Средневековый Париж

Работая на французскую фирму, я получила задание написать тексты пешеходных экскурсий по Парижу для наших соотечественников – об этом я довольно подробно рассказывала в статье «Париж «Трех мушкетеров». В Москве в то время вовсю шел мюзикл «Нотр-Дам», и у меня возникла мысль предложить «Средневековый Париж – город Эсмеральды». К тому же Средние века всегда меня завораживали, да и на корабельных карнавалах я не раз изображала тогдашних дам.
Парижа
А моя коллега и приятельница играла Эсмеральду.
Парижа
Был даже французский дед, весьма натурально исполнявший роль козочки…
Итак, я отправилась на место событий – к Гревской площади с ее Ратушей, к башне Сен-Жак.
Парижа
Собирала материал, обрабатывала его на террасах парижских кафе.
Парижа
Но главное – просто бродила по средневековым кварталам.
Парижа
Побывала у церкви Сент-Эсташ.
Парижа
Увы, на месте Чрева Парижа теперь огромный торговый центр и детская площадка – к счастью, и тот и другая подземные.



Неподалеку высится сверхсовременный центр Помпиду,

из которого, впрочем, открывается очень даже средневековый вид.

Когда в этом районе находился Двор Чудес, где жила Эсмеральда. И даже если многое здесь сохранилось, все равно, словами Алексея Толстого, «с каждой колокольни на меня глядело лицо Квазимодо…».


Пришлось, конечно же, и перечитать некогда любимый роман Виктора Гюго, жившего на площади Вогезов:


Площадь эта расположена в старинном квартале Марэ, где есть и средневековые особняки.

Например, отель де Санс.

Гуляя, я каждой клеткой ощущала сказанное Гюго:

«Он (Париж) был в те времена не только прекрасным городом, но и городом-монолитом, произведением искусства и истории средних веков, каменной летописью. Это был город, архитектура которого сложилась лишь из двух слоев – слоя романского и слоя готического, ибо римский слой давно исчез, исключая лишь термы Юлиана, где он еще пробивается сквозь толстую кору средневековья.»

Не все средневековые памятники вошли в мою экскурсию и, наоборот, она включила в себя вовсе не средневековые, но попадавшиеся по пути: не проходить же мимо, да и вернуться к ним еще раз у русского туриста может не получиться.
Но все это пока присказка – сказка впереди.
Всякая экскурсия по городу начинается с его истории. Как известно, Париж возник из поселения паризиев на острове Ситэ,

завоеванном в 50-е годы до н.э. римлянами и названном ими Лютецией. В период римского владычества границы Лютеции вышли за пределы острова, и на левом берегу Сены вырос город, раскинувшийся на склонах холма св. Женевьевы.

Сейчас на этом месте возвышается церковь Сент-Этьен дю Мон (св. Стефана на Холме – на фото выше) и – главное — Пантеон, где похоронен Гюго.


Но вернемся к истории: в III веке н.э., спасаясь от нашествия варваров, население покинуло свои дома и укрылось на острове Ситэ. В течение семи веков Париж оставался в пределах острова. В конце X века на правом берегу Сены начали появляться поселения.

Отправляясь в третий крестовый поход, король Филипп-Август решил оградить Париж крепостной стеной, включив в черту города пустовавшие земли на правом берегу и существовавшие поселения Сент-Женевьев, Сен-Жермен и другие – на левом.
Строительство стены было начато в 1190 году на правом берегу и в 1200 году на левом, а закончено в 1213. В 1280 в Париже насчитывалось 8 кварталов и 310 улиц: 36 на Ситэ, 80 на левом берегу и 194 на правом. В XIV веке велась интенсивная застройка города на правом берегу вокруг церквей, аббатств, замка Лувра. К Парижу были присоединены новые земли, что повлекло за собой необходимость сооружения новой крепостной стены. Стена была начата при Карле V (ее так и принято называть – «стена Карла V”) в 1356 и закончена при Карле VI в 1383.
Действие «Собора Парижской Богоматери» разворачивается в Париже XV века. О городе этого времени Гюго пишет:

«В XV веке Париж был разделен на три города, резко отличных друг от друга, независимых, обладавших каждый своей физиономией, своим специальным назначением, своими нравами, обычаями, привилегиями, своей историей: Ситэ, Университет и Город. Ситэ, расположенный на острове, самый древний из них и самый незначительный по размерам, был матерью двух городов, напоминая собою … маленькую старушку между двумя стройными красавицами дочерьми.»

Университетом назывался левый берег Сены, Городом – правый.

«…Каждая из этих трех больших частей Парижа сама по себе являлась городом, но городом слишком узкого назначения, чтобы быть вполне законченным и обходиться без двух других. В Ситэ преобладали церкви, в Городе – дворцы, в Университете – учебные заведения.»

«С высоты птичьего полета эти три части… представляли собою, каждая в отдельности, густую сеть причудливо перепутанных улиц.»

Париж был окружен стеной, имевшей шесть ворот Филиппа-Августа на левом берегу и шесть ворот Карла V на правом.

“Все эти ворота были крепки и, что нисколько не мешало их прочности, красивы. Воды, поступавшие из Сены в широкий и глубокий ров, где во время зимнего половодья образовывалось сильное течение, омывали подножие городских стен вокруг всего Парижа. На ночь ворота закрывались, реку на обоих концах города заграждали толстыми железными цепями, и Париж почивал спокойно.”


Первые улицы Парижа возникали на месте нередко извилистых дорог и тропинок и, как правило, соответствовали их направлению. Лишь при Людовике XVI улицы стали прорубать сквозь кварталы. Происхождение названий улиц было связано либо с местом или зданием, около которых проходила улица (например, улица Сен-Жермен л’Оксерруа), либо с фамилией знатного человека, либо с названием профессии, представители которой жили на этой улице, с компактным расположением мастерских ремесленников, либо с вывеской на здании.
Названия улиц присваивались местными жителями, но нигде не регистрировались, что приводило к искажениям первоначальных названий и недоразумениям. Первый справочник улиц Парижа появился в 1489 году.

Названия улиц не были написаны на домах, и часто люди блуждали по несколько часов около нужного им места и не могли найти его. Только в 1729 в стены первого и последнего домов каждой улицы стали вставлять камень с ее названием. Эти первые таблички сохранились на многих домах до сих пор.В XV веке дома насчитывали от трех до пяти этажей. Первый этаж строился из камня, на нем держалась конструкция из деревянных балок, промежутки между которыми были заполнены бутом, покрытым парижским гипсом. Дома могли возводиться и из других материалов, но всегда покрывались белым гипсом. Таким образом, город казался белым.
По отношению к улице дома стояли боком, расположенные близко друг к другу крыши со щипцами напоминали зубья пилы – город выглядел очень колоритно, тем более что дома отличались большим разнообразием. Этажи домов нависали один над другим. Водосточных труб не было – вода лилась с крыш прямо на улицу. До наших дней в Париже сохранилось около тридцати подобных домов.

Гюго так описывает Париж XV века “с высоты птичьего полета”, а точнее с башен Нотр-Дам:

«Запыхавшийся зритель, забравшийся на самый верх собора, прежде всего был бы ослеплен зрелищем расстилавшихся внизу крыш, труб, улиц, мостов, площадей, шпилей, колоколен. Его взору одновременно представились бы: резной щипец, остроконечная кровля, башенка, повисшая на углу стены, каменная пирамида XI века, шиферный обелиск XV века, круглая гладкая башня замка, четырехугольная узорчатая колокольня церкви – и большое, и малое, и массивное, и воздушное. Его взор долго блуждал бы, проникая в различные глубины этого лабиринта, где все было отмечено своеобразием, гениальностью и красотой; все было порождением искусства, начиная с самого маленького домика с расписным и лепным фасадом, наружными деревянными креплениями, с низкой аркой двери, с нависшими над ней верхними этажами, и кончая величественным Лувром, окруженным в те времена колоннадой башен.»


Экскурсия начинается в той части Парижа, которая в средние века называлась Городом.

«Город, хотя и более обширный, чем Университет, не представлял такого единства.»

Он как бы состоял из трех частей: в одной из них находились дворцы, в другой дома.

«Третьей частью панорамы правого берега был длинный пояс аббатств, охватывавший почти весь город с востока на запад и образовывавший позади крепостных стен, замыкавших Париж, вторую внутреннюю ограду из монастырей и часовен.»

(Все цитаты, если нет фамилии автора, взяты из романа Гюго. Надо сказать, что Гюго часто повторяется в своих описаниях, и, тем не менее, эти описания помогают живо представить себе средневековый город, воссоздавая его особый стиль и особую атмосферу.)

«Скопление жилищ, тесно лепящихся друг к другу, словно ячейки в улье, не лишено было своеобразной красоты… Над множеством зданий, чьи черепичные и шиферные кровли вычерчивались одни на фоне других причудливыми звеньями, вставали резные, складчатые, узорные колокольни сорока четырех церквей правого берега.»

Мы начнем нашу прогулку на правом берегу, на набережной Сены у станции метро «Pont neuf», которое переводится как Новый мост.

Сам мост виден за моей спиной. В действительности это самый старый из сохранившихся мостов Парижа. Первый камень его был заложен вечером 31 мая 1578 году Генрихом III в присутствии королевы-матери Екатерины Медичи. Была суббота, шел сильный дождь. Король, одетый в черное, плакал вместе с природой, так как в то утро он присутствовал на панихиде по двум своим фаворитам, убитым на дуэли в конце апреля. Парижане, присутствовавшие при закладке и видевшие горе короля, предложили назвать новый мост мостом Слез.
Строительство моста продвигалось медленно, ему мешали многочисленные политические события, происходившие в то время. Он был завершен лишь в 1605 году, и уже Генрих IV в сопровождении свиты торжественно проехал по нему на коне.

В отличие от других мостов той поры, Новый мост не был застроен домами и имел тротуары для пешеходов. Это стало событием. Впервые парижане получили возможность, пересекая Сену, любоваться ею.

Париж. Вид на Новый мост (Pont Neuf)
Париж. Вид на Новый мост (Pont Neuf)
Тротуары были высокими, и пешеходы могли не беспокоиться о безопасности. Мост сразу сделался местом прогулок. Единственными строениями, которые можно было видеть на нем, были лавки, расположенные в нишах. Здесь собирались бродячие торговцы, артисты, фокусники, шансонье, цветочницы, зубодеры, а также многочисленные мошенники и карманники. В Париже говорили, что на Новом мосту в любое время можно встретить монаха, белую лошадь и дамочку легкого поведения. Эту «пословицу» подтверждает Фонвизин: в 1778 году он пишет из Парижа сестре, что специально ходит по мосту, дабы проверить, так ли это, и каждый раз действительно встречает означенных персонажей.

В начале XVII возле моста, на Ситэ, скульпторами де Болонем и Франжевилем был воздвигнут памятник Генриху IV – первая конная статуя во Франции, установленная на городской магистрали. Первоначально находившийся на этом месте огромный конь был отлит из бронзы по распоряжению Фердинанда, герцога Тосканского, который хотел использовать его для собственного конного памятника. Проект не был осуществлен из-за смерти герцога. После смерти Генриха IV другой герцог подарил коня Марии Медичи. В 1613 году корабль с конем вышел из Ливорно во Францию, но затонул у берегов Сардинии. Коня подняли со дна и в 1614 установили на мраморном пьедестале там, где сейчас находится памятник. В течение двадцати одного года он стоял без всадника, его называли просто «бронзовым конем». В 1635 Людовик XIII приказал установить на коне фигуру своего отца. В 1788 году голова статуи была украшена цветами и белыми лентами, в 1789 их заменили национальной кокардой.
В 1792 памятник был сброшен с пьедестала и разбит, часть его осколков расплавили, другую часть выбросили в Сену. Нынешний памятник сооружен в 1818 году по приказу Людовика XVIII. Вот он примостился на моей голове, точно король и памятник – это я, а он — всего лишь голубь.

Для него были переплавлены статуи Наполеона, находившиеся на Вандомской колонне (тот самый «столбик с куклою чугунной»),

на колонне в Булонь-сюр-Мер и на колонне, одно время стоявшей на площади Виктуар. Литейщик, бывший ярым бонапартистом, тайно поместил в руку Генриха маленькую фигурку Наполеона, а в живот коня — целую связку бумаг с различными текстами, в том числе песен, прославляющих императора. Эти предметы находятся внутри памятника и поныне.

Новый мост отреставрировали в 1848 году, но несущие конструкции остались с 1605. Таким образом, возраст его превышает три с половиной столетия.
Около моста находится крупнейший парижский универмаг “Самаритен”. В 1605 году Генрих IV установил на Новом мосту близ этого места гидравлическую машину, обеспечивающую водой питьевые фонтаны правого берега. Рядом с машиной находилось изображение самаритянки, подносящей воду Христу. Гидравлическая машина “Самаритен” работала до 1813. Уже в Средние века в Париже было шестнадцать питьевых фонтанов — все они находились на правом берегу. Жители левого берега пользовались колодцами или брали воду прямо из Сены. Если во времена римлян вода в Сене отличалась удивительной чистотой, то к средневековью она успела сильно загрязниться. В XIV веке даже вышел указ, запрещающий подметать во время дождя, чтобы еще больше не загрязнять воду в реке.
Мы покинем набережную – не потому, что боимся грязной воды, а потому, что нам пора двигаться дальше – к церкви Сен-Жермен-л’Оксерруа.
Продолжение во второй части.

Каталог рассказов Марины Кедреновской.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии 2

  • Интересная история и интересно написано. Уверена, что туристические экскурсии написаны вами полюбились туристам.

    • Оксана, спасибо за отзыв! Экскурсии, написанные Марины Кедреновской, это не просто путеводители, это настоящие исторические исследования. Так и хочется, оказавшись в Париже, пройти по всем улицам, увидеть дома, храмы, рассмотреть детали, описанные автором.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *