Париж трёх мушкетёров — IV

Окончание. Предыдущая часть здесь.
Итак, перед нами Люксембургский дворец.

Здесь тоже бывали поединки. При первой встрече д’Артаньяна с Портосом тот назначает ему дуэль «в час, позади Люксембургского дворца.» А вот ссора между д’Артаньяном и лордом Винтером:

«- Прекрасно, достопочтенный кавалер! – ответил д’Артаньян. – Выберете же самую длинную (шпагу) и покажите мне ее сегодня вечером.
— Где вам будет угодно взглянуть на нее?
– За Люксембургским дворцом. Это прекрасное место для такого рода прогулок.»

Дворец был возведен в XVII столетии. В 1612 году Мария Медичи покупает ряд особняков, в том числе Малый Люксембург, особняк XVI века, принадлежавший принцу Франциску Люксембургскому, и заказывает архитектору де Броссу построить на их месте новый дворец тосканского типа. Строительство началось в 1615. Малый Люксембург был включен в ансамбль. Название нового дворца — «дворец Медичи» — не пришлось по душе парижанам — они называли его по-прежнему: Люксембург. Внутри находилась серия картин, специально написанных Рубенсом. Сейчас она хранится в Лувре.


Мария Медичи переехала во дворец в 1625. В 1627 она предоставила Малый Люксембург кардиналу Ришелье на время строительства Пале-Руаяль, а в 1631 покинула Париж. Умерла она в 1642 в Кёльне.

Дворец перешел к Людовику XIII, после смерти которого неоднократно менял хозяев. В числе прочих он принадлежал Людовику XIV, Филиппу Орлеанскому, его дочери, а затем вдове.
В 1793 был превращен в тюрьму, где в разное время были заключены Дантон, Демулен, художник Давид. Дворец был значительно перестроен в XIX веке. В настоящее время в нем проходят заседания французского Сената, в Малом Люксембурге находится резиденция председателя. В 1717 Люксембургский дворец посетил Петр Первый, в 1782 — Павел.

Возле дворца на площади в 23 га раскинулся знаменитый Люксембургский сад. Можно сказать, что он отделяет друг от друга и одновременно объединяет три известных квартала: Латинский, Сен-Жермен-де-Пре и Монпарнас. Это мир студенческих проказ, любовных мечтаний поэтов и художников, которые приходят сюда подышать особым воздухом. Во времена Марии Медичи сад был меньше: часть его нынешней территории занимал картезианский монастырь, разрушенный в 1790.
Но уже в середине XVII столетия сад становится местом прогулок. В XVIII веке сюда любили приходить писатели, поэты, художники. Здесь гуляли Карамзин, Цветаева, Бабель со своей маленькой дочерью Натальей, родившейся в Париже в 1929 году, Бродский и многие другие. Ахматова совершала прогулки с Модильяни: они читали свои любимые стихи Верлена, радуясь, что любят одни и те же. Соня Делоне писала, что Люксембургский сад напоминает ей Летний сад в Петербурге.


В основном сад представляет собой французский регулярный парк, лишь юго-восточная часть является английской пейзажной. В нем можно увидеть около пятидесяти статуй, изображающих французских королев и принцесс, аллегорические сюжеты, знаменитых людей (памятник Эжену Делакруа), а также бюсты Флобера, Стендаля, Бодлера, Верлена, Жорж Санд.

Около Люксембургского сада жил в молодости Виктор Гюго, оставивший подробное его описание. В то время дома стояли вплотную к саду, у каждого домовладельца был ключ, позволявший гулять по нему ночью. В Люксембургском саду происходят события “Отверженных”. Сюда все время приходят на прогулки Жан Вальжан с Козеттой: их любимое развлечение – бродить по самым безлюдным уголкам. «В первый раз Мариус увидел Козетту в Люксембургском саду, в пустынной аллее…» и затем видел очень часто. После перерыва, длившегося год, он вновь увидел ее и видел каждый день, и наконец влюбился. Здесь же он однажды поднял оброненный Козеттой платок — так начался их роман.
Сегодня в саду раздолье для детишек – им отведен специальный уголок.



А возле сада, да как, впрочем, и везде, есть уютные кафе, в которых после активных игр можно подкрепиться прежде чем продолжать прогулку.

Далее наш путь опять лежит по улице Вожирар: недаром она самая длинная. Мы минуем улицу де Турнон — Альберто Моравиа сказал, что это «самая итальянская из парижских улиц».
На углу де Турнон и Вожирар был ресторан Фойо, который называли «храмом гастрономии». Там бывали поэты: однажды пришел Верлен — своим видом клошара он шокировал метрдотеля и посетителей.
В доме №20 по Вожирар во второй половине XIX века находилось кафе «Табурет», куда часто заходил Александр Дюма, а также Бальзак, Бодлер, Альфред де Виньи. Кафе принадлежало будущему знаменитому издателю Фламмариону.
Проходим мы и мимо улицы Конде, где Бомарше создал «Севильского цирюльника». В XVIII веке на ней стоял отель де Конде, занимавший огромную территорию, с одной стороны ограниченную улицей Вожирар. В 1740 году в этом особняке родился маркиз де Сад. В его саду Фламмарион купил старую, заброшенную типографию, заменил ее здание на новое в 1900 году и стал издавать Золя, Мопассана, Толстого, Достоевского. Вероятно, сегодня эти старые издания можно найти у букинистов на набережных Сены.

На углу Вожирар и следующей на нашем пути улицы Ротру находился книжный магазин Фламмариона — в него тоже часто заходил Дюма. Да и все завсегдатаи «Табурета» посещали этот магазин, превратившийся в результате в один из интеллектуальных центров Парижа.
Мы попадаем в литературный квартал Одеон, где сосредоточено большое количество книжных магазинов – в них можно зайти, чтобы просто посмотреть, порыться в книгах. В одном из них встретились лидер сюрреализма Андре Бретон и Луи Арагон. В этом квартале находилось кафе “Вольтер”, в котором выступал Маяковский. На выступлении присутствовала Цветаева, сказавшая потом, что почувствовала в России силу. В 1929 году здесь состоялся вечер, посвященный Пастернаку.
Театр Одеон был основан на средства актеров Комеди-Франсэз, его здание конца XVIII века построено на месте садов отеля Конде. В 50-60-е годы театр возглавлял Жан-Луи Барро. В 1985 году здесь состоялась премьера спектакля “Бесы” по Достоевскому в постановке Юрия Любимова. Спектакль играла лондонская труппа на английском языке. В аркадах театра Фламмарион разместил лотки с книгами — сюда приходили Бальзак, Золя, Бодлер. Под сводами Одеона Мариус встречался с друзьями.

Но что-то мы давно не вспоминали «Трех мушкетеров». Встретив г-жу Бонасье у дома №25 по улице Вожирар, д’Артаньян решил проводить ее. Он предложил ей руку,

«и молодая женщина оперлась на нее, уже готовая смеяться, но еще дрожа. Так они дошли до конца улицы Лагарп.»

Современная улица Лагарп находится не здесь: начинаясь недалеко от Сены, в районе моста Сен-Мишель,

она тянется только до отеля Клюни. Но раньше, до появления бульвара Сен-Мишель, заканчивалась у Люксембургского сада. Так что можно предположить, что где-то в том месте, где мы находимся, стоял тот самый дом № 75, куда г-жа Бонасье ходила к герцогу Бекингему. Кстати, указанные Дюма номера домов сами по себе являются ошибкой: их просто не было, первая попытка нумерации была предпринята лишь в 1726 году. До этого только в районе Нотр-Дам

было шестьдесят восемь домов, пронумерованных еще в 1507 году — в остальных кварталах на домах вместо номеров были вывески. Изготовленные из крашеной жести, прикрепленные к длинным металлическим кронштейнам, они были больших размеров. Например, у зубодера вывеска представляла собой коренной зуб размером с кресло, у парфюмера висела огромная перчатка, каждый палец которой мог выдержать вес трехлетнего ребенка. Вывески затемняли узкие улицы, были плохо закреплены и, раскачиваясь на ветру, создавали шум и опасность для прохожих.
По Вожирар мы выходим на Бульмиш (бульвар Сен-Мишель – он хорошо виден на фото выше, сделанном у одноименного моста) и из квартала театрально-литературного попадаем в квартал учебный – знаменитый Латинский,

к не менее знаменитой Сорбонне.

История ее основания восходит к началу XIII века, когда церковные колледжи, находившиеся на левом берегу недалеко от Нотр-Дам, были объединены под общим названием Парижского университета. Так родился один из первых в Европе университетов, в который вошли четыре факультета: искусств, канонического права, теологии и медицины.
В 1253 году в Латинском квартале был основан колледж, названный Сорбонной по имени его основателя Робера де Сорбона, духовника Людовика IX Святого. В XVII веке произошло фактическое слияние Парижского университета и Сорбонны. Университет был крупнейшим в Европе учебным заведением и научным центром в области теологии и юриспруденции.
Во время революции он был закрыт, а в начале XIX века восстановлен на новой основе как высшая школа, включающая естественно-научные и гуманитарные факультеты. С университетом связана деятельность выдающихся ученых Гей-Люссака, Пастера, Кюри и многих других.

В начале прошлого столетия в Сорбонне учились Максимилиан Волошин, Николай Гумилев, Марина Цветаева. Гумилев в этот период издавал в Париже небольшой литературный журнал “Сириус”, в котором печатались стихи Ахматовой.
С 1921 году появляются и русские преподаватели, их было около сорока человек. Также было немало русских студентов. До 1941 года существовали даже специальные русские секции на факультетах.
В 20-е–30-е годы в Сорбонне отмечались знаменательные даты: 125-я годовщина Пушкина, 50-летие основания библиотеки Тургенева, 100-летие восстания Декабристов, проходили ежегодные Дни русской культуры, приуроченные ко дню рождения Пушкина.
В здании Сорбонны сейчас размещаются административные службы, библиотеки, лекционные аудитории, учебные кабинеты. Церковь Сорбонны – единственная часть архитектурного комплекса, сохранившаяся со времен Ришелье. Она является первым купольным сооружением во Франции. Внутри находится гробница кардинала Ришелье. Во время своего визита в Париж Петр I посетил церковь. Он преклонил колена перед могилой кардинала и сказал: «О, великий человек, если бы ты был жив, я отдал бы тебе половину своего царства, чтобы ты научил меня управлять второй половиной.» Позднее церковь посетил Павел I. Ему передали высказывание прадеда, на что Павел ответил: «На месте кардинала я бы побоялся долго держать у себя такой подарок.»
В этой же церкви похоронен потомок кардинала Арман Эмманюель дю Плесси, дюк Ришелье, основатель Одессы (1766-1822). Эмигрировав в Россию во время революции, дюк Ришелье стал губернатором Новороссии. В 1814 он вернулся во Францию, где сменил Талейрана на посту председателя Национального Совета. Недовольный Талейран прокомментировал это следующим образом: «Прекрасный выбор! Этот деятель Франции гораздо лучше, чем Францию, знает Крым.»

С бульвара Сен-Мишель мы поворачиваем налево на rue de L’Еcole-de-medecine (улицу Медицинской школы). Здесь же находится поворот на улицу Расина — на этом углу в 1926 году еврей из Смоленска Самуил Шварцбард застрелил Семена Петлюру, отомстив ему за погромы.
Rue de L’Еcole-de-medecine — бывшая галло-римская дорога, шедшая между двух больших виноградников к воротам Сен-Жермен стены Филиппа-Августа. С начала XIV по конец XVIII века она носила имя Кордельеров, монахов Францисканского ордена. На месте домов №№ 1,3,5 стояла церковь Космы и Дамиана, построенная в XIII веке, закрытая во время революции и разрушенная в XIX.
Под №5 размещалась корпорация хирургов-брадобреев. В 1655 году произошло слияние двух корпораций – хирургов длинного платья и хирургов короткого платья. Первая была основана в XIII веке по инициативе Жана Питара, хирурга Святого Людовика и располагалась в зданиях, принадлежащих церкви Космы и Дамиана. По понедельникам члены корпорации оказывали больным, приходившим в церковь, бесплатные медицинские услуги, в том числе делали операции. Оперирование было несовместимо с достоинством врача, оставаясь “привилегией” низшего сословия. (Даже в XVIII веке если хирург хотел получить лицензию на медицинскую деятельность, он должен был в присутствии нотариуса дать обязательство – никогда больше не делать операций, даже кровопусканий.) В XV столетии члены корпорации получили право изучать медицину в медицинских школах, а в начале XVII для них было построено это здание, где они открыли собственную Школу хирургии. В 1655 году у них появился свой анатомический театр. Тогда же они объединились с корпорацией хирургов короткого платья, то есть брадобреев. Эти последние не имели права изучать медицину. Они могли только брить, пускать кровь и при необходимости принимать роды. Объединение существовало до 1743 года. Здание анатомического театра с куполом было отреставрировано в 1929 году.
В 1731 Школа хирургии была преобразована в Королевскую академию хирургии. В 1775 она переехала в специально построенное для нее здание, а старое здание заняла бесплатная школа черчения. На нем висит мемориальная доска: здесь 25 октября 1841 года родилась Сара Бернар.
Под №12 находится Медицинский факультет. Центральная часть здания – старая, относится к 1775 году. Она была построена для Королевской академии хирургии на месте старого колледжа XIII века. Медицинский факультет был основан в XIV и являлся частью Университета. Вначале он не имел своего помещения – занятия проходили прямо на улице, а экзамены преподаватели (их называли доктора-регенты) принимали у себя дома. В XV столетии для факультета было построено здание не так далеко отсюда, там он и размещался вплоть до своего закрытия во время революции. Факультет был вновь открыт в 1808 году и занял дом, перед которым мы сейчас находимся. В конце XIX – начале XX веков рядом появились новые постройки.
Фасад центрального здания украшен шестнадцатью колоннами ионического ордера. Над главным входом — барельеф с изображением Людовика XV в окружении Мудрости и Благотворительности. Людовик принимает из рук Гения искусств план учебного заведения. Фронтон перистиля также украшает барельеф, на котором Теория и Практика держатся за руки. За колоннами пять медальонов, где в обрамлении гирлянд из дубовых листьев можно видеть портреты знаменитых французских хирургов, например, Амбруаза Паре.

Мы проходим улицу Антуан Дюбуа. На ней и находился знаменитый монастырь Кордельеров и их колледж, основанный в XIII веке и упраздненный во время революции. Далее по маршруту – улица Дюпюитрен, где в 1691 году жила вдова Мольера Арманда Бежар со своим новым мужем актером Гереном д’ Эстрише.
Но собственно наш маршрут окончен.
Честно говоря, последний отрезок был в нем лишним: он не имеет отношения к теме, да, признаться, не столь уж и интересен – ну разве что медикам. Однако я включила его в экскурсию, потому что моей идеей было начать и закончить ее возле станций метро. Ведь не всегда туристы живут в центре, да и просто после столь длинной прогулки могут устать. А улица привела нас к станции «Одеон». Метро в Париже исключительно удобное, на нем можно попасть куда угодно: станции на каждом шагу.

К тому же оно одно из самых старых в мире. Первая станция Абесс была открыта в 1900.

Но если турист не устал и решил продолжить пешую прогулку, он может, не сворачивая с Бульмиша, направиться в сердце Латинского квартала и погрузиться в новую, еще более давнюю тему – в Средневековье.

Ей я посвятила свою вторую экскурсию – «Средневековый Париж – город Эсмеральды.»
Каталог статей Марины Кедреновской.

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *