И.Е. Репин «Иван Грозный и его сын Иван»

«Иван Грозный и сын его Иван. 16 ноября 1581 года».

По материалам журнала МИРОВОЕ ИСКУССТВО. Интриги, скандалы и расследования в живописи. СПб: ООО «СЗКЭО», 2008.

Хотя в исторических документах 16 векане было и намёка на сыноубийство, Илья Репин не сомневался, что именно Иван Грозный был повинен в гибели сына – ведь об этом писал в своих сочинениях Н.М.Карамзин. Однако существовала и другая версия событий, согласно которой царевич Иоанн был отравлен, а слух о его убийстве отцом пустил монах-иезуит Антоний Поссевин. Он приехал в Москву в 1581 году, чтобы, повлияв на Грозного, расширить на Руси влияние папского престола. Когда эта миссия с треском провалилась, Поссевин из чувств мести оклеветал царя, а доверчивый Карамзин принял записи монаха за историческое свидетельство.

В 1877 году Репин писал портрет известного историка и археолога И.Забелина. Хороший рассказчик, тот во время позирования в красках описал художнику, как могло произойти убийство царевича Ивана.«Жезлом в висок…» — повторял про себя Репин запомнившуюся фразу Забелина…

Работа над полотном началась в 1884 году. Для пущей достоверности Репин делал эскизы и даже выкройки костюмов эпохи Грозного, а его домочадцы вышивали узорные орнаменты на сапогах и платьях. Для образа царя Репину позировал Григорий Мясоедов. Он вспоминал, что художник: «…ерошил мои волосы, красил лицо киноварью, имитируя пятна крови, муштровал в выражении лица, принуждая делать «сумасшедшие глаза».

Царевича Ивана Репин писал с Всеволода Михайловича Гаршина, который с детства был человеком нервным и впечатлительным. Он принадлежал к старинному дворянскому роду. После ранения на войне с турками Гаршин занялся литературной деятельностью и многие помнят его сказку «Лягушка-путешественница». Большинство его рассказов было посвящено протесту против насилия. В 1880 году казнь молодого революционера спровоцировала психическое расстройство и Гаршина ненадолго поместили в клинику для душевнобольных.

Репин считал, что лучшего кандидата на роль для убитого Ивана в картине ему не найти. «Задумав картину, — вспоминал Репин, — я всегда искалв жизни таких людей, у которых в фигуре, в чертах лица выражалось бы то, что мне нужно для моей картины. В лице Гаршина меня поразила обречённость: у него было лицо человека, обречённого погибнуть. Это было то, что мне нужно для моего царевича».

Через три года после окончания работы над полотном Гаршин прыгнул в пятого этажа в пролёт лестницы и разбился насмерть.

Вскоре после окончания работы у художника начала сохнуть правая рука. Реставраторы вызвали его в Москву телеграммой после того, как душевнобольной Абрам Балашов нанёс три удара кривым ножом, который он достал из сапога, по картине. Четвёртый удар ему помешал сделать служитель музей. Сам Репин никогда не верил, что Балашов является психопатом – одиночкой. Илья Ефимович подозревал, что безумца подговорили совершить злодеяние художники так называемого «нового искусства», футуристы и пр., которые призывали «сбросить с парохода современности Пушкина, Достоевского и прочуювсяческую мертвечину». Репин считал, что покушение на его картину – результат заговора футуристов против художников-реалистов, представителем которых он являлся.

В стремлении помочь реставраторам в восстановлении полотна, Репин переписал голову царя Ивана, однако новый вариант приобрёл явно карикатурные черты. Когда этот кусок новой репинской живописи увидел тогдашний директор ГТГ Игорь Грабарь, он насухо стёр положенные Ильёй Ефимовичем краски, записал по-своему потерянные места и покрыл их лаком. При очередном посещении галерей Репин это заметил, но мудро промолчал.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *