие ложные рассуждения ложные, о том, что масштабы Чернобыльской катастрофы преувеличены. У В.Луи было несколько квартир в престижных районах Москвы и дача в Баковке. Он коллекционировал старинные автомобили, в том числе Бентли начала 30-х годов. В советской Москве у него постоянно были свежие Мерседесы и Вольво и, даже, Порше 911, которую он приобрёл на деньги, вырученные за продажу «20 писем к другу».

Рискованные коммерческие операции на западе и издание журнала УПДК с платной рекламой  (невиданная вещь по советским временам) принесли ему богатство. В отличие от подпольных миллионеров он и не скрывал его. Роскошная обстановка, иностранные автомобили, заграничные напитки – всё это вызывало зависть. В.Луи покровительствовал сам Андропов.

На углу с Хрущёвским переулком находится хранилище фондов музея Пушкина, а напротив – замечательный послепожарный особняк, известный как дом декабриста барона Владимира Ивановича Штейнгеля. В 1814 году Владимир Иванович был адьютантом и начальником канцелярии московского генерал-губернатора Тормасова. Город отстраивался после пожара и, по долгу службы, Штейнгель познакомился со многими архитекторами. Одному из них, возможно О.И.Бове, он и заказал проект собственного дома. Но уже в 1819 году он оказался в стеснённых финансовых обстоятельствах и продал дом. Ещё в 1816 году Штейнгелю предлагали вступить в масонскую ложу. Он отказался, считая, что среди масонов есть две категории людей: обманывающие и обманываемые. Он же не хотел быть ни тем, ни другим. Штейнгель считал, что «давать клятву на исполнение правил неизвестных и притом подвергать себя испытаниям, похожим на шуточные, противно человеку здравомыслящему».

В 1823 году Штейнгель сойдётся с Рылеевым и Пущиным и вступит в тайное Северное общество. 14 декабря он будет в Санкт-Петербурге на Сенатской площади в числе зрителей.  Штейнгеля арестуют 3 января 1826 года, сошлют в Читу, затем сократят срок каторги до 10 лет и переведут на службу в Тобольск. Но история дома на этом не заканчивается.

В 1830 году дом нанимает штаб-ротмистр Сергей Николаевич Тургенев, отец Ивана Сергеевича. Варвара Петровна проживёт здесь с сыновьями около года, В 1831 году она переедет в Сивцев-Вражек. Позже в доме жил внук А.В.Суворова граф Александр Аркадьевич Суворов, человек либеральных взглядов, близкий к декабристам.

Напротив стоит маленький особняк довольно поздней, 1925 года, постройки. Это дом писателя Мстиславского, построенный самим Щусевым, создателем мавзолея Ленина. Сергей Дмитриевич Мстиславский был родом из дворян, член партии эсеров. После 1921 года – беспартийный, автор давно забытых просоветских авантюрных романов.

Идём дальше по Гагаринскому и выходим на перекрёсток со Староконюшенным переулком, сохранившим в своём названии память о Конюшенной слободе. Четырёх-этажный дом 10/10 построен по проекту архитектора Бондаренко, известного строительством старообрядческих храмов, в 1901 году, три года спустя перестроен техником А.Карстом.

На противоположном углу стоит массивный 6-этажный дом купца Коровина, построенный Иваном Григорьевичем Кондратенко в 1914 году.

Дальше по Староконюшенному переулку стоит огромное сталинское здание, построенное в 1933-38 годах архитектором Ф.М.Терновским.  Его отличает мрачная и помпезная отделка фасадов. В доме 8 подъездов и, к сожалению, только одна мемориальная доска, напоминающая о том, что здесь жил знаменитый авиаконструктор, создатель первого советского вертолёта ГМ-1 Михаил Леонтьевич Миль.

М.Л.Миль жил здесь с 1964 года вплоть до своей смерти в 1970 году. Здесь же после отставки с поста первого секретаря ЦК КПСС поселился Н.С.Хрущёв. Его соседями по дому были советский писатель Михаил Шолохов и бессменный секретарь ЦК ВКП(б)-КПСС Анастас Микоян. Дом построен на месте церкви Усекновения Главы Иоанна Предтечи в Старой Конюшенной и домов причта. Церковь снесли по решению Главнауки в 1931 году. Когда то это храм славился колокольным звоном. Здесь звонил сам знаменитый Константин Сараджев, о чём сохранились воспоминания Анастасии Ивановны Цветаевой.

Вернёмся в начало Староконюшенного переулка. Слева стоят небольшие постройки, оставшиеся от бывшей усадьбы Бегичевых. Бегичев был женат на сестре Дениса Давыдова. А.С.Грибоедов был частым гостем Бегичевых. В конце XIX века этот участок купил архитектор Август Оттович Гунст. В 1903 году рядом со старым особняком Гунст строит новое трёх-этажное здание. Здесь были меблированные комнаты, куда пускали по знакомству и по рекомендации – в основном врачей, учителей, адвокатов. Здесь несколько раз останавливался И.А.Бунин.

Угловой дом № 2 – это типичная послепожарная усадьба. Обильная лепнина появилась в конце XIX века, когда дом, в соответствии с тогдашней модой, перестроил архитектор Константин Андреев.

Участок напротив, занятый сейчас жилыми башнями 70-х годов, когда-то входил в обширную усадьбу князей Гагариных. Гагаринский переулок назвали именно по этому владению. В 1899 году имение князей Гагариных было куплено Московским торгово-строительным обществом. Его разделили на три участка и застроили великолепными особняками.

Угловой дом, выходящий на Староконюшенный и Пречистенский (бывший Мёртвый) переулки, построил Никита Герасимович Лазарев для купца Миндовского, председателя правления «Товарищества Волжской мануфактуры». Искусствоведы считают этот дом одним из лучших проявлений неоклассики начала ХХ века, хотя некоторые из них подчёркивают, что в нём особенности московского ампира доведены буквально до гротеска.

После 1917 года дом национализировали, а в 1927 году его купил австрийский МИД для посольства. После аншлюса особняк использовался как гостевой дом посольства Германии. В 1938 году здесь останавливался министр иностранных дел Третьего Рейха Иоахим фон Риббентроп. Есть даже версия, что здесь была подписана секретная часть пакта Молотова-Риббентропа о разделе сфер влияния в Европе.

В 1944 году в особняке останавливался Уинстон Черчилль, прибывший в Москву для переговоров со Сталиным. С 1955 года это вновь посольство Австрии.

Соседний особняк выстроен в 1902 году по проекту Уильяма Валькотта, уроженца Одессы, выходца из русско-шотландской семьи. Это была его первая крупная работа. Несмотря на симметричный фасад, обусловленный требованиями заказчика, дом полностью отвечает принципам модерна.

Основной акцент – это центральный объем вестибюля,

а роль главного украшения играют лепные панно над арочными оконными проёмами.

Особняк принадлежал Карлу Александровичу Гутхейлю, обрусевшему немцу, получившему в наследство от отца нотное издательство и типографию. Гутхейль издавал ноты западных и русских композиторов. Он первым рискнул издать музыку Сергея Рахманинова. В 1915 году Гутхейль, опасаясь немецких погромов, продал фирму Сергею Кусевицкому и уехал за границу. Сейчас здесь находится посольство Марокко.

Соседний особняк в стиле рационального модерна также строился У.Валькоттом. Он вдохновлялся творчеством шотландского архитектора Чарльза Макинтоша, но добавил несколько декоративных деталей, несвойственных суровому шотландскому зодчеству.

Это кованые решётки ограды и балконов, керамические вставки и излюбленные зодчими модерна женские головки.

Особняк купила Мария Фёдоровна Якунчикова, племянница Саввы Ивановича Мамонтова. По её требованию добавили керамический декор, изготовленный в абрамцевской мастерской.

После 1917 года Мария Фёдоровна эмигрировала, в особняке устроился райком комсомола, затем библиотека им.Крупской. С 60-х гг ХХ века здесь находилось посольство Заира.

Напротив стоит типичный для старой Москвы доходный дом, каких немало в Пречистенском переулке и окрестностях.

Дом № 7 построил Георгий Константинович Олтаржевский, архитектор и домовладелец.

За особняком М.Ф.Якунчиковой виден целый квартал старинных доходных домов. Дом №12, стоящий в глубине участка, вначале был трёх-этажным. Он построен в 1896 году архитектором Якуниным, когда Москва ещё не очень рвалась вверх.

Густав Адольфович Гельрих возводит соседний дом №14 в 1912 году. Он очень похож на аналогичное здание в М.Лёвшинском переулке № 7. На фасаде видны те же выступающие эркеры, соединённые лентами балконов.

Дом № 18 относится к 1901 году, его построил не очень известный архитектор Антонин Аристархович Милков.  Ещё одна постройка Г.К.Олтаржевского находится под № 20 (1910 г) После того, как министр просвещения Кассо отменил университетскую автономию, профессор Лебедев покидает университет. Его звали работать за границу, но он остался в России и продолжил исследования в лаборатории, которая находилась в подвальном этаже этого дома. По его собственным словам, он предпочёл «делать живое дело в Мёртвом переулке».

Последний дом в квартале – это бывший дом церковного причта храма Успения, что на Могильцах, построенный в 1912 году. Его автор — архитектор Воскресенский. Два верхних этажа надстроили уже при советской власти.

Церковь Успения, что на Могильцах сохранилась до наших дней. С ней мы познакомимся в следующей части.

Приглашаем Вас на пешеходные экскурсии по Москве. Ни одна статья не даёт такого «эффекта погружения» в городскую среду, как рассказ и показ опытного и знающего экскурсовода.

Авторские прогулки по Москве:
ПРОГУЛКИ ПО ОСТОЖЬЮ — I
ПРОГУЛКИ ПО ОСТОЖЬЮ — II
ЧЕРЕЗ ПОВАРСКУЮ СЛОБОДУ НА БУЛЬВАРЫ.
В ПОИСКАХ ХИТРОВКИ.
МЕЖДУ ОСТОЖЕНКОЙ И АРБАТОМ
ПО КИТАЙ-ГОРОДУ.
МАРОСЕЙКА И МЯСНИЦКАЯ.
ПО ЛУБЯНКЕ.

Далее:
Двухэтажный автобус в Москве

Приглашаем на авторские экскурсии по Москве:
Экскурсовод в Москве
Экскурсии по Москве и Подмосковью
Пешеходные экскурсии по Москве
Частный гид-переводчик в Москве
Moscow tour-guide

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Слово молвить