Кольмар. Маленькая Венеция и «Паровозик из Ромашково»

В рассказе «Мои прогулки по Кольмару», повествуя об этом очаровательном средневековом французском, а точнее эльзасском, городке,  я упомянула Маленькую Венецию – так по-другому называется старинный квартал Крутенау, или Квартал Огородников.

Главная улица квартала – очень широкая, во всяком случая, для Кольмара,  улица Тюренн, названная в честь маршала Тюренна. Она описана в статье Петра «Прогулка по Кольмару».

По информации из «Золотой книги Эльзаса» — такой большой и на самом деле красной книги, которую можно купить на месте, квартал Крутенау существовал с 1209 года, но за пределами городской стены, и был включен в город в 1250. Через него  протекает речушка Лаух, или, во французском варианте, Лош (Эльзас так часто переходил от немцев к французам и обратно, что не знаешь, какое произношение выбрать).

Когда-то тоже очень широкий мост через Лаух служил входом в город.

Он называется Водопойным, так как широкая набережная справа от него служила водопоем для скота.

Дома в Квартале Огородников  очень живописны и во многих местах вплотную подступают к воде – отсюда и его второе название.

Если сместить это фото вправо, то в правой его части станет хорошо виден бар, нависающий над рекой.

Он тоже называется «Крутенау» и от причала, находящегося у его террасы, регулярно отправляются длинные узкие лодочки, на которых можно совершить прогулку по Маленькой Венеции.

Билет можно купить прямо в баре, войдя в эту дверь.

Что я и не преминула сделать. Поскольку я стараюсь путешествовать как можно больше, то денег стараюсь тратить как можно меньше, но против такого искушения устоять было невозможно.

Билет лучше купить заранее, потому что в лодочках очень мало мест. Я так и поступила и, в ожидании начала прогулки, пошла побродить по окрестностям.

Гуляя, фотографировала разные мелочи: фонари,

фонарики,

вывески,

велосипеды на берегу протоки, называемой Мельничным каналом или «дубильной канавой».

На фото с велосипедами в глубине справа виден Крытый рынок, тоже описанный Петром, автором статьи «Прогулки по Кольмару». Есть он и на следующем снимке – значит, я дошла до другого квартала – Квартала Кожевников.

Дома здесь особенные, вернее, у них особенные крыши: верхний ряд окошек расположен с отступом – это позволяло ремесленникам сушить на крышах кожи. В этом квартале, конечно, тоже есть и фонарики, и вывески, а рядом на стене — французское название улицы Кожевников.

Изучив квартал, в котором до XVIII жили только кожевники, я вернулась обратно к огородникам, к бару «Крутенау».

До отправления лодки оставалось еще немного времени, и я решила к своим тратам добавить чашечку кофе на открытой террасе бара. На фото даже видна цена – 1 евро 70 центов. Считай, 2 евро вместе со щедрыми чаевыми.

Я сидела у окна,

смаковала кофе и глазела по сторонам. За вторым столиком можно разглядеть группу из трех швейцарцев – один из них, в фиолетовой кофте и в очках, полулежит лицом к нам.

Конечно, то, что молодые люди – швейцарцы, не было написано у них на лбу, это выяснилось позже, из разговора. А вот снова фиолетовый, уже к нам спиной, с рюкзаком на плече, ждет посадки на лодку.

Увидев лодку, я ужаснулась: в ней не было сидений – неужели придется примоститься прямо на дне?  Но тут лодочник быстро накидал досок – получились лавки.  Мы кое-как уселись, и путешествие началось.

Фиолетовый сидел рядом со мной и, едва лодка начала скользить вдоль уходящих в воду фундаментов,

завел беседу.  Вероятно, он слышал, как я перед началом прогулки перебросилась парой французских фраз с лодочником.

— А Вы из какого города? – спросил он на плохом французском (стало быть, из немецкой части Швейцарии, которая ближе к Колмару).
— Я из России, — ответила я на хорошем.
— Не люблю Россию, — немедленно отреагировал мой сосед. – Не люблю Путина.

Здесь хочу сделать небольшое отступление. На протяжении моей жизни мне не раз доводилось общаться с жителями разных городов России, Украины,  Белоруссии и других близлежащих стран — бывших союзных республик. В подавляющем большинстве случаев начало знакомства проходило по одной и той же схеме. Узнав, где живет мой новый знакомый, я тотчас инстинктивно либо начинала хвалить названный город, если он был мне знаком, либо выражала сожаление, что мне до сих пор не пришлось побывать в тех краях. Когда же собеседник узнавал, что я из Москвы, то тут же говорил: «Не люблю я эту вашу Москву». Впрочем, почему я рассказываю об этом в прошедшем времени? Подобное регулярно происходит и сейчас. В Кольмаре выяснилось, что описанным заболеванием страдают не только мои соотечественники, бывшие или настоящие.

Поскольку на работе мне нередко приходится обсуждать Путина с иностранными туристами, я взмолилась:

— Ради Бога, давайте обойдемся без Путина! Я здесь на отдыхе. Скажите лучше, откуда Вы.

Он произнес название швейцарского городка, которое я забыла, а потом не нашла в интернете. В ответ же, по обыкновению, сказала, что, к величайшему прискорбию, не была в этом городке, и стала расспрашивать, красив ли он.

— Красив, — сказал фиолетовый, — но вообще-то мой отец из Польши.
— А у меня прадед из Польши! — воскликнула я. – Из Белостока.
— В Белостоке умер мой дед, — мрачно сказал швейцарец. — Был ранен на войне, попал в русский госпиталь, но там плохо лечили, и он умер.
— Жаль. А мой прадед умер в лагере. ГУЛАГ…
— Вот вам Путин скоро опять устроит гулаги!
— Мы же договорились – без Путина. Смотрите, какая красота кругом!
— Очень грязно, — фиолетовый указал на плывущую рядом с нами пластиковую бутылку. – А Москва – красивый город?
— Очень красивый. И очень чистый. Это все иностранцы отмечают. В том числе, швейцарцы.
— Понятное дело, чистый! Если будете сорить, Путин вас быстро… чик-чик.

Вокруг, между тем, и правда было очень красиво. Узкая река текла меж парков и вилл, куда пешком не доберешься, и только маниакальный бубнеж швейцарца портил впечатление. Слава Богу, в какой-то момент лодочник, до тех пор время от времени дававший короткие объяснения, сказал, что мы въезжаем «в зону тишины», что сам он больше ничего говорить не будет и остальных просит воздержаться от разговоров. Тут я, наконец, облегченно вздохнула, погрузилась в окружающую красоту и даже почувствовала себя мальчиком  Яльмаром из «Оле Лукойе», в волшебном сне плывущим по волшебной реке. Словно серебряная лодочка несла меня «вдоль зеленых лесов, где деревья рассказывали о разбойниках и ведьмах, а цветы – о прелестных маленьких эльфах и о том, что рассказывали им бабочки…  Леса то темнели и густели, то становились похожи на чудеснейшие сады, освещенные солнцем и усеянные цветами… По берегам реки стояли большие хрустальные и мраморные дворцы…»  Не хватало только принцесс с обсахаренными пряничными поросятами да принцев, которые осыпали бы меня дождем из изюма.

Но… дивное путешествие закончилось, и я, любезно распрощавшись с фиолетовым путинофобом, продолжила путь (получилась игра слов) по старому городу.

Двинулась в направлении Старой таможни – вон она виднеется в глубине улицы.

На площади напротив таможни зашла в старинную аптеку:

вспомнила, что сын давно просил купить зубной эликсир. Очень интеллигентный седой аптекарь разложил передо мной весь имеющийся товар, поясняя особенности того или иного снадобья. Я выбрала большую бутыль польского производства.

— Не знаю, может быть, такое продается и в России. Но теперь ничего не поймешь: у нас ведь санкции.

Старичок сокрушенно покачал головой:

— Ох уж эти политики! Люди вообще слишком много занимаются политикой.
— И не говорите! – с готовностью поддакнула я и рассказала о фиолетовом швейцарце.
— Как жаль! В мире столько прекрасного! Люди не умеют ценить жизнь, — мудро заключил аптекарь.

Раскланявшись с ним, я отправилась продолжать жизнь правильную – в гармонии и красоте.

Прошла мимо фонтана со статуей барона де Швенди, как уже нетрудно догадаться, выполненной Бартольди.

По набережной Мельничного канала

дошла до собор Сен Мартен.

За собором можно сесть на маленький, точно игрушечный  экскурсионный поезд, который колесит по всей старой части города. «Пропадай моя телега, все четыре колеса!» — сказала я себе и купила билет на него билет: колес в нем было значительно больше четырех. Гулять — так гулять!

Приветливый  афрокольмарец предложил мне аудиогид (который, впрочем, входит в стоимость проезда).

— Вам на каком языке?
— Давайте на французском.
— А Вы откуда?
— Из России.
— Так у нас и на русском есть.
— Не надо на русском: перевод обычно бывает плохой.
— Обижаете! У нас перевод отличный! Если не понравится, после экскурсии верну деньги.

Я согласилась, надела наушники и под интересный текст на прекрасном русском, сопровождаемый к тому же музыкой Моцарта и Бизе, отправилась по уже исхоженным тропам.

Проехала еще раз  через Квартал Кожевников – справа опять виден кусочек Крытого рынка.

И по остальным кварталам и улицам,  которые уже упоминала.  Видела множество интересных домов.

Правда, самые интересные и известные запечатлеть не удалось: поезд промчал меня мимо них слишком быстро. К счастью, они замечательно описаны Петром.

Денег с афрокольмарца, я, естественно,  требовать не стала – придраться было не к чему: аудиогид оказался отличным.

И все же веселая прогулка на поезде не может заменить пешую. Только бродя пешком, рассмотришь необычный, а ля венецианский Дом рыцарей-иоаннитов

с его галереями.

Или обойдешь со всех сторон здание Старой таможни,

рассмотришь его во всех подробностях,

сможешь заглянуть во внутренний дворик.

Здесь опять же хочу отправить читателя к Петру, описавшему и Дом иоаннитов, и Старую таможню.

Напоследок я хотела посетить музей Унтерлинден, расположенный в бывшем Монастыре доминиканок: в нем собраны замечательные произведения Средневековья. Десять раз обошла монастырь со всех сторон, не нашла входа и на одиннадцатый наконец поняла, что он закрыт на реставрацию.  Главные шедевры, в том числе  алтарь Грюневальда, временно выставлены в  Доминиканской церкви, расположенной по соседству.

Здесь же находится «Мадонна в беседке из роз», или ««Мадонна с кустом роз» Мартина  Шонгауэра. Я безумно люблю средневековую живопись и с удовольствием посетила церковь. Приятным дополнением был бесплатный вход по гидовской карточке.

На этой ноте я покинула  Кольмар с чувством глубокого удовлетворения, думая, что исходила и изъездила его вдоль и поперек, но при случае охотно приеду сюда еще раз!

©Марина Кедреновская

Другие статьи Марины Кедреновской:

Чехия. По следам Дворжака
Прага. Прогулка по Новому месту
Прага
Прага. Очарование Малой Страны
Льеж
Бавария. Бад Райхенхаль
Бавария. Кёнигзее
Мюнхен
Русская Германия. Баденвейлер
По следам Гёте: Германия. Франция. Чехия
Мои прогулки по Кольмару
Кольмар. Маленькая Венеция и «Паровозик из Ромашково»
Элваш
Мюлуз

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 3

  • Эпизод со швейцарцем и его реплики достойны обсужления в фб, как пример промывки мозгов обывателям западными СМИ. Редкий достоверный факт. Заставил меня искренне смеяться, когда я вспомнила грязюку у себя в районе лет 10 назад. Слова «Путин вас почикал бы» привели в радостное настроение.
    2). Очень нравится качество фотографий, иллюстрирующих рассказ. Я читаю на самртфоне, и редкий случай — при увеличении картинка четкая, и хорошо видно подробности. Краски очень сочные. Просто получаю дополнительное удовольствие. Чего нет на многих сайтах.

    • Марина, спасибо за отзыв! Мы разделяем политические убеждения Марины, поэтому эту часть рассказа читали с особенным удовольствием. (Как и все другие Маринины статьи 🙂 ).
      Замечательно, что сайт можно читать на смартфоне. Поисковые системы навязывают специальный плагин, чтобы сайт было удобно читать на мобильных устройствах. Но из-за этого плагина на сайте начинаются разные неприятности. Оказывается, всё прекрасно читается и без навязанных услуг. Благодарим за хорошую новость!

  • Прелесть какая! Такие очаровательные кварталы! Особенно понравились фахверковые дома. Очень люблю такую архитектуру.

    Замечательный рассказ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *