Прогулка по Лиссабону

Лиссабон – город на семи холмах. Москва – вроде тоже на семи, но я бы сказала — холмы эти слабо выражены: во всяком случае, перемещаясь по Москве, я их не чувствую. Даже в Риме — как будто они и есть, а вместе с тем идешь по центру города и все вокруг ровно и плоско.
В Лиссабоне же можно «нормально» идти только по кварталу Байша. Это центральный квартал, полностью перестроенный по регулярному плану после разрушительного великого землетрясения 1755 года. По остальным районам я могла передвигаться только на старинном трамвае №28, который со звоном и скрежетом, но очень лихо карабкается по многочисленным подъемам и спускам. Но о трамвае позже.
В Байше расположена главная площадь Лиссабона – Праса до Комерсиу (что, как нетрудно догадаться, означает Площадь Коммерции). Сюда, кстати, можно приехать из аэропорта на городском автобусе, успев по дороге осмотреть из окна массу других достопримечательностей.
Отсюда начала я и свою прогулку.
Такой увидела площадь ранним и серым утром,

а так она выглядит в солнечную погоду.

От площади открывается вид на огромное устье реки Тежо, которое я в первый момент, в тумане, приняла за океан.

Когда смотришь «солнечные» фотографии, становится ясно, что это вовсе не океан и на другом берегу что-то есть.

Птицы здесь повсюду – наверху и внизу у воды.

Налюбовавшись птицами и «океаном» (дыхание последнего я чувствовала каждой клеткой, гордилась и трепетала от его близости, ощущала величие момента — как же важно самовнушение!), я вошла в арку (рядом с ней, кстати, можно увидеть и зеленый исторический трамвай)

и оказалась на широкой пешеходной улице Аугушта.

Здесь, как и на множестве других улиц и площадей Португалии — мозаичная мостовая, причем вымощенная не чем-нибудь, а мрамором. Говорят, у Португалии два богатства – мрамор и пробковый дуб. О дубе я уже рассказывала в очерке «Аройолуш», а из мрамора делают всевозможные орнаменты под ногами. Их можно видеть на многих фото, и узоры подчас просто необыкновенные. Дома же часто, и даже очень, отделаны азулежу (изразцами) (см. очерк «Элваш»),

как, например, вот этот.

То было небольшое поясняющее отступление….
Свернув с руа Аугушта и с колоссальным трудом преодолев несколько крутых подъемов,

я дошла до площади Камоэнса. Подъемы были нужны главным образом ради улицы св. Франциска, где происходит часть действия очень полюбившегося мне романа «Семейство Майа» португальского реалиста XIX века, «местного Эмиля Золя» — Эсы ди Кейроша (поклонникам классической литературы очень советую почитать). Правда, я обнаружила на ней лишь один красивый фасад

и ничего подобного тому, что описано в романе. Вдобавок оказалось, что тот самый исторический 28-й трамвай идет именно по этой улице и вполне можно было лицезреть всю ее «красоту» из его окна. Зато я полюбовалась туманным городом с вершины холма.
Вообще в Лиссабоне множество смотровых площадок.

И увидела знаменитый театр Сан-Карлуш. Во всех городах я стараюсь хотя бы снаружи осмотреть оперные театры. А этот к тому же фигурирует в «Семействе Майа» и в другом романе Эсы ди Кейроша – «Кузен Базилио», который я прочитала уже после поездки и тоже очень полюбила.

Зашла внутрь – там проходила временная выставка каких-то костюмов. За неимением времени (а немного и по причине жадности) на платную выставку я не пошла, но через стеклянную дверь увидела фрагменты роскошного убранства фойе.

На небольшой площади напротив театра

стоит странный памятник Фернанду Песоа.

Как говорит википедия, Песоа — поэт, прозаик, драматург, мыслитель-эссеист первой половины XX века, «лидер и неоспоримый авторитет в кружках столичного художественного авангарда эпохи, с годами из непризнанного одиночки превратился в символ португальской словесности нового времени».
От себя добавлю, что его стихи прекрасно звучат в фильме «Ночной поезд до Лиссабона» с Джереми Айронсом, который было бы интересно посмотреть всем любителям Португалии.

Он же сидит на площади Камоэнса перед знаменитым кафе «Бразилейра», где в начале XX века собирались писатели и художники.

Рядом расположена улица Гарретт с барочными храмами.

Тут же на площади, рядом со стоящим поэтом – еще одним символом португальской литературы, имя которого она и носит, сидит некий Рибера (кто это – я не знаю, но только не испанский художник). Отсюда я хотела попасть к знаменитому вокзалу Россиу. По моим прикидкам это должно было быть близко, но сил взбираться по горным склонам уже не осталось, да и дождь припустил, так что я решила, наконец, сесть на допотопный трамвай.

Попыталась… Очень симпатичный водитель объяснил, что надо ехать в другую сторону. Села в другую и – опять вверх-вниз – проехала через весь город.

На сей раз мне попалась вагоновожатая, причем весьма нелюбезная.
Вообще надо сказать, что португальцы – не испанцы и не итальянцы: они часто бывают мрачноваты, неразговорчивы, скупы в жестах. Совсем не «южный» народ в нашем понимании. Но с маршрутом повезло.
Проехали старинный квартал Алфама с узкими улочками и домами, не тронутыми землетрясением, главный кафедральный собор, возвышающийся над городом замок св. Георгия…

Оказалось, что трамвай идет практически по кругу, и мы вернулись почти на то же место, от которого уехали, но с другой стороны. Остановились непонятно где.
Вагоновожатая неопределенно махнула рукой, мол, вокзал Россиу «там». Пошла «туда» — к счастью, услышала французскую речь, пристала к двум полузаблудившимся французским туристам, воевавшим с планом города. Они тоже махнули: «Идите прямо, увидите площадь. Не ошибетесь: на ней обелиск, как на площади Согласия.»
Обелиск оказался колонной со статуей короля Педро, куда больше напоминающей Вандомскую колонну, чем обелиск на Конкорд. Те еще парижане… Но вокзал я узнала сразу. Во-первых, уже ехала мимо из аэропорта, во-вторых, именно им, построенным в стиле Неомануэлино, вдохновлялся Мазырин, архитектор бывшего Дома Дружбы (он же бывший особняк Арсения Морозова).

С вокзальной площади,

где, кстати, находится еще один театр – Доны Марии,

я подошла к лифту Санта-Жушта — шедевру ученика Гюстава Эйфеля, раньше соединявшему верхний город с нижним,  а теперь служащему одной из многих смотровых площадок.

Совершила подъем на лифте, посмотрела сверху на Алфаму, и тут силы оставили меня окончательно… Видимо, по этой причине на фотографии у меня закрыты глаза.

Затем вернулась на площадь Камоэнса, где встретилась с друзьями, утром гулявшими по магазинам.
Последним аккордом был обед в «Бразилейре»: в подвале под кафе находится ресторан.

На первое вкушали суп Алентежо (так называется провинция за рекой Тежо — типа «Замоскворечье»).
Суп представлял собой три куска черствого белого хлеба, размоченного в горячей воде с малым количеством оливкового масла и большим количеством чеснока и зелени, а на них – крохотная яичница глазунья.

Вообще в португальской кухне множество блюд из хлеба.
На второе был рис с морепродуктами, но не испанская паэлья, а все таки нечто иное,

и, наконец, на десерт – мусс и флан, разновидности заварного крема, приготовленного с большим количеством яиц.
Кажется, из яиц делаются все португальские сладости, что очень соответствует моему вкусу.

Ко всему этому были поданы белый и красный портвейн.
Не знаю, остались ли мои друзья довольны шопингом, но вином обедом были довольны все, а я – еще и замечательной прогулкой.

Ещё о Португалии от автора.
Португалия. Аройлуш и другие достопримечательности
Элваш

Все рассказы Марины Кедреновской.

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии 1

  • Плитка, которой покрыты дороги Лиссабона — прекрасный образец того как сделать так, чтобы в городе было чисто!!! Народ там действительно сидит в белой одежде на улице.
    На Площади Коммерции можно отчетливо наблюдать приливы и отливы, которые приносит океан…

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *