Париж. Путеводитель на двоих. Лувр и улица Сент-Оноре

В прошлом очерке я рассказала о наших впечатлениях от Нотр Дам и упомянула о парижских урнах. Продолжаю.

  • Очередь в Лувр. Луврские приключения
  • Лувр. Старые мастера. Очередь к картине «Мона Лиза»
  • Улица Сен-Оноре (Rue Saint-Honoré) и бистро «A Jean Nicot»
  • Вандомская колонна (La colonne Vendôme) и Опера Гарнье

Очередь в Лувр. Луврские приключения

Очередь в Лувр через 15 минут после его открытия выглядит весьма оптимистично.



Но нам было немного обидно наблюдать за тем, что вначале охранники пропускают людей с электронными билетами. Что нам мешало позаботиться о них заранее? Свобода! Во-первых, свобода перемещений. Во-вторых – жаба пипа суринамская. У нас теплилась надежда на то, что Лувр не станет взимать с бедных московских гидов мзду за приобщение к европейскому искусству. Лувр стал. Сполна.

Очередь отняла у нас не больше 20 минут драгоценного парижского времени. Пройдя досмотры, мы перво-наперво решили ограничить нашу хвалёную свободу передвижения и обзавелись бесплатным планом музея на русском языке. Затем запихали в ячейку камеры хранения пакет с водой и путеводителем. А затем… Бортжурналистка… не обнаружила в наличии свой дорожный дневник….
«Потеряла», — в ужасе промелькнуло в голове… Проверила все карманы, залезла в сумку – нет, пусто… Больше, чем полдневника уже исписано… Запротоколированы важные наблюдения, цифры, маршруты… В книжке даже остался телефон Холидей-Инн в Польше, куда следует звонить по возвращению в Варшаву, чтобы за нами прислали машину… Катастрофа… Когда я видела записную книжку в последний раз? Да в очереди же, я записывала туда наблюдения в метро (отсюда и обратная логика повествования в предыдущей части)… Где могла потерять? Ясное дело, когда проходила досмотр….

Те, кто был в Лувре, ясно представляют себе, что вернуться из «зала приёма» в «зал досмотра» не так то просто. На выход – пожалуйста, а обратно ко входу….

Чертыхнувшись, но понимая важность пропавшего документа, Начальник идёт к службе охраны, объясняет ситуацию, просит разрешить подняться навстречу потоку. Наверху снова разговаривает со смотрителями, охранниками. Они разрешают осмотреть пластмассовые контейнеры, показывают на урну, куда выбрасываются забытые или неразрешённые вещи… Бортжурнала среди них нет. Со слезами на глазах и вдрызг испорченным настроением, жутко извиняясь, мы ползём вниз. Успокаиваем друг друга, ведь в конце концов что-то сможем восстановить по памяти. Я машинально сую руку в свою висящую на плече сумку, чтобы достать носовой платок в вытереть слёзы и… Вытаскиваю из внешнего отделения своей замечательной сумки, которую совсем недавно получила в подарок от Веры и с устройством которой ещё не очень ознакомилась, свой такой необходимый, такой любимый, такой родной бортжурнал!!!
Что я услышала от Начальника повторять не буду… Но в душе у обоих празднично зазвучали фанфары от предвкушения свидания со Старыми Мастерами в компании со вновь обретённым дорожным дневником! Да и ругался Начальник не слишком свирепо!

Лувр. Старые мастера. Очередь к картине «Мона Лиза»

Что рассказывать о коллекции живописи в Лувре? Не стану даже и пытаться. Поблагодарю Начальника за то, что он решил начать осмотр коллекции с третьего этажа. Нам никто и ничто не мешало наслаждаться полотнами Тьеполо, Белотто,

Бернардо Беллотто. «Мост Риальто. Вид с севера».

Ренуара, Моне, Будена, Дега, (мы попали на временную выставку частной коллекции) Пуссена, Лорена, Делакруа,

Эжен Делакруа «Автопортрет в зелёном жилете», ок.1837 г.

нежно любимого и столь редкого Вермеера. Во всём мире сохранилось лишь около 40 его полотен!

Иоганн Вермеер «Астроном», 1668 г.

Хальса, чьими картинами мы любовались в Хаарлеме.

Франс Хальс. «Вымышленный персонаж, известный как Цыганка», 1666 г.

Милле, Коро, Мемлинга, чей потрясающий триптих «Страшный суд» мы видели в Гданьске.

Ханс Мемлинг «Пресвятая Дева с младенцем и предстоящими святым Иаковом и святым Домиником» 1488-1490

Самая посещаемая экспозиция в Лувре – собрание итальянской живописи плюс два знаменитых античных шедевра. Со всеми вытекающими китайскими последствиями – я и Ника Самофракийская…

Шум, гам, толчея, палки для селфи… Полюбуйтесь, на красавицу-Ягу (см. нижний правый угол фото) …

Ну почему эти устройства не запретили в Лувре? Музей Орсе их изгнал, везде стоят знаки, запрещающие селфи-палки. При том, что фотографировать можно на любые устройства, кроме «кочерги».
Как это мы не догадались снять ажиотаж у самого знаменитого полотна великого Леонардо? Привожу снимки из интернета.

В шаге от самого знаменитого полотна думалось не о фотографии толпы, а о творении мастера, мы надеялись на хоть минутное свидание с Моной Лизой…

Куда там!… Отовсюду щёлкали затворы, 90% снимающих главным ракурсом считали «я на фоне…» Хоть и не ходи в зал итальянского Возрождения…
Впрочем, мы с трудом протиснулись в первые ряды, отключились от внешних помех и несколько минут молча постояли рядом с шедевром, пока можно было терпеть тычки в бок и спину…

К счастью, другие работы итальянских мастеров не вызывают такого ажиотажа. В моей записной книжке снова мелькают имена мастеров: Леонардо да Винчи,

Леонарод да Винчи «Прекрасная Ферроньера», 1495-1499 г.

Ботичелли,

Алессандро Филипепи Боттичелли «Портрет молодого человека», 1475-1480

Веронезе,

Паоло Калиари Веронезе «Венецианка или Красавица Нанни», 1560

Тициан,

Тициа́н Вече́ллио «Портрет Франциска I» 1539

Перуджино,

Пьетро ди Ваннуччи Перуджино «Мадонна с Младенцем в окружении св. Розы и св. Екатерины Александрийской и двух ангелов» 1490-1495

Тинторетто, Энгр,

Жан Август Доминик Энгр. «Турецкая баня» 1852-1859
Жан Август Доминик Энгр «Купальщица, известная как Купальщица Вальпинсона», 1808

Жак-Луи Давид,

Луи Давид «Мадам Рекамье» 1800

Гро, Жерар. Прославленные голландцы: Рубенс, Йорданс, Снайдерс, ван Дейк,

Антонис ван Дейк «Портрет князей Палатинов Шарля Луи I и его брата Роберта», 1637

Рембрандт.

Ре́мбрандт Ха́рменс ван Рейн «Вирсавия с письмом царя Давида», 1654

Испанская живопись, Франциско Гойя…

Франси́ско де Го́йя «Портрет графини Карпио, маркизы де ла Солана», 1794-1795

Пожалуй, для первого свидания с Лувром – вполне достаточно.

Впрочем, Петру ещё хотелось взглянуть на жилые покои последнего французского монарха.

Мы в этом преуспели.



А я страстно желала посмотреть на коллекцию фаюмских портретов. В этом мне уже было отказано…

Сент-Оноре (Rue Saint-Honoré) и бистро «A Jean Nicot»

Париж томно нежился под ласковыми лучами октябрьского солнца. Мы в который раз попадаем на Риволи.

Улица Риволи. Вид из окна Лувра


Но на этот раз только пересекаем её, сворачиваем на улицу Сент-Оноре (Rue Saint-Honoré)
и высматриваем заведение для подкрепления физических сил. Такое немедленно находится. Начало второго часа – самое обеденное время, парижане и примазавшиеся уверенно следовали к разного рода бистро, ресторанам, бутербродным. Мы зашли в бистро «A Jean Nicot» (173 rue Saint Honore)

И о! чудо, для нас нашёлся маленький столик на две персоны в тесном зале закусочной. Мы за обе щёки уписывали горячие бутерброды, оглядываясь на растроившегося Винсента Ван Гога.


Но его примеру не последовали — запивали незатейливый перекус напитками с гораздо меньшим содержанием алкоголя.

Тему еды я намеренно избегаю, собираюсь вынести её в отдельный очерк «Париж на тарелочке».
А вот Начальник бессовестно застукал меня за послеобеденной подкраской губ.

Вандомская колонна (La colonne Vendôme) и Опера Гарнье

От бистро на Сент-Оноре прекрасно просматривалась перпендикулярная улица Пирамид (Rue des Pyramides).

Но мы сворачиваем к площади Пирамид, где сияет дважды золочёная скульптура Жанны д’Арк.

Возвращаемся на Сен-Оноре, по дороге цепляем камерой церковь святого Роха (Saint-Roch).

Париж вновь удивляет меня цветочными магазинами.

Кажется, что кроме цветов парижанам и интересоваться больше нечем. 🙂


Улица вывела к Вандомской колонне – символу славы Наполеона.

Амбициозный французский император повелел воздвигнуть памятник самому себе в честь побед 1805 года, в том числе и в Аустерлицком сражении. На самом верху обелиска в позе и одеянии римского императора, увенчанный лавровым венком возвышается сам Наполеон I.

От Вандомской колонны мы шагаем на северо-восток, по проспекту Мира 🙂 (Rue de la Paix). Начальник останавливается у каждой витрины, рассматривает часы прославленных марок. И задерживается у витрины магазина мужских рубашек «Шарве»

— О! «Шарве»! Представляешь, они шьют рубашки на заказ. В магазине можно выбрать модель, фасон и обсудить цвет и размер пуговиц, ширину манжет и форму воротника. Но можно и подобрать из уже готовых рубашек.


Почему я не предложила ему зайти и приобрести пару не самых роскошных? Подумаешь, две сотни евро за одну! Мелочь! 🙂

Вид здания Оперы, знаменитой Опера Гарнье отвлекает нас от рассматривания витрин.

Мы ограничились внешним осмотром жемчужины belle epoque и блестящего символа преображения Парижа бароном Османом.

Потом на всякий случай сфотографировали все окружающие Оперу здания.


Мы никогда не забудем не только день, но и час, когда лицезрели один из знаменитейших оперных театров мира.
За два с половиной дня мы успели довольно много! Но сколько ещё хотелось увидеть! После пятиминутных раздумий с путеводителем и картой в руках, Начальник Экспедиции вдруг предложил:
— А не поехать ли нам на Монмартр?
— Что значит не? Поехать!

Маршрут блужданий от Лувра до Опера Гарнье через Вандомскую площадь (Place Vendôme).

Продолжение в рассказе «Монмартр в целом и Сакре-Кёр в частности».

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 4

  • При моем посещении Лувра народу вроде бы было поменьше возле прекрасной Джоконды. До сих пор помню, как нашу туристку, которая фотографировалась всегда-всегда на фоне всего-всего, подруга снимала на фоне Джоконды. Последняя была на кончике носа туристки — та его вытянула, повернувшись в профиль — сделать снимок по другому не было возможности из-за толпы. Нельзя же не засняться на фоне такой знаменитости!

    А ещё я была внутри Оперы Гарнье. Это фантастическая красота! Блеск, богатство убранства. Настоящий дворец. В поездке себя крайне мало фотографировала, а в Опере попросила своих знакомых по группе снять меня на фоне шикарных интерьеров. Опера необыкновенна!

    • Лена, прочла твою статью про Лувр, ещё раз посмеялась на вашу даму из группы. Вспомнилась одна история из жизни. Моя подруга Вера и коллега однажды поехала в Рим со своей подругой. Подруга хотела запечатлеться на фоне Колизея. Получалось так, что полностью Колизей не помещался в кадре. Вера сказала об этом подруге. Та ответила: «Фиг (грубее) с ним, с Колизеем. Снимай меня».
      Лена, мы как-то в Оперу не рвались. Потому что понимали, что нельзя в одну поездку «впихнуть невпихуемое и поиметь непоимеемое». Поэтому как-то и не планировали попадать в Опера Гарнье. О блеске внутреннего убранства я слышала, видела снимки. В другой раз!
      Спасибо тебе, что следила за моим сериалом!

      • Точный пример с подругой и Колизеем! Я важнее чего-то там вечного! Смеюсь! Что только не бывает, какие мы все разные…
        И снова смеюсь на твои словечки про впихнуть. Они твои или чьи-то, а тебе понравились? Уж как я люблю такое изобретательное читать!

        Таня, ты совершенно права: нельзя объять необъятное. Как не старайся просмотреть красивый город, многое и многое останется :непоимеемым». И я бы в Опере не побывала, если бы не две мои спутницы, за которыми в последние свободные часы в Париже я пристроилась ходить. Они пошли туда, и я за ними. Сходили мы в музей Родена, заглянули в магазинчик по пути назад. После я своих туристок чуть не потеряла: они вышли из магазина и меня даже не предупредили, не окликнули. С испугом выскочила из магазина и стала их выглядывать. Далеко не ушли! Вот так нехорошо, волнительно для меня, сложилось, но я не стала обижаться.

        Таня, я с вами с огромным удовольствием прогулялась. Вам спасибо.

        • Лена, «впихнуть невпихуемое и поиметь непоимеемое» — так Пётр всегда говорит, когда планирует путешествие. В длинном путешествии невозможно посмотреть всё в одном месте или в окрестностях, чем-то приходится жертвовать. То есть нельзя объять необъятное, в одно путешествие впихнуть невпихуемое. Так и говорим.
          Лена, поражаюсь твоей способности не обижаться. Это очень ценное качество!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *