Норвегия… Ещё одна версия

От знаменитого петербургского путешественника Eeyore.

Могу точно назвать день, когда захотел в Норвегию. Согласно EXIFу, 10 августа 2000 года я был на Киваче и услышал там байку: дескать, возили норвежских туристов в Кижи и заодно завезли на Кивач. Взрослые норвеги слушали экскурсовода с воспитанными лицами, и только маленький мальчик, как в сказке, закричал: «Подумаешь, говна-то, у нас в каждом дворе такой водопад!». Поделив байку на семь (и напрасно), я понял, что туда надо ехать — водопады всегда вызывали у меня первобытный восторг. Про ставкирки и Нидарос я узнал позднее, с развитием мировой паутины, и это знание укрепило желание. В общем, Григ, Гамсун и Амундсен здесь ни при чем.
Желания приобрели вид намерений тоже в конкретный день — к сожалению, дата в памяти и документах не сохранилась. Мы сидели симпатичной компанией у Сергея Тихомирова http://tsn.tikhomirov.org/, и хозяин демонстрировал нам роскошные фото из его норвежской поездки — тогда стало ясно, что рано или поздно Норвегия ляжет под мои колеса. Видимо, в тот вечер у меня было столь глупо-восхищенное выражение лица, что с тех пор, вплоть до последней встречи, Сергей ехидно спрашивал меня, когда же я наконец еду… Ну вот, съездил, отчитываюсь.
Наконец, созрели условия для превращения намерений в план: заведен новый автомобиль (на старом за кордон уже опасался), нарисован планшет, заказан паром Вааса — Умео, закуплен хлеб на 16 дней и 2 литра водки… Книга «Norwegian Stave Churches» стала настольной (всем собирающимся рекомендую, издательство ARFO, видел также на норвежском и немецком. Можно с небольшой погрешностью определить, что стоит поглядеть снаружи, куда надо обязательно внутрь, а без чего можно обойтись вовсе).
Выезжали вдвоем с женой, в центральной Швеции договорились подобрать ещё одного хорошего человека, благодаря которому упростились контакты с местным населением и сократились расходы на бензин и жилье.
Итак, поехали из-под Выборга вечером 1 августа, чтобы приехать к 8 утра на паром. Граница была пройдена молниеносно, благо позднее время; стемнело в районе Лахти; ночью ехал без фанатизма, в 6 был в Ваасе. За пару часов, погулянных по городку, нашли пару же неплохих объектов — водонапорку, которая с 1914 года является городской доминантой (увидев её издалека, слегка обалдел — ведь знал же, что замка в Ваасе нет),

и здание училища — мой любимый северный модерн, поразительно напоминающее здания учебных заведений в Сортавале, http://www.eeyore.aroundspb.ru/?o=372

Паром как паром, три часа сна — и вперед, в Муру. На паромах и по тоннелям накатался на годы вперед…
Ну, вот и Швеция. Начались холмы, а местами и небольшие горки. Но по сравнению с Норвегией это скудная равнина — там я ни километра из 6 с лишним тысяч не проехал по плоскому месту.
Первое фото из Швеции — самнезнаючто, похоже на верстовой столб, но не в начале и не в конце дороги… Кто знает — расскажите.

В Муре обнаружились деревянная колокольня, оставшаяся от старой церкви,


и новая кирха XVII  века.


Из Муры на Лиллехаммер выехали к вечеру и заночевали в палатке на берегу симпатичного озера. Да здравствует Всеобщее право доступа!

На следующее утро пересекаем норвежскую границу, обозначенную белой чертой поперек дороги и памятным знаком. Вот и первый норвежский дождь, а вскоре — первый норвежский вид.

Минуя Лиллехаммер, едем на Рингебу — долгожданная встреча с живой ставкиркой. Дождь усиливается, а на перевале хлещет изо всех сил, да ещё с ледяным ветром. Кое-как делаю фото безжизненной поверхности на верхней точке, украшенной сейдами.

Кстати, по поводу сейдов. Как я понял, подлинные сейды расположены в местах, снабженных плакатами с просьбой не строить новых сейдов, дабы не путать их со старыми. Всё остальное — творчество современных церетелей.
Спускаемся в Рингебу. Погода на глазах улучшается, открывается дивный вид на долину.

А вот и она, красавица-ставкирка.

Пара слов о ставкирках, кому интересно. Их на Земле осталось в том или ином виде 28 штук, из них 3 в музеях и 1 в Польше (эти 4 я не намеревался посещать — интереснее то, что стоит на своем месте). Из оставшихся заехал в 16, в десяти из них побывал внутри. Вход — от 35 до 80 крон, фотографировать или можно даром, или нельзя вовсе.
В Рингебу снимать нельзя, но и особых изысков внутри нет. Зато снаружи — одна из лучших.

Ближе к вечеру подъехали к ставкирке в Хеггё — она была уже закрыта, полюбовались снаружи. Гораздо менее интересный образец.

Заночевали в кемпинге в Лумене. Хютте (хижина) — стандартное жилье в норвежских кемпингах, как правило, четырехместные, с холодильником, электроплитой, столом и табуретками. Гораздо комфортнее наших райцентровских гостиниц или мотелей, да и дешевле тоже: нам попадались от 270 до 450 крон, причем выбор очень богат, за исключением района Флом — Аурланд. Типовой кемпинг выглядит так:

После ночлега в хютте палатка доставалась только раз — больно красивое место было под Нарвиком.
С утра заехали к каменной церкви в Лумене — XIII век, между прочим, нормальный этакий замок.

Следом за ней, в том же Лумене — ставкирка. Формы не лучше предыдущей,

но очень много деревянной резьбы и оригинальных скобяных изделий.


В Рейнли заехали, скорее, по пути — фото в книге не обещали откровений. Тем не менее, удовольствие получили. Вообще, в каждой кирке, кроме ундредальской и флесбергской, нашлась своя изюминка. Ну, и не надо забывать, что это XII-XIII вв., пусть и не всё сохранилось как было.

Ставкирка в Хедалене гораздо менее бесхитростная, многочастная.


К сожалению, такая распространенность — это результат перестройки в крестообразную форму (как правило, в XVII-XVIII вв.) и не добавляет прелести.
Горами переезжаем из Хедалена в Рёдберг через Несбюен. Часть дороги платная (60 крон), даром что грейдер, но это всё равно в разы дешевле, быстрее и интереснее, чем по шоссе в объезд. Несколько необходимых объектов оставили на обратный путь — нужно было успеть в Хеддаль до закрытия.
И вот — один из ожидаемых хитов, кирка в Хеддале.


Самая большая из сохранившихся ставкирок, самая близкая к Осло. Соответственно, народищу — уйма, но все как-то помещаются. Объем обалденный, сразу становится ясно, что корабли и церкви строили одни и те же люди.

Алтарь, купель,

епископское кресло (скромняги были эти средневековые епископы)

весьма любопытны, но главный изюм в деревянной резьбе. Порталы с явно нехристианскими существами можно разглядывать и разгадывать…



А вот и первый дракон — не такой выразительный, как в Боргунне, но по соседству с крестом выглядит забавно.

Верный привычке не ездить дважды одним путем (сколько же раз это правило было нарушено — не по моей вине, но об этом позже), возвращаемся в Рёдберг околицей, по дороге встречаем симпатичное хозяйство с крышами из дерна. Потом мы видели такое десятки раз, это — первое впечатление. Замечательно!

Ставкирка в Флесберге уже упоминалась как невыдающаяся. Вот она — перестроенная лет 200 назад в типовой храм.

Небольшая, очень симпатичная ставкирка в Роллаге гораздо привлекательнее, тем более, наконец под вечер выглянуло солнце… Кстати, единственная из виденных нами ставкирок, стоящая ныне в лесу, а не среди жилья — тоже весьма приятно.

Ставкирка в Нуре имеет самый короткий рабочий год — 3 августа она закрылась на зиму. Если судить по картинкам на плакате у церкви, в девичестве не уступала хеддальской. Сейчас сокращена примерно вчетверо, стала попроще, но неплоха.

Заночевали в кемпинге здесь же, в Нуре на берегу озера.

Обязательная для проникновения внутрь ставкирка в Увдале окружена небольшим деревянным музеем.

Ровно в 10:00 всё это было открыто, смотритель провел экскурсию по кирке, но фотографировать внутри, увы, запретил. Пожалуй, по количеству диковатых изображений эта церковь превосходит все остальные. На фоне очевидной версии о многобожии средневековых норвежцев, была высказана забавная мысль о том, что языческие духи здесь выполняли роль секьюрити Христа, охраняя его от незнакомой ему среды…

На территории музея особенно выделяются амбары — впрочем, они стоят здесь и в деревенских дворах (как и у нас в Костромской губернии).

От ставкирки в Торпо осталась треть, да и ту спасли в последний момент, уже проданную на дрова. Варвары…

В Гуле была обнаружена церковь, по конструкции ничем не отличающаяся от ставкирок.

Тем не менее, в перечне она не значится, и указатель на неё — просто «Gamle kyrkje», т.е. «Старая церковь». Видимо, дело в возрасте — эта всего лишь XVII-го века.
Красивая безлюдная дорога из Гуля на Аурланд была омрачена кромешным дождем, снимать даже не пытался. Единственное фото — на подъезде к этому району, примерный вид массива, который пришлось преодолевать.

Дорога безлюдная, но не безжизненная — в туннелях ручной работы от дождя прятались овцы, и это было несколько неожиданно. Всё же ни одна овца не пострадала, а перед Аурландом со смотровой площадки открылось дивное зрелище, которое пришлось запечатлеть, невзирая на осадки.


Спускаемся в долину (дорожка шириной в один автомобиль с разъездами), краем минуем Аурланд и едем туннелями к Флому. Там-то и ждала единственная за покатушку засада, которая сильно порушила график и не позволила доехать до Бергена — единственного города Норвегии, где хотелось погулять (честно говоря, посещение Бергена не стояло жестко в планах — всё зависело от скорости прохождения маршрута в целом, но если бы не засада — время как раз нашлось бы).
Вообще, за две недели в Швеции и Норвегии мы не видели ни одной аварии. Действительно, скандинавы ездят аккуратно, гонщиков очень мало, да и дороги не располагают («в Норвегии километры медленные»). Зато об одной аварии слышали (к счастью, на неё не успели) — прямо перед нашим носом закрылся Гудвангатуннель: авария, пожар, полный абзац. Перед Фломом на развилке — полицейская машина, менты прогнозируют открытие туннеля не раньше следующего дня. Быстро думаем, как жить дальше. До вечера успеваем в Боргунн, благо, там рабочий день — самый длинный, аж до 20:00. Что ж, поехали. Первый прогон через Лаердальский туннель, самый длинный в мире автомобильный (24,5 км), о нем позже.
Ставкирха в Боргунне — ещё один признанный хит, это та самая знаменитая кирха с драконами, которая служит иллюстрацией к любой публикации о ставкирках.



Внутри очень темно и скудно (фактически, только алтарь), но снаружи есть на что поглядеть.

Вернувшись в Аурланд (второй прогон по Лаердальскому туннелю), еле устроились на ночлег — места эти очень сильно забиты туристами, а о палатке в такую погоду не хотелось и думать. Заодно посетили аурландскую каменную церковь 1206 года постройки — замечательно.

Проснулись — перед глазами вид красивый, но в смысле погоды неутешительный.

Кажется, за проливом — врата в иной мир…
Тем не менее, с утра рванули в Флом — первый поезд Фломсбаны в 8:35, в 8:05 билеты оставались только на 12:20 и вечер. С учетом пешего возвращения позже 12:20 выезжать было бессмысленно, но тут, к счастью, и эти билеты закончились. К счастью — потому что дождь в этот день не прекращался, и 20-километровая прогулка превратилась бы в муку мученическую. Порадовавшись, что накануне не догадались заехать за билетами (впрочем, порадовались на следующий день, в прекрасную солнечную погоду), взяли билеты на завтра на первый рейс — и снова задумались, как жить дальше. Надо бы ехать в Ундредаль и Хопперстад, а там — по месту.
На ундредальской развилке гайцы развеяли иллюзии — туннель раньше, чем через неделю, не откроют. Кстати, приехав домой, узнал, что и в две недели не уложились. Решено бороздить берега Согне-фьорда, чтобы не тратить время послезавтра.
Но сначала — ставкирка в Ундредале, самая бесполезная из всех. Даже не верится, что это Норвегия — памятник XIII века обшит сайдингом и выглядит как садовый домик. Ужос-ужос.

Возвращаемся в Аурланд, бронируем хютте на ближайшую ночь, чтобы заведомо успеть на поезд (во Фломе мест нет). И совершаем третий прогон по Лаердальскому туннелю — в одной из иллюминированных пещер мы с женой встретили тридцатилетие официальной совместной жизни. А что, место неплохое. И дата — не кот чихнул.

На пароме преодолеваем фьорд и следуем к ещё одному парому, в Урнес. Туда переправляемся без авто и поднимаемся к ставкирке. На последних метрах подъема нас обгоняет автобус, вываливший кучу японских туристов — романтика слегка полиняла, но церковь всё равно выше всяческих похвал.

Эта кирка считается старейшей из сохранившихся и датируется 1150 годом. Очень красивы детали интерьера — колонны, медальоны, ограда верхнего яруса (верьте на слово — из-за обилия народа снимать было проблематично).
Неподалеку паслось стадо оленей — но не северных, просто причуда хозяина. Тем не менее, первые олени Норвегии.

Обратный паром под тем же дождем и ветром

— и мы снова на колесах, следуем к следующему парому в Хеллу. Закрытие туннеля привело к резкому увеличению трафика по северному берегу Согне-фьорда, временами возникали пробки — дорога узкая, двум фурам не разъехаться. Зато паром из Хеллы в Вангснес ходил часто и без выкрутасов — в отчете Сергея Тихомирова было писано, что он курсирует по треугольнику через Драгсвик, доставляя много неудобств. Возможно, на изменение расписания повлиял форс-мажор в туннеле.
Из Вангснеса рукой подать до Хопперстада. Тамошняя ставкирка реставрировалась по образцу боргуннской, получилось очень здорово.


Внутри довольно много росписей,


в том числе и древние граффити.

В соседнем Хуве — каменная церковь XI века., возможно, самая старая церковь Норвегии.

Действительно, в ней есть что-то первобытное — и непременный дракон тоже присутствует.

Пожалуй, впечатление не меньше, чем от соседней ставкирки, которую отсюда хорошо видно даже в нелетную погоду.

Деваться некуда — возвращаемся той же дорогой через паром. Известный водопад, падающий прямо на шоссе у Хеллы, невозможно оставить без внимания, хотя воды и без него хватает.


По-прежнему в дожде подъезжаем к последней на сегодня ставкирке в Каупангере. Если бы была не по пути — не поехал бы, большой сарай, по-колхозному обшитый досками, хотя и с причудами на крыше.

Снова паром в Лаердаль, снова Лаердальский туннель (в четвертый раз) — и ночлег. Семейный юбилей был отмечен жареным мясом и салатом из всех доступных овощей — оказалось, что мясо — самый бюджетный продукт в Норвегии, а овощи есть везде, и за Полярным кругом тоже (кто-то жаловался, что огурца севернее Нарвика не сыщешь — ерунда).
Заснули под шум дождя, проснулись — солнце. Больше откровенно дерьмовой погоды на всём пути не было.
Продолжение будет, надеюсь. Там и водопады потекут…

ПРОДОЛЖЕНИЕ.

Комментарии 3

  • Прекрасная статья! Есть большое подозрение, что в Норвегии мы побывали в одно и то же время — август 2013, так как я тоже застала именно ту аварию в тоннеле Рядом с Фломом. Но это к слову. А по сути — очень приятно было вновь вспомнить то, что так понравилось в Норвегии: водопады, земляные крыши на домиках и даже специфическая норвежская погода. Кое-чего, о чём пишите Вы — я не видела. А на что-то другое у меня, возможно, свой взгляд. В целом — всё это здорово!!!!

  • Ух, какие же замечательные церквушки. Без всякого пафоса и дорогого убранства. Но нищими и убогими не выглядят — напротив, все настолько естественно, что захотелось повторить Ваш маршрут. Надеюсь, когда-нибудь удастся это сделать.

    • Увы, но это не наш маршрут. Это путешествие нашего друга Eeyore, знатока окрестностей Петербурга, простирающихся до Норвегии включительно 🙂

Слово молвить