Париж трёх мушкетёров

Был в моей гидовской практике такой не совсем гидовский эпизод: французская фирма, где я работала, решила заняться приемом русских туристов и попросила меня придумать несколько пешеходных экскурсий. Они, с одной стороны, должны были быть тематическими, а с другой, давать возможность увидеть и узнать город вообще: понятно, что знакомиться с одной темой, потом с другой, потом с третьей, ходя по десять раз по одним и тем же местам, возможности у туриста нет.

К этому моменту русские уже активно посещали Париж, и, казалось бы, все было давно придумано. Потому и возникла мысль написать что-нибудь нестандартное, интересное для наших соотечественников. Тут-то я вспомнила своего приятеля, который в детстве прочитал «Трех мушкетеров» семнадцать раз. Он был что называется часто болеющим ребенком, и когда слегал с простудой или ангиной, брал с полки заветную книгу и перечитывал ее от корки до корки. Если болезнь проходила с осложнениями, он, закончив, начинал сначала. Но однажды у него поднялась температура, запершило в горле, он в радостным предвкушении направился к полке и… не нашел книги. В отчаянии мальчик перевернул всю квартиру и наконец обнаружил ее в кладовке, завернутую в газету и перевязанную бечевкой. Под бечевкой оказалась и записка от мамы: «Саша! Если ты хоть немного меня уважаешь, не читай больше этот роман!» Саша горестно вздохнул и отложил «Трех мушкетеров» — точно из сердца вырвал. С тех пор он к ним не возвращался, но страстную любовь сохранил навеки.
Я подумала: а ведь все русские увлекались этим бессмертным произведением! К тому же мне оно было особенно близко: когда я плавала на корабле, мы часто ставили по нему спектакли, в которых я играла то королеву, то герцога Бекингема.


Правда, плававший с нами однажды французский журналист никак не мог взять в толк: «И что это вы так любите нашего Дюма? У вас что, своих писателей нет?»

Словом, так родилась идея экскурсии «Париж «Трех мушкетеров» – город, знакомый с детства». Конечно же, я, хоть и не по семнадцатому разу, перечитала роман: сколько же в нем блеска и юмора! А чтобы произвести рекогносцировку на местности, я отправилась во французскую столицу.

Сразу хочу сделать отступление и заранее извиниться перед читателем за иллюстрации: во-первых, у меня есть лишь открытки и бумажные фото того времени; во-вторых, на многих из них фигурирую я собственной персоной, а порой и не одна. Но может, последнее не так страшно? Представьте себе, что смотрите телепередачу, и назойливый ведущий то и дело лезет в кадр – к тому же сейчас модно наполнять простыми людьми фильмы и передачи по культуре. В общем, suivez le guide – следуйте за гидом!
В результате своих исследований я могу предложить вам прогулку, во время которой мы побываем на левом берегу Сены: на улицах, где жили друзья-мушкетеры, в монастыре Дешои и прочих интересных местах. А начнем мы ее на правом берегу, в самом центре города — на площади Пале-Руаяль (Королевского дворца).

Но перед любой экскурсией положено дать вступление. Каким же был Париж времен «Трех мушкетеров»? Действие романа начинается в первый понедельник апреля 1625 года. К моменту появления д’Артаньяна в Париже в этом месте дворца еще не было, здесь перпендикулярно Сене проходила крепостная стена XIV века. Город имел две стены: первая была построена при короле Филиппе-Августе в конце XII – начале XIII веков и охватывала территорию на правом и левом берегах Сены. До Филиппа-Августа в Париже было всего четыре квартала. Со строительством стены их стало восемь. Вторая стена была воздвигнута в XIV веке и называлась стеной Карла V. Она окружала гораздо бОльшую по сравнению со стеной Филиппа-Августа территорию на правом берегу, расширяя город к северо-западу, проходя по линии нынешних Больших Бульваров и затем поворачивая к Сене. К городу прибавилось еще восемь кварталов. При этом предыдущая стена не была разрушена, но пришла в запущенное состояние. К началу XVII века в городе было тринадцать въездных ворот: восемь на правом и пять на левом берегу. Ворота Сент-Антуан находились в районе современной площади Бастилии.

Именно через них д’Артаньян вошел в Париж, там же продав свою желто-рыжую лошадь за три экю. (В порядке сравнения цен, когда в самом начале романа раненый д’Артаньян попал в гостиницу, он должен был заплатить по одному экю за каждый день постоя.)
Рядом с Пале-Руаяль, на месте нынешней Комеди-Франсэз, находились ворота Сент-Оноре. Там видели Портоса с дамой под вуалью.
Ворота Сен-Дени, через которые мушкетеры выехали в Лондон, располагались в ста метрах к югу от того места, где сейчас арка Сен-Дени на Больших Бульварах. («В два часа ночи наши четыре искателя приключений выехали из Парижа через ворота Сен-Дени.»)
Позднее, в 1633-36 годах герой книги Людовик XIII построил новую стену, еще больше расширив город к западу и частично разрушив укрепления Карла V (в том числе на этом месте). Стена Карла V была окончательно разобрана в конце XVI – начале XVII веков. На ее месте были проложены Большие Бульвары.

Стена Людовика XIII простояла до 1754 года.
Посмотрим теперь на Королевский дворец.

Пусть вас не смущает египетская статуя перед ним: она не имеет к дворцу никакого отношения. Видно, просто не отпускает современных французов египетская тема, не дают покоя лавры Наполеона с его египетским обелиском на площади Согласия.

А статуя к тому же живая – её или ей подобную можно встретить и в других местах.

Так что поговорим о дворце: он был построен архитектором Лемерсье по заказу другого героя книги — кардинала Ришелье.
Арман-Жан дю Плесси, кардинал Ришелье родился в Париже в 1585 году. В начале своей карьеры он был епископом в городе Люсоне, в 1615 стал священником Марии Медичи, в 1622 — кардиналом. Жил на Королевской площади — ныне это площадь Вогезов, в центре ее высится конный памятник Людовику III.

В 1624 году Ришелье стал министром, вошел в Королевский Совет и вскоре сделался его главой. Тогда же он решил перенести свою резиденцию поближе к Лувру. Во время ее строительства жил в Малом Люксембургском дворце, а пятью годами позже переехал во вновь отстроенный у ворот Сент-Оноре особняк – Отель Ришелье. Еще через пять лет кардинал увеличил его, присовокупив пространство, освободившееся после разборки части стены Карла V – с этого момента он стал называться Кардинальским Дворцом. А еще через пять это уже был колоссальный дворцовый ансамбль с огромным садом. В 1648 площадь перед дворцом была очищена от находившихся там ранее построек. Позднее она дважды увеличивалась – в 1769 и в 1854.
Еще в 1636 году кардинал завещал дворец Людовику XIII и его прямым наследникам. Умер он здесь же 4 декабря 1642 и перед смертью подтвердил завещание. Дворец получил название Королевского, когда в 1643 году, после смерти Людовика XIII, в него из Лувра переехала Анна Австрийская с детьми – Людовиком XIV и Филиппом Орлеанским, пяти и трех лет.
Год спустя кардинал Мазарини поселился рядом с дворцом и часто ходил к королеве, пользуясь маленькой калиткой, специально сделанной в ограде сада. Позже Мазарини переехал во дворец, где для него были устроены покои, находившиеся между покоями Анны Австрийской и покоями маленького короля. Именно в это время Людовик XIV, которым никто особо не занимался, чуть не утонул в пруду дворцового сада. Его подругой по играм была дочь служанки – он звал ее “королева Мария” и играл с ней на кухне в короля и королеву.
В 1650 во время Фронды королевская семья была вынуждена покинуть Париж, а вернувшись в 1652 поселилась в более безопасном Лувре. Людовик XIV подарил Пале-Руаяль брату, и в дальнейшем он переходил по наследству к потомкам Герцога Орлеанского. После пожара в мае 1871 дворец был восстановлен и отреставрирован. Единственная его часть, сохранившаяся со времен Ришелье – фасад левого крыла.
В мае 1717 года Петр I в сопровождении князя Куракина имел в Пале-Руаяль длинную беседу с регентом Филиппом Орлеанским о ситуации в Европе и отношениях между Россией и Францией.
А в первой половине XIX века, когда во дворце жил еще не ставший королем Луи-Филипп, Александр Дюма служил в дворцовой библиотеке.
В саду Пале-Руаяль любил гулять Герцен.

Однажды он встретил там вернувшегося из ссылки декабриста Волконского. Тургенев также имел привычку приходить в сад – пить кофе и читать газеты.

На площади Пале-Руаяль, в доме под №2 в XIX веке находилась гостиница «Три Императора».

Как-то июньской ночью 1858 года в апартаментах первого этажа граф и графиня Кушелевы-Безбородко предложили Александру Дюма, с которым познакомились в библиотеке, поехать с ними в Петербург. Дюма согласился и провел в России семь месяцев. Результатом явился внушительный фолиант «Путешествие в Россию», где он описал свой путь от Петербурга до Астрахани. Позднее гостиница стала называться «Гранд отель Лувр», в 1867-69 годах в ней несколько раз останавливался Герцен.
Перед дворцом проходит улица Сент-Оноре, неоднократно упоминаемая в “Трех мушкетерах”. Например, Арамис как-то сказал: “Мне придется зайти на улицу Сент-Оноре, чтобы купить румян для госпожи де Шеврез.” А когда арестованного галантерейщика Бонасье везли из Бастилии к кардиналу, “карета… миновала улицу Сент-Оноре, повернула на улицу Добрых детей и остановилась у невысокого подъезда.” Улица Добрых детей также существует и находится рядом, но все равно это исторически неверно: как мы знаем, в это время дворца еще не было, а кардинал жил в другом месте.
Поблизости от Пале-Руаяль пролегает и улица Эшель. Напротив нее находилась калитка, через которую д’Артаньян, Констанция Бонасье и герцог Бекингем тайно проникали в Лувр. Последуем же за ними и подойдем к Лувру.

Подобно самому Парижу, сложный дворцовый комплекс Лувра складывался на протяжении многих столетий. В начале XIII века Филипп-Август построил замок, защищавший подступы к острову Ситэ с северо-запада. Когда в XIV веке при Карле V были возведены новые крепостные стены, замок утратил свою оборонительную функцию. Он был перестроен и превращен в королевскую резиденцию. Средневековый замок не сохранился до наших дней: в XVI веке значительная часть его была снесена, и на ее месте начали строить новый дворец. Остатки средневекового замка можно видеть только внутри Лувра.
Новое здание возводилось по проекту архитектора Леско. В настоящее время здание Леско — наиболее древняя часть всего комплекса, оно образует юго-западный угол Квадратного двора. В конце XVI – начале XVII веков вдоль Сены была построена Большая Галерея, соединившая Лувр с дворцом Тюильри. Нижний этаж галереи был занят лавками и мастерскими, затем на их месте Ришелье разместил королевскую типографию и монетный двор. В 1624 году при Людовике XIII архитектор Лемерсье пристроил к зданию Леско Павильон часов (Сюлли), а также возвел новый корпус, симметрично повторяющий старое здание Лувра. План Лемерсье предусматривал увеличение площади внутреннего двора вчетверо. При осуществлении проекта множество старых зданий, окружавших Лувр, было снесено, а с севера и востока пристроены новые корпуса, замкнувшие квадрат внутреннего двора.
В 1680 году королевская резиденция была перенесена в Версаль,

после чего многие помещения Лувра опустели и постепенно пришли в упадок. В галереях со времени правления Людовика XIV жили художники, скульпторы и архитекторы, работавшие при дворе.
Оживление строительства наступило в начале XIX века, когда Наполеон избрал своей резиденцией близлежащий дворец Тюильри: были возведены корпуса на севере вдоль улицы Риволи. Наконец, в годы Второй империи было достроено северное крыло и возведены две галереи, присоединенные к северному и южному крылу.
Крепостная стена Филиппа-Августа проходила как раз там, где сейчас находится Квадратный двор Лувра. Здесь мушкетеры стояли в карауле. В Квадратном дворе можно видеть места, где были стена и круглая башня – эти места вымощены особым образом.
Во время своего пребывания во Франции в 1717 году Петр Первый посетил монетный двор в Лувре — в его присутствии была отчеканена золотая медаль с его изображением. Каждый член его свиты тоже получил медаль – серебряную или бронзовую. Петр внимательно следил за процессом изготовления медалей.
В XVII и XVIII веках в Лувре, в королевских апартаментах помещалась основанная Ришелье в 1635 году Французская академия. Петр посетил и ее и даже получил звание почетного члена. 30 июня 1778 Фонвизин присутствовал на торжественном заседании Академии, посвященном Вольтеру.
Позже Французская академия переедет в Институт Франции – к нему мы и направим свои стопы. Для этого нам нужно перейти через Сену по мосту Искусств.

Во времена д’Артаньяна никакого моста здесь не было, а был перевоз. Ближайшим был Новый мост – на самом деле самый старый в Париже (на фото в глубине слева), по нему д’Артаньян и ходил в Лувр, когда у него не было денег на паром. А мост Искусств – первый железный мост через Сену – построили лишь в 1804 году. Назван он так потому, что соединяет Лувр с Академией искусств, входящей в состав Института Франции. Но и в эпоху мушкетеров через Сену было переброшено немало мостов: например, шестой отсюда, за островом Ситэ – мост Ла-Турнель, соединяющий левый берег с островом Сен-Луи.

На этом мосту Портос нашел для д’Артаньяна слугу — пикардийца Планше. «Славный мушкетер… увидел его на мосту Ла-Турнель, где Планше… плевал в воду, любуясь разбегавшимися кругами. Портос утверждал, что такое занятие свидетельствует о склонности к созерцанию и рассудительности, и, не наводя о нем дальнейших справок, увел его с собой.»
Возле моста на левом берегу находится самый дорогой ресторан Парижа «Серебряная башня» (“La Tour d’Argent”), основанный в 1582 году при короле Генрихе II. В этом ресторане часто бывал Дюма в период работы над «Тремя мушкетерами». Считается, что именно там, в перерыве между двумя блюдами, он придумал сцену взятия Ла Рошели.
И этому же ресторану мы обязаны появлением привычных для нас сегодня вещей: вилки и кофейной чашечки; он всегда пользовался успехом, во все времена его посещали знаменитые парижане, в том числе литераторы. Сам Генрих II бывал в нем и именно там впервые воспользовался вилкой.
Известен и другой ужин, состоявшийся в конце XVII века. В нем принимал участие маршал Ришелье, внучатый племянник кардинала. Ужин продолжался четыре часа, было подано тридцать блюд из говядины. В конце маршалу принесли кофе – впервые в специальной кофейной чашечке, изобретенной владельцем ресторана. «Серебряная башня» была также первым местом, где в середина XVII столетия стали подавать жидкий шоколад. С XIX века там сервировали блюда, названные именами знаменитостей: суп «Анатоль Франс», пирог с семгой «Сара Бернар». В ресторане бывал Виктор Гюго, там часто ужинали в разгар своего романа Жорж Санд и Альфред Мюссе.
А справа от моста Искусств, на левом берегу, на углу набережной Вольтера и улицы Бак в XVII веке стоял дом. В 1659 году историческое лицо, прототип героя Дюма – кавалер Шарль де Батс-Кастельмор д’Артаньян, лейтенант королевских мушкетеров – въехал в него после женитьбы на богатой вдове г-же Дама де ла Клэсс. В 1672 д’Артаньян был произведен в маршалы, а в 1673 убит при Маастрихте в Голландии.
В глубине квартала находился рынок Пре-о-Клерк, часто упоминаемый в романе как излюбленное место дуэлянтов. Близ рынка Пре-о-Клерк в 1643 году нашли тело реального Атоса, по всей видимости убитого на дуэли.
Итак, наш путь лежит на левый берег Сены…
Продолжение экскурсии следует.

Каталог статей Марины Кедреновской

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *