Огюст Ренуар в ГМИИ

Огюст Ренуар родился в очень большой семье, где было 8 детей и Огюст был старшим. В 12-летнем возрасте его отдали на фарфоровую фабрику, там будущий художник расписывал посуду. Фабричной штамповки ещё не было и всё расписывалось вручную. Особенно хорошо Ренуару удавался профиль Марии-Антуанетты. Работа нравилась юноше и он решил стать художником. Французские традиции Ренуар осваивал на живописи Антуана Ватто, Фрагонара, Франсуа Буше и других заслуженных мастеров. Познакомившись с импрессионизмом, художник блистательно воплотил новые традиции в многофигурных композициях. Он писал оживлённые улицы Парижа и представлял беззаботную атмосферу парижских кафе, скверов, деревенских пикников. «Я думаю, картина должна быть красивой и милой, да, милой… В жизни и так уже достаточно неприятных вещей и без того, чтобы увеличивать их число» — любил говорить мастер.

Ренуар изображает кажущиеся случайными ситуации в присущей ему свободной, непринуждённой манере. Он оставляет за рамками своего творчества скучные детали и ищет возможность превратить то, что он видит, в феерический спектакль света и рефлексов. У Ренуара новая для того времени техника живописи — он отрицает традиционное моделирование формы предмета и чётких контуров, заменяя их едва заметными лессировками, распределением светотени и мельчайшими мазками, достигая необыкновенной атмосферы богатства и сияния живописи. В коллекции ГМИИ совсем немного работ Ренуара, всего лишь 5.

«В саду. Под деревьями Мулен Де Ла Галетт». Работа очень близка по манере картине Клода Моне «Завтрак на траве». Точно так же Ренуар осторожничает с цветом и светом. Среди участников композиции узнаваемы любимая натурщица Ренуара и даже сам Клод Моне — в жёлтой шляпе.

Вся работа приносит удивительное ощущение радости жизни, непринуждённой беседы друзей и танцующего света. Художник подчёркивает блики и шелестение листвы. Блики (speck, patch of light) квадратиками и треугольниками играют на лицах и превращают всё это в радостный, подвижный, ласкающий вас мир. Мастер даёт почувствовать, что сам входит в композицию и вводит туда своего зрителя. И это чувство мы найдём в любом его пейзаже. «I think a picture should be nice and pretty, yes, pretty… There are enough unpleasant things in this life already, without us increasing theur nimber» — the artist liked to say.

«Купание в Сене». 1869. Это одно из ранних произведений Ренуара, написанное в 1869 г. Картина была создана за городом, где парижане любили отдыхать (недалеко от Бужеваля, местечко Шату). Деревня находится в часе езды от Парижа. Сена в этом местечке довольно мелкая и делает очень красивую излучину, которую облюбовали лодочники.    Среди парижан местечко было известно под названием «лягушатник» (froggery). Там был известный ресторанчик папаши Курне, и Ренуар писал «лягушатник» с его террасы. Он же упоминается и в рассказах Ги де Мопассана. Сам Огюст Ренуар очень любил и часто посещал это место вместе с  Клодом Моне, во время одного из этих посещений художник и создал этот пейзаж.

Художник показывает парижан, прогуливающихся по берегу, купающихся и скользящих по воде. На поверхности возникают цветные пятна и формируют светлую и прозрачную гамму.

Ренуар и Моне позже очень подружились. Два художника  вместе ездили за город, вместе писали свои пейзажи. Кажется, что их картины должны быть одинаковы, но видят они по-разному, поэтому их полотна сильно разняться. По всему миру есть несколько полотен и Клода Моне, и Огюста Ренуара, которые имеют одинаковое название – «Лягушатник» — никакого парадокса здесь нет, они писали рядом в одном и том же месте.

В «Лягушатнике» Ренуара («Купание на Сене») количество людей просто невозможно сосчитать, люди движутся! Кто-то пришёл, кто-то отлучился, ещё один вернулся – в большинстве случаев в пейзажах Ренуара всегда много людей.

«Обнажённая». 1876. В этой композиции Ренуар изобразил очень известную натурщицу Анну, которую любили рисовать многие художники за её удивительную прелесть, абсолютно французскую. Ренуар  подбирал себе натурщиц по типу кожи — отдавал предпочтение матовой, которая впитывала свет и тело Анны обладало именно таким качеством. И Ренуар так и изображает её — современную Венеру, окружённую нимбом холодных, серо-голубых теней.

Посмотрите, как он пишет тень от кресла, и стену — на них нет ни одной чёрной краски. И вот он вводит серебристый тон, свой любимый даже в ранних работах. Этим цветом объединяются все предметы, детали и от этого такая холодноватость, которая там есть, особенно в фоне. Этот тон даёт ощущение светоносности и драгоценности краски. Это краска, которая не только передаёт цвет, но ещё насыщена светом изнутри.

Интересно, что такой подход к изображению обнажённой натуры был очень смелым. Ренуар лишил натуру мифологического флёра и не назвал её Дианой или Венерой, как было принято, традиционно в искусстве до импрессионизма. Художник не скрывал, что это его современница, она была узнаваема и даже один из критиков назвал её не обнажённой( nude ), а раздетой (undressed). И дело было не только в том, что он узнал модель. Он ещё различил всё её окружение и увидел бытовые аксессуары — сброшенная одежда, коврик под ногами, зеркало в фигурной раме и т.д. Но критик не разглядел здесь самое главное.  Предметы  интересуют художника как  чисто живописные ценности, он рождает образ Анны, фигуру из этого марева цвета, сверкающего, вибрирующего. Обнажённая тут появляется как жемчужина из пены. Отрицая традиционное моделирование и точные контуры, заменяя их маленькими, движущимися мазками и тонкими лессировками, (scumble) художник подчёркивает женственность модели, которая производит необыкновенное чувство живого, человеческого тела. Картина выглядит как самоцвет, поэтому совсем неудивительно, что второе название картины «Жемчужина». Также в этой работе можно оценить, как Ренуар пишет тени на её теле — он отказался от серых и коричневых красок и пишет тени зеленоватыми, желтоватыми, синими, лиловыми оттенками — всеми цветами радуги. Недаром тот же критик, который назвал картину «Раздетой» (Альберт Вольф) сказал, что она напоминает не прекрасное обнажённое женское тело, а гниющий труп со всеми эффектами его разложения в последней стадии. Дословно: «Или попытайтесь объяснить господину Ренуару, что женское тело это не кусок мяса в процессе гниения с зелеными и фиолетовыми пятнами, которые обозначают окончательное разложение трупа!..    (last stage of a corpse coruption (decomposition)) Есть легенда, что первоначально «Обнажённую» купил Пётр Щукин, брат Сергея и держал её в своей спальне за занавеской и показывал только близким друзьям. В 1912 Сергей Щукин выкупил её у брата для своей коллекции.

«Обнажённая» была показана на второй выставке импрессионистов, называлась тогда «Мадемуазель А.» Конечно, она вызвала бурю негодования. Публика вопила, что у этой молодой девушки – складки на теле, кожа покрыта пятнами. Сама она бесформенная, наглая, лохматая. Возмущались по поводу платы за выставку: «И вот за это я заплатил? На Монмартре я сотню таких видел!». Это ещё раз подтвердило, что всё дело было в этикетке. Назови Ренуар её Дианой или нимфой – и всё было бы в порядке, съели бы. Но Ренуар дерзнул назвать её именем современницы, и этого публика не могла ему простить. А покупатель – Петр Щукин, брат Сергея Ивановича, назвал её «Жемчужиной». Что касается коллекционной деятельности Щукиных, то все четыре брата в той или иной степени занимались собирательством. Сергей собирал импрессионистов, Дмитрий увлекался немецкой школой, Иван дружил со всеми художниками и Дега был его задушевным другом. Пётр Иванович был всеяден. Собирал восточное искусство, посуду из Индии, персидские ковры. Картин у него было немного, в том числе и эта «Обнажённая», которую, естественно, захотел приобрести Сергей Щукин, который зачастил к брату, уговаривая его продать полотно. «Зачем она тебе, у тебя она одна, коллекции картин у тебя нет. Продай», — просил он брата. «Нет, потому и не продам, что у тебя много картин, а у меня – всего одна», — отвечал Пётр. (Дом Петра и сейчас существует. Сам хозяин называл его «терем». Сейчас в нём располагается музей Тимирязева).  Постепенно Ренуар всё же попал на Салон, этому посодействовал тот же Жорж Апантье. После этого к художнику пришла слава и больше не покидала его.

«Девушки в чёрном» — довольно скандальная картина. Потому что девушки одеты ни в коем случае ни в чёрное, а в синее и фиолетовое. Это обыкновенные парижские труженицы, то ли шляпницы, то ли белошвейки, у которых на все случаи жизни было одно платье, обычно чёрного цвета. Здесь Ренуар провоцирует себя на изображение чёрного. То же самое он делает из белым.

Это и парный портрет, и городской пейзаж (кафе) и натюрморт одновременно. Лицо, которое здесь изображено — это тип лица его жены Алисы Шаридо.

О самом знаменитом портрете Огюста Ренара, «Портрете Жанны Самари» мы решили рассказать отдельно.

 В собрании музея хранится ещё одна картина Огюста Ренуара «Букет хризантем и японский веер».

В 1880-х работы Ренуара перешли на новую стадию. Под влиянием научных теорий о взаимодействии цветов спектра, которые утверждали, что необходимо писать тона только чистого спектра, цветовая гамма мастера кардинально изменилась. Ренуар полностью отказался от чёрной краски, заменяя этот цвет сложными сочетаниями синего и ультрамарина и красного крапа.

И хотя героини его полотна, как всегда — молодые парижанки, в начале 80х у Ренуара цветовая гамма потеряла импрессионистические воздушные тона и стала более скупой и графичной. «Я пришёл к концу импрессионизма» — признавался сам Ренуар.

В конце жизни рука у Ренуара разбил паралич, его мучили ревматические боли, он просил жену привязать кисть к беспомощной кисти и продолжал работать. Никогда не терял бодрости духа и даже испытывая невыносимые ревматические боли говорил: «Нет, что ни говорите, а я – счастливчик!». Умер он в возрасте 78 лет в 1919 году.

Огюст Ренуар и Жанна Самари.


Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *