«О чём молчит Никольская башня»….

Башни – самые молчаливые существа на свете. А сколько бы они могли порассказать!… Какие тайны, легенды, преступления хранят их стены!… В.Гюго.

Раньше на Никольской башне располагался образ святого Николы Чудотворца – деревянная скульптура святого, в одной руке он держал меч, в другой – град.
Строил Никольскую башню великий итальянец Пьетро Солари. Как и Спасскую. Или Фроловскую, как она раньше называлась и стала впоследствии главной башней Кремля. Она сразу стала всеобщей любимицей, ей потом и часы, и мелодию подарили – «Ах, мой милый Августин…»
Никольская – скромная, неброская, долгие годы даже без шатра была. И создатель этих двух башен, завершив дело, сорокалетним умер в Москве.
Наполеон, после сорока бесславных дней позорно убегая из Москвы, в ярости приказал – среди прочих актов вандализма – взорвать и Спасскую, и Никольскую башни. Внезапный ливень погасил фитиль, который вёл к заряду под Спасской башней. Под Никольскую и закладывать ничего не надо было – французы взорвали часть Арсенала, ту, что примыкала к Никольской. От Арсенала остались одни развалины. И полбашни рухнуло. А вот Никола – с мечом и градом – устоял! Даже стекло на иконе не треснуло. Даже фонарь со свечой продолжал висеть.
О чуде доложили Александру Первому. И он пожелал самолично убедиться во всём. Приехав в Москву, первым делом отправился на Красную площадь. Убедился и повелел восстановить башню.
Восстанавливал потомок итальянца – влюблённый в Москву Осип Бове. Он же отстроил Арсенал. И разбил на месте реки Неглинки первый в первопрестольной общественный Александровский сад. И живописный грот «Руины» — память о французском вандализме — тоже творение Бове. Грот символизировал возрождение Москвы из пепла пожарищ.
А ещё российский император повелел установить на Никольской башне, под иконой, мраморную доску. Слова для неё он начертал сам:

В 1812 году, во время неприятельского нашествия, твердыня сия почти вся была разрушена подрывом неприятеля, но чудесною силою Божией св. образ великого угодника Божия, святителя Николая, зде начертанный на самом камени, а не токмо самый образ, но и самое стекло, прикрывавшее оный, фонарь со свещею остались невредимыми. Кто Бог велий, чко Бог наш! Ты еси Бог, творяй чудеса: дивен Бог во святых своих.

Во время обстрела 2 ноября 1917 года Никольская башня сильно пострадала. Была разбита и правая часть иконы, та, где Никола держал в руке Град. Эту икону стали называть в народе «Никола Раненый». С неё делались списки. Говорили, что патриарх Тихон послал один такой список адмиралу Колчаку.

Готовя Красную площадь к празднику 1 мая 1918 года – этот день пришёлся на страстную неделю – братья Веснины по совету «группы товарищей» украсили Никольскую башню. Повреждённую икону и висящую под ней мраморную доску со словами царя завесили большим красным полотнищем со словами «Да здравствует интернационал!»
Утром 1 мая 1918 года по Москве стали распространятся слухи….

Вот как об этом писал уже 2 мая Алексей Ремизов: «В связи с первомайским торжеством в Москве произошли следующие осложнения на религиозной почве. Вчера у Никольских ворот в кремле было большое стечение народа. В толпе передавали легенду о каком-то чуде. Говорят, будто де скрывшийся исторический образ св. Николая на Никольских воротах…1 мая красная завеса с надписью «Да здравствует интернационал!» без всякой естественной причины в несколько минут наполовину истлела, стал де этот образ виден. Некоторые передают, что от лика Св. Николая исходило сияние. Многие из присутствующих крестятся, монахини кладут поклоны, конная стража разгоняет любопытных…»
Также Ремизов цитирует заметку из московской газеты «Наше слово»:
«Вчера, около 2 часов дня, Советом Народных Комиссаров в кремле было сообщено, что у стен кремля собралась тысячная толпа, требующая удаления из кремля всех комиссаров. Толпа волновалась, разглядывая красное полотнище, которое было прикреплено у Никольских ворот. Суеверная толпа никак не хотела верить, что это произошло благодаря сильному ветру. В толпе стали указывать, что рядом расположенные полотнища целы. Агитаторы заявляли, что Николай Чудотворец разгневался де на большевиков. Увещания не подействовали на толпу, только с помощью броневиков удалось восстановить порядок».
2 мая Иван Бунин сделал запись в дневнике со слов своего племянника Дмитрия Пушешникова: «Митя был на Красной площади. Народ, солдаты стреляют, разгоняют. Народ волнуется, толпится против башни, на которой вчера завесили кумачом икону, а кумач на месте иконы истлел, исчезал, вываливался. Чудо!»
Бунин жил неподалёку, на Поварской. Любопытство взяло верх: на следующий день он побывал на площади сам, с братом Дмитрия Пушешникова – Николаем: «4 мая. Великая суббота… Вчера были с Колей против Никольских ворот. Народ смотрит на них с Никольской, кучка стоит на углу Музея. Мы стояли там. Одни говорят: «чудо», другие его отрицают…»
«Раненый Никола» добился, казалось бы, невозможного: утром 3 мая, в пятницу, Ленин подписал постановление Совнаркома, разрешающее пасхальное богослужение в кремлёвских соборах.
В субботу Иван Великий гудел на всю Москву, созывая верующих. Никольские ворота были открыты настежь. «Раненый Никола» встречал входящих в Кремль.
Главное богослужение совершалось в Успенском соборе. Вел его патриарх Тихон. Собор был полон. Только Царское место оставалось пустым.
Затем – Крестный ход. Несколько очевидцев подтверждают: сзади к толпе подошёл Ленин. И негромко, но внятно произнёс: «Последний раз ходят…»
Утром 5 мая Никольские ворота закрылись. Теперь уже окончательно.
С 17 июля по 2 августа 1918 года архитектор Николай Владимирович Марковников в одиночку трудился на Никольской башне, выполнял реставрационные работы. На месте иконы св. Николая на башне появился белый квадрат. Но лик святого не исчез. Просто перестал быть видимым. Архитектор совершил подвиг: он прикрыл икону решёткой и сверху уложил слой белых кирпичей.
Девяносто два года Никольская башня хранила эту тайну. 4 ноября 2010 года – в день Казанской иконы Божией Матери – икона на Никольской башне вновь открылась миру.

Кстати, до сих пор в Кремле хранится и другой образ святого Николая. Св. Николай – Обручник.
Улица Никольская продолжается и внутри Кремля. Она и сейчас существует – на ней находится здание Сената. И вела эта улица к храму. Конечно, Николы. Церковь была небольшая, стояла одиноко посреди Ивановской площади, носила имя Николы Гостунского – по чудотворной иконе, явившейся на реке Гостунке близ города Белёва (нынешняя Тульская область).
Икону привезли в Москву, в Кремль, церковь специально для неё построили
— ясное дело, на Никольской.
Икона была необычная: резная по дереву. И град в левой руке Никола держал. Видимо, и меч в правой был, как у Николы башенного, да потерялся при перевозках. Поражала икона выражением лица Святителя. «Как живой» — говорил А.М.Ремизов, видевший образ.
Москвичи, особенно молодые, шли к иконе непрерывно. В маленькой церкви была постоянная толчея. Икона обнаружила редкостное свойство: она соединяла сердца, могла приворожить избранного, помочь бесприданнице, обручить жениха и невесту, коли один из них пребывал в сомнении. И название за ней закрепилось – Никола Обручник.
Перед образом лежала книга – надо было лишь записать туда имя желанного или желанной. И свечку поставить. Иван Забелин свидетельствует: «В народе установилось верование, что св. чудотворец Никола особенно покровительствует вступающим в брак молодым людям, почему, как рассказывают, в храм угодника родители приводили помолвленных дочерей своих или сговоренных сыновей, просили его защиты, записывали имена детей своих в книгу, при сем соборе хранившуюся, и твёрдо уповали на его покровительство»
Присягу на верность при вступлении на престол Екатерина Вторая принимала именно в Гостунском соборе.
Дьяконом здесь служил будущий первопечатник Руси Иван Фёдоров.
В 1817 году обветшавший храм был разобран. Чудотворного Николу Обручника, и книгу, и всю церковную утварь перенесли в соседнюю звонницу Ивана Великого, где и разместилась с той поры церковь Николы Гостунского.
К сведениям нынешних невест: чудесные силы не знают ограничений во времени. И хотя доступа в церковь Николы Гостунского сейчас нет, помощи у Обручника попросить можно: сама икона находится ныне в другой кремлёвской церкви, для посещений открытой. Это церковь Ризоположения.
Смотритель Елена Николаевна Бондаренко подтвердила: выставленный там резной Никола – тот самый, Обручник….

Судьба иконы Спасителя на Спасской башне похожа. Приказ её уничтожить был издан, когда на башню водрузили рубиновую звезду. Да и соседство с Мавзолеем….
Безвестные реставраторы, рискуя жизнью, повторили подвиг Марковникова: они сохранили икону, бережно и профессионально замуровав её под слоем белой кирпичной кладки.
В наше время икону долго икали по запасникам различных музеев. Ясное дело – не нашли. Обнаружили на башне – целой и невредимой!
28 августа 2010 года, в праздник Успения Пресвятой Богородицы, после адского пекла, под проливным дождём – в присутствии Патриарха и президента – надвратная икона была открыта для всеобщего обозрения.

Две башни стерегут площадь. Две иконы – Спаситель и святой Никола.

Москва хранит множество удивительных историй. Некоторые из них можно услышать на пешеходных экскурсиях по Москве.

По материалам книги Юрия Попова «Московские были-небыли»

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...