Люксембург. Прогулка по Нижнему городу

Когда мне было семь лет, мы с мамой отдыхали в Алупке и жили на улице Розы Люксембург. Каким прекрасным и романтичным казалось это название! Я была умненькой, грамотной, но политически плохо подкованной девочкой и понятия не имела о немецкой революционерке, зато знала, что на свете есть герцогство и город Люксембург и живо представляла себе, что в этом далеком сказочном городе цветет множество огромных красных роз. Таких, как возле домика, что мы снимали в Алупке.

И вот почти через полвека я очутилась на вокзале Люксембурга. А ведь как давно планировала попасть сюда! Преодолела-таки все препятствия, мешавшие добраться до Люксембурга из разных городов Европы! Не вняла давнему совету брюссельской приятельницы, процедившей, когда я собралась в герцогство от нее: «Что ты там будешь делать? Ничего интересного – одни банки». Впрочем, мне уже тогда следовало задуматься над ее словами: ведь когда я сказала, что хочу просто побродить по Амстердаму, она фыркнула: «Если ты не пойдешь в музей Ван-Гога, так нечего и мотаться в Голландию.» А ведь в Амстердаме я к тому времени уже бывала и знала, что там можно прекрасно провести время и без этого интересного музея.

Вернемся, однако, на Люксембургский вокзал. Красивое необарочное здание с огромным окном на фасаде, возведенное в 1907 году,

внутри украшено витражом с изображением города.

На потолке затейливые росписи,

у стены – памятник люксембургским железнодорожникам, погибшим во время Второй мировой войны.

Вообще памяти о последней войне уделяется в городе большое внимание: пройдя минут десять по авеню де ла Гар (попросту Вокзальному проспекту) в сторону центра, я оказалась возле Вечного огня,

рядом с которым увидела еще один памятник героям, отдавшим жизнь за Родину.

И тут же – стелу в честь Гвардейского корпуса Великого герцогства, первая вахта которого состоялась в апреле сорок пятого года.

А еще плиту с надписью, гласящей, что в честь 70-летия окончания войны в Европе, в память о павших был посажен «Розовый куст Свободы».

Так вот они, розы Люксембурга! И хоть цветущим кустом мне полюбоваться не удалось, а потом я прочитала в интернете, что он белый, я все равно в глубине души надеялась увидеть огромные красные цветы. Но на свет пробивались лишь робкие голубые цветики.


Но вот ведь что удивительно: вернувшись домой, я, как будто мне снова семь лет, открыла купленную в свое время для детей книжку «Страны и народы» из серии «Я познаю мир». И прочитала: «Цветниками, в основном розариями, окружена столица страны Люксембург». Потом открыла еще одну, тоже детскую – «Великие и знаменитые. Столицы мира» — а там:

«Люксембург славится как город роз. Количество этих цветов на душу населения можно сравнить лишь с числом тюльпанов в Голландии. Известно, что русский царь Николай I посылал в Люксембург своего садовника-цветовода учиться выращивать розы. Весной в городе празднуется День пастухов. Устраиваются красочные шествия и карнавалы, на которых нарядные девушки несут в руках букетики роз.»

Значит, надо вернуться ближе к весне – тогда, как уверяет путеводитель «Вокруг света», в одном из крупнейших городских парков зацветут еще и магнолии Кобус. А пока я старалась охватить взором не совсем очнувшийся от зимы город. Сквер с мемориальным комплексом расположен в самом его центре, на бульваре Франклина Рузвельта.

С него открываются виды на все стороны,

и можно даже различить одну из главных достопримечательностей Великого Герцогства — скальную капеллу Сен-Кирен (св. Квирина), высеченную в 1355 году рыцарями Тевтонского ордена.

Кроме св. Квирина в капелле поклоняются девам Вере, Надежде и Любви – так звали моих бабушек и тетушек. Говорят, что у подножия капеллы бьет целебный родник, избавляющий от кожных заболеваний. А куда-то вниз от сквера ведет таинственная дорожка…

Но я пошла не по ней, а чуть вперед.

Во внутреннем дворе большого белого комплекса зданий судебных органов, который можно увидеть на фото выше, есть еще одна смотровая площадка – плато Сент-Эспри (Святого Духа).
Стоя на ней, туристы наслаждаются панорамой Нижнего и Верхнего города,

также с нее видны долина реки Петрюс и один из люксембургских виадуков.

Отсюда на бесплатном лифте можно спуститься в Нижний город Грунд – бывший квартал городской бедноты, а теперь популярное туристическое место

(и, кстати, внизу воспользоваться известным бесплатным заведением). Подойти к речке Альзет,

по которой плавают утки – обычные и какие-то черные с красными клювами, побродить по ее набережным,

посмотреть фото старого Люксембурга на специальных стендах. Сравнить с нынешним…

Затем по мосту

перейти на другой берег и углубиться в старинный квартал с узкими улицами.

Пройти мимо бывшего приюта св. Иоанна, основанного в 1308 году Генрихом VII Люксембургским и Маргаритой Брабантской.

В 1308 Генрих, граф Люксембурга с 1288 , как раз был избран императором Священной Римской Империи. Все царствование его занимала мысль о восстановлении значения Германской империи в Италии.

«Генрих был человек великого сердца… мудрый, благочестивый… и праведный; был доблестный воин»,

— так вспоминал его летописец Дж. Виллани.

«Богу Всемогущему угодно было пришествие Генриха в Италию для того, чтобы совершилась в ней казнь всех тиранов… и чтобы самовластие их было навсегда уничтожено»,

— вторил ему другой летописец Дино Кампаньи. А великий Данте восклицал по случаю его восшествия на престол:

«Ныне солнце восходит над миром… Ныне все алчущие и жаждущие правды насытятся… Радуйся же, Италия несчастная… ибо жених твой грядет… Генрих, Божественный Август и Кесарь… Слезы твои осуши… близок твой избавитель».

Генрих и Данте были очень близки друг другу. Данте писал Генриху:

«Видел я и слышал тебя, Всемилостивейший… и обнимал ноги твои и уста мои исполнили свой долг. И возрадовался дух мой, и сказал я себе: „Вот Агнец Божий, взявший на себя грех мира“».

Впоследствии Данте поместил его (под именем Арриго) на высокое место в «Раю», последней кантике «Божественной комедии»:

«духом высокий Arrigo», l’alto Arrigo… Душу свою он отдаст за чужой несчастный народ, который поступит с ним так же, как злое и глупое дитя, «если бы, умирая от голода, оно оттолкнуло кормилицу».

Генрих умер внезапно, как говорят — от яда в 1313 году. Он покоится в Пизанском соборе. Усыпальницу украшает надпись на латыни и стихи Данте:

«Арриго, что, Италию спасая, Придет на помощь в слишком ранний час.»

Рядом можно прочесть французскую эпитафию:

«Генриху Справедливому, графу Люксембургскому, римскому императору, самому знаменитому своему сыну народ и древняя, свободная люксембургская страна».

Люксембург гордится тем, что дал миру нескольких императоров:  например, Карла IV, чешского короля, знакомого нам по Праге. Маргарита Брабантская была женой Генриха и подарила ему троих детей: старший сын Иоанн тоже стал королем Чехии и императором Священной Римской империи, вошедшим в историю под именем Иоанна Слепого. Милосердный и благородный, он был воспет другим поэтом эпохи Возрождения — Петраркой.
Но вернемся к зданию приюта: оно было перестроено в 1674 сестрами монастыря св. Елизаветы. Сейчас в нем Национальный музей Естественной Истории. Осмотрев здание, можно подойти к бывшему аббатству Ноймюнстер

с церковью Иоанна Крестителя XVII века.

В наши дни аббатство занимает общественный культурный центр, где проходят различные мероприятия, а во внутреннем дворе царит детское веселье.

За церковью на горе видна другая церковь – св. Михаила: она находится в Верхнем городе, и о ней речь впереди. А пока на Верхний город можно смотреть снизу вверх:

он расположен на высоких скалах.

Именно там, на скале Бок, в X веке легендарный Зигфрид, потомок Карла Великого, воздвиг замок Люцилинбургус. Название, позднее превратившееся в Лютцельбург, а затем в Люксембург, означало всего лишь «маленькая крепость», однако очень быстро замок превратился в крупное и хорошо укрепленное поселение. На протяжении многих лет цитадель оставалась неприступной: ее не раз осаждали и бургундцы, и испанцы, и французы, и пруссаки, и австрийцы, привлеченные выгодным положением на главном торговом пути между Францией и Германией. За четыреста лет она стала самой неприступной в Европе после Гибралтара – ее называли «Северный Гибралтар». А разрушили в 1867-1883 году, после того, как на Лондонской конференции были провозглашены независимость и нейтралитет Люксембурга, до этого неоднократно переходившего от одного европейского государства к другому.

В Нижнем городе у подножия скал есть небольшая запруда,

разбиты очаровательные садики.

Отсюда можно подняться по лестнице на очередную смотровую площадку, окруженную старинными бастионами,

или в Верхний город.

Кстати о лестницах – любопытную информацию нашла я post factum в книге Арона Вергелиса «16 стран, включая Монако»: в городе есть Казачья лестница (Эскалье де козак).

«Неужели в Люксембурге была своя Сечь? Оказывается, во время вступления русских армий в Европу сюда забрел эскадрон казаков. Гарцуя по городу, он искал ближайший путь к домам расквартировки, и сотнику пришло в голову проехать на лошади по ступеням городской лестницы.»

Сей факт настолько поразил жителей, что они решили увековечить его в названии. Но подниматься по ступеням вовсе не обязательно: если их количество устрашает, можно вернуться к исходному пункту прогулки – лифту – набережными Альзет.

Подняться на лифте и приступить к осмотру Верхнего города, о котором – в продолжении рассказа.

Все рассказы Марины Кедреновской.

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 7

  • Мариночка, спасибо. Как обычно, очень интересно. С нетерпением жду фотоотчета про Мадрид))

  • Мила, спасибо большое! Увы, как я уже писала, в Мадриде сломался планшет((( Отчет будет обязательно, но вот с фото беда…

  • соответствующие фото можно найти в инете)). Важно узнать о впечатлениях.

    • Людмила, вмешаюсь в дискуссию. Мы таки ратуем, чтобы снимки были авторскими, а не интернетовскми… Чужие снимки, за редким и случайным исключением не пояснят авторского текста. И потом всё тоже авторское право…
      Марину интересно читать и без снимков. Читаем же серию «Моя жизнь в интуристе»!

  • Правильно. Согласна.

  • Я уже начала) Так приятно знать, что кому-то интересно! Даже придумала некоторые иллюстрации, чтобы было поярче.

  • Здорово!!!

Слово молвить