Париж. Путеводитель на двоих. Пантеон и площадь Вогезов

В предыдущей части я рассказала о видах с башни Монпарнас, саде Люксембург и церкви Сен-Сюльпис. Продолжаю.

  • Пантеон
  • От Пантеона через остров Сите к площади Вогезов
  • Площадь Вогезов

Пантеон

Ура! Париж сегодня к нам благосклонен! Членов международной ассоциации гидов-переводчиков в Пантеон пускают бесплатно! Ну, может быть и не каждый день, но в последнюю пятницу октября – точно!

Пожалуй, я уже порастратила слов, описывая классические постройки в Париже – церковь Мадлен и собор Сен-Сюльпис. Уверена, ни один архитектурный стиль не придаёт зданию столько величия, грандиозности, монументальности, как классика.


Отвлекусь на минуточку и в связи с впечатлением от Пантеона, отмечу удивительную особенность Парижа – его перспективы. Широкие городские аллеи — это не просто утолщённые артерии в лабиринте перепутанных узких улочек. Они, в первую очередь, направления, ведущие к важным, смысловым точкам города. Парижские проспекты фокусируются на своих основных доминантах.
Едва ли не все главные проспекты города имеют логическое завершение — это либо величественное здание, либо монумент, обелиск, церковь, дворец, триумфальная арка. А если конкретно, то это и Эйфелева башня,

и церковь Мадлен,

Дом Инвалидов,

башня Монпарнас,

Вандомская колонна

Триумфальная арка,

а иногда и несколько объектов в одном фокусе.

Я назвала лишь несколько, на самом деле в столице Франции сотни других панорам! Пожалуй, в следующий приезд в Париж я целенаправленно соберу снимки парижских перспектив.

Парижский Пантеон – одна из таких замыкающих перспективу точек. Он «тянет» на себя всю окружающую застройку. Мы без конца снимали его с улицы Суффло (Rue Soufflot).

Когда покидали площадь Плас-дю-Пантеон по улице Валет (Rue Valette), шли едва ли не задом наперёд, постоянно оглядываясь и любуясь правильными формами крестообразной базилики.


Кстати, Пантеон стал нашей самой узнаваемой достопримечательностью Парижа – его купол мы видели из окна «Тимотеля».

Зайдём наконец внутрь.


Интерьер главного зала Пантеона лишил нас дара речи…

Обычно, не расставаясь ни на минуту, здесь мы на полчаса потеряли друг друга, чтобы потом встретиться и с восхищением делиться впечатлениями:
— Ты видел?
— А ты заметила?


Потом мы ещё раз вместе обошли Пантеон по периметру, решая, какие сцены нам могут пригодиться для рассказа, а какие снимать не стоит.

Непременно решили запечатлеть сцены из жития Жанны д’Арк.



Мы задрали голову вверх и разглядели надписи под фигурами в парусах купола – Смерть (La Mort),


Слава (La Gloire),

Родина (La Patrie),

Справедливость (La Justice).


Потом мы спустились вниз, медленно обошли могилы Великих Французов. Здесь склепы Виктора Гюго и Эмиля Золя.

Рядом покоится Александр Дюма.


Вечная память на многие века для многих поколений….

Из Пантеона мы вышли совершенно потрясённые. Пожалуй, с таким же мощным зарядом мы покинули музей Орсе и Лувр. Лёгкой усталости как не бывало, мы снова готовы исследовать Париж ногами, глазами и фотокамерой.

От Пантеона через остров Сите к площади Вогезов

Погода сегодня (да и весь наш короткий парижский отпуск) стоит великолепная – сухая, безветренная. Солнца немного, но зато воздух прогрелся до приятных 12-15 градусов.
Чтобы немного прийти в себя от увиденного в Пантеоне (и для перекура), мы присели на деревянных брусьях на площади Пантеона и прикинулись студентами. 🙂


Мы обсуждали наш интуитивно сложившийся маршрут знакомства с Парижем. Да, да, нам осталось всего несколько часов свидания с этим потрясающим городом. Уже можно подвести итоги. Мы говорили, что если бы у нас было три дня, их откровенно не хватило. А если бы мы решили задержаться здесь ещё на один день, наверное, для первого свидания, был бы уже перебор. Хотя, решаем мы в один голос, если бы он у нас был, этот лишний день, мы прокатились бы на лодочке и купили тур на двухэтажном автобусе! Но это всё фантазии. Сигарета выкурена, ноги немного отдохнули, впечатления улеглись. Пора в путь!

По улице Валет мы отправились на север, к Сене.


На секунду остановились у церкви святого Ефрема Сирина (Église Saint-Éphrem-le-Syriaque), нас привлекло объявление о концертах, где звучит музыка Сергея Васильевича Рахманинова.

Миновали широкую Школьную улицу (Rue des Écoles), где Начальник снова едва оттащил меня от цветочного магазина.


Пересекли широкий бульвар Сен-Жермен (Boulevard Saint-Germain). От него начинается улица Фредерика Сотона (Rue Frédéric Sauton), по ней мы и вышли к набережной Сены.

Немного поколебались – куда идти, налево, к мосту Pont au Double или направо, к Архиепископскому (Pont de l’Archevêché)? Начальник решительно свернул вправо и мы снова оказались в сквере Иоанна ХХIII.


На дереве сидела серая птица – талисман наших заграничных путешествий. Куда бы мы не ехали, где бы не останавливались, не было такого случая, чтобы мы не просыпались под гортанные звуки горлицы: «Ку-кууу-кууу, ку-кууу-кууу». Мы иногда повторяем это кудахтанье, когда вспоминаем наши поездки.
— Петя, смотри, заграничная птица! Сфотографируй скорее!
Начальник взвёл объектив, посмотрел на птицу в приближённом фокусе и опустил камеру:
— Это не птица, это голубь, — презрительно отозвался супруг.

По набережной Цветов (Quai aux Fleurs) мы огибаем остров Сите.


Снимаем милые головки героев французского эпоса (мне Пётр о них рассказывал, но я забы-ы-ыла… 🙁 ). Это Элоиза и Абеляр, жившие здесь в XI веке.


По мосту д’ Арколь (Pont d’Arcole) выходим к Ратушной площади (Place de l’Hôtel de Ville).

Мы медленно обходим Отель де Виль, я рассматриваю фигуры на фасаде, люкарны, навершия над окнами… Не буду просить их отдельно снимать. Запомню Ратушу целиком, а не как комбинацию из отдельных деталей.

Начальник того же мнения, он подходит ко мне и протягивает камеру:
— Будешь снимать детали? Нет? Я тоже так подумал. Идём дальше?

Мы обходим Ратушу с северного фасада , делаем несколько снимков улицы Риволи, досюда по ней мы ещё не доходили. На внешней стене Ратуши замечаем следы от пуль…,


стенд с историей строительства здания Отель-де-Виль. На репродукциях мелькают кровавые сцены… Мы ускоряем шаг, говоря о том, что лучше бы никаких революций никогда не было. Впрочем, пусть будут тихие революции, бескровные и для блага народа….
Риволи ведёт нас на восток.


Я снова рассматриваю дома и мы рассуждаем о том, что стилевая однородность домов всё же не означает их одинаковости. Во всяком случае, парижская однородность не режет глаза, скорее наоборот, делает улицы подобными арабескам узора. Балконы, опять же… На этот раз нас привлекли не они, а колокола.


После перпендикулярной улицы Rue de Fourcy, проспект называется Сен-Антуан (Rue Saint-Antoine). Заметили церковь вдалеке? Она и дала название проспекту.

Мы переходим широкую улицу, с противоположной стороны улицы рассматриваем храм.

— Барокко, ничего особенного, типовой проект… 🙂

— Нет, погоди. Смотри, тут опять римская цифра четыре обозначена четырьмя палочками, вместо традиционных IV.

— Ага, а вот и дары моря. Как же от них пахнет Атлантикой!

Начальник по ошибке сворачивает на Rue de Turenne, немного не дойдя до улицы де Бираж (Rue de Birague). Ему хотелось попасть на площадь Вогезов (Place des Vosges) через арку каре дворца. Но снова, как к Сакре-Кёр мы подходим к площади бывшего королевского дворца с чёрного хода.

Площадь Вогезов

Как только мы вошли на площадь, солнце выглянуло из-за облаков и осветило интересный ансамбль самой старой парижской площади.


Удивительно, что в городе, пережившим столько изменений, сохранился заповедный уголок, оставшийся нетронутым с начала XVI века.
Ансамбль площади состоит из 36 совершенно одинаковых домов, построенных сплошным фасадом так, что трудно отличить, где заканчивается один из дворцов и начинается другой. Из ансамбля выбиваются лишь два здания. Они выше других и стоят друг напротив друга с северной и южной сторон правильного каре.


Это так называемые павильоны монархов — Короля и Королевы. По периметру всего дворца идёт непрерывная аркада. На первых этажах разместились всякие книжные магазинчики, художественные галереи, антикварные лавки.
Каждый дом может рассказать свою историю. Где-то здесь жил сам кардинал Ришелье.
— Смотри, видишь конную статую короля Людовика XIII?


Это не просто монумент королевской особе. Площадь давно назвалась Королевской, а Наполеон приказал переименовать её в площадь Вогезов. Раньше именно на этой площади дворяне на дуэлях защищали свою честь. Всемогущий кардинал Ришелье отдал приказ о запрете вооружённых споров. А чтобы господа не смели втайне нарушать приказ, кардинал приказал установить в центре площади фигуру Людовика XIII, ведь в присутствии короля дуэли запрещены!

На площади, устав после насыщенного дня, мы долго сидели на скамейке, наблюдая за жизнью парижан.


Туристов здесь не было. Мимо нас быстро проследовала группа подростков с преподавателем. Но они не задержались, а прошли мимо, видимо, это были и не туристы вовсе, а студенты колледжа.
Наконец, мы вышли с площади тем путём, которым намеревались войти — через арку дворца,

вышли на улицу де Бираж (Rue de Birague),


повернули налево и по Сен-Антуан


дошли до площади Бастлии. По дороге Начальник наблюдал за работой небольшой заправки. Кроме пункта заряда аккумуляторных батарей во всём Париже нам не попалось ни одной бензиновой АЗС. Но ведь не на святом духе ездят парижские машины?

У Июльской колонны


мы остановились лишь для пары снимков.

Мне уже совсем не хотелось никаких уроков истории. Да и Начальник не был расположен их проводить. На Париж ложились сумерки. Ручейки горожан стекались в метро – конец рабочего дня. Мы тоже добавили несколько капель в пассажиропоток парижской подземки на станции площадь Бастилии.

Окончание в репортаже «Из Парижа».

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 2

  • Танюша, спасибо огромное за титанический труд. Все поездки всплыли в памяти. Из 12 посещений Франции 10 раз в Париже, но никогда!!! туристкой. Либо как переводчик, либо как допонение к стажировке.La Place des Vosges и квартал Le Marais — любимейшие.
    В Париже стало понятно, почему французы не понимают, что такое центральное отопление. Пригласил в гости один знакомый, в районе la gare du Nord. Тесненькая квартирка. В коридоре на полу разломанные ящики от фруктов. Понимаю,что для растопки. Проходим в комнату. В центре печка со стеклянной дверцей, от нее тепло, а от стен идет холод. Ящички для растопки,
    и черные шары спресованного угля для топки.
    Танюша, еще раз спасибо. А Смоленск будет?

    • Таня, спасибо, спасибо за Ваши воспоминания. Про отопление — это сильно! Бедные парижане…. Конечно, про Смоленск будет… До Нового года не успела разделаться с Парижем и уже не хотелось смешивать впечатления. Вот ужо скоро начну писать и про Смоленск.