Клод Моне. Стога, вода и лилии

В собрании ГМИИ им. Пушкина хранится 11 работ Клода Моне. О том, как всё начиналось на первой выставке импрессионистов в 1874 году мы уже рассказали и подробно поговорили о произведении лидера художников-импрессионистов Клода Моне «Завтрак на траве» . А сейчас мы подробнее остановимся на картине «Бульвар Капуцинок в Париже». Это уникальное произведение в коллекции ГМИИ. Она была написана за год до выставки 1874 года и на ней представлен вид из окна той самой студии, в которой и  проходил нашумевший показ картин импрессионистов. У посетителей  была уникальная возможность сравнить то, что изображено на полотне, с реальным видом из окна.  Взгляд Клода Моне из окна  фрагментарен и случаен. Глаз не выбирает на что именно посмотреть и с какого ракурса взглянуть на городской пейзаж, чтобы изобразить его.  Он просто падает вниз по принципу: «что вижу, то пишу». Как фотоснимок, этот пейзаж включает только часть бульвара, фигуры двух мужчин на балконе справа срезаны, что шло вразрез с живописными канонами того времени. (Like a photographic shot the picture includes only part of the boulevard, cutting off the figures of the men in the balciny.) Это как вырванный из жизни миг. До этого мига что-то было, будет и после него. Вместо предметно-пространственной композиции появилась предметно-временная. Важно и то, что Моне изобразил ДВИЖУЩУЮСЯ толпу. Изменились и чисто технические приёмы — вместо наложения цвета широким мазком, как это было в «Завтраке на траве», он его уменьшил и стал писать мазком-штрихом (hatch). Это дало повод Луи Леруа сказать, что это напоминает ему холст, которая пьяная корова нализала своим языком (Господи, как это сказать не-по-нашему). Но этот приём дал Моне возможность показать не застывшее пространство, а ожившее время. Мелкие свободные мазки  позволяют мастеру изобразить движение воздуха, лёгкую дымку, через которую  пробивается солнце,  движение прохожих передаёт ритм. (The small free brushstrokes suggest the movement of the air, the slight haze (лёгкий туман, дымка, мгла) through which the sun is shining, while the rhythm conveys to motion of the passers-by.) «Стог сена в Живерни»   ещё один  шедевр, которым музей очень гордится. Этот пейзаж создан в тот период, когда Моне работал в деревне  Живерни, переехав туда из  Парижа, поскольку в столице жить ему было не по карману. Однажды он отправился писать скошенный луг, взяв с собой свою дочь, и вдруг погода резко изменилась и Моне понял, что продолжать работу невозможно, так как и стог, и луг, и небо стали другого цвета. Он послал дочь принести другой холст, но погода снова переменилась и так она бегала несколько раз. На следующий день Моне взял с собой 5 холстов, поставил их рядом и так начал работать сериями — переходя от одного холста к другому в зависимости от смены освещения. Так появились его знаменитые серии. Мазок у мастера похож на движущуюся вибрирующую запятую (vibrant moving comma). И от этого возникает эффект, особенно когда отходишь от полотна, что от стога вибрируют испарения, (evaporation) сам воздух струится (stream).  В этом полотне особенно заметно, как меняется техника живописи Моне — работа мелкими мазками. Его эксперименты с цветом тоже очень любопытны. Если рассматривать эту картину, то замечаешь, что кроны тополей написаны холодными голубой и зелёной краской. Облака несутся по небу. И опять солнце, от  картины так и веет теплом. Тени на земле написаны тем же оттенком, что и тополя, только меняется интенсивность красок – уменьшается или увеличивается.

Хорошо зная теорию Германа Гельмгольца, Моне знает, какие неожиданные впечатления создают тёплые и холодные цвета.  Он использует эффект столкновения горячего красного и холодного зелёного – если их столкнуть, то получается видимость ослепительно белого цвета.  И у Моне есть такая картина, где он применяет этот приём.  Всем известно, что если смешать  две эти краски – красный и зелёный, то в результате получится грязный цвет. Импрессионисты же краски не смешивали, они отказались от этого. Краски смешиваются в глазах и создают оптическую смесь. Именно поэтому на своей первой выставке, да и на последующих тоже, они учили публику не подходить близко к картине, а смотреть на неё издали, чтобы почувствовать, осознать и увидеть оптический эффект. Здесь можно говорить о понятии зрительной памяти. Моне говорил, что зрительная память — злейший враг художника. Все знают, что трава зелёная и всё пишут её зелёной.  Сам Моне отмечал, что для художника лучше всего родиться слепым, а потом неожиданно прозреть, тогда зрительная память не будет довлеть над ним. Здесь художник старается отказаться от своей зрительной памяти. Он пишет стогa совсем не традиционным цветом, он опирается на наблюдения. Моне использует лиловый, (lilac, violet) чтобы показать свет, заливающий часть луга, так как нет такой краски в природе, которой можно было передать свет солнца. Ничто не может соперничать с этим светом, его яркостью. Но этот эффект можно передать СОЧЕТАНИЕМ цветов. Поэтому стога написаны лиловым, а листва тёмно голубым. (So his haystacks look mouve and the foliage dark blue). И ещё один приём, который долго будут связывать с понятием импрессионизма — работа в один слой, для передачи вибрирующего воздуха.  Картины мастеров этого направления похожи на палитру, на которой смешиваются краски, хотя они часто пользовались собственно палитрой. Художники заставляют краски смешиваться в глазах, создавая особое сочетание мазков и цветов. «Белые кувшинки». Работа позднего периода творчества, когда Моне жил в Живерни и был маститым, признанным мастером. Ван Гога уже не было, стал знаменитым Сезанн, Гоген доживал последние годы своей жизни, а Клод Моне до конца остался верен импрессионизму. Одно время он был увлечён Востоком и создал в Живерни японский парк с искусственным прудом. Художник прожил в Живерни 25 лет и очень любил изображать воду. Он был прозван Рафаэлем воды, так как был способен изображать разные её состояния  — от бури (tempest) до штиля. Вообще, все пейзажи импрессионистов очень соразмерны человеку. Если поместить себя в такой пейзаж, то будешь себя там чувствовать  очень уютно и возникнет ощущение покоя и отдыха. «Сирень на солнце». Эту картину иногда называют первой, которая приехала в Москву в 1878 году и с неё началась коллекция С.И.Щукина.

К этому времени импрессионисты уже совсем освоились с пленером, начали использовать другую технику, другие краски и каждая из их картин стала шедевром! Критика возмущалась по поводу того, что в их полотнах нет рисунка! И сколько на этом холсте дам? И где их лица? И если отбросить все академические критерии, по которым критика судила Моне, да и других, при взгляде на эту картину просто ощущаешь зной лета и запах цветущей сирени. Здесь есть иллюзия глубины пространства и хочется подсесть под куст и составить дамам компанию. А от солнца даже глаза слезятся! Моне намеренно отказался от рисунка, он понял, что в нём нет необходимости. Когда мы смотрим на полотно, то видим, как вибрирует на ней воздух и всё сливается. Фигуру женщины замечаешь только тогда, когда подходишь ближе (она под зонтиком), а издали видишь только цветовые пятна. Здесь нет рисунка, нет линии, а только пятна цвета, которые в сочетании с другими пятнами начинают формировать предмет.

В этих вещах ощущение живой вибрации атмосферы и подвижности воздуха, ощущение шелеста листвы и окутывающих теней. (rust of leaves, foliage and shadow runs over). Работая на пленэре художники заметили такую деталь — тени нельзя писать чёрными и коричневыми тонами, как они делали у себя в ателье. Оказывается, чёрный цвет в чистом виде в природе почти не встречается, как и белый. И если приглядеться, то тени состоят из дополнительных оттенков — могут быть сиреневыми, лиловыми. Из-за этого жюри салона отвергало (renounce) их работы и даже оскорбилось, что им это показали, считало это насмешкой (mockery). Тем не менее уже сейчас мы восхищаемся умением Моне уловить миг и показать его красоту. За 1 сеанс Моне мог работать над картиной только полчаса. Максимум – 40 минут. Потом – в это же время на другой день. И если картина не закончена за один сезон, то он продолжал работать над ней на следующий год. Иногда доводил полотна 2, 3 года, пока не закончит. Морские пейзажи Импрессионисты не учились в Академии, но в Лувр они ходили. И учились у старых мастеров. Например, у Рембранта. Большое влияние на их искусство оказало увлечение Востоком. С XVII века в моду вошла «китайщина», как тогда именовали китайский стиль, а позже – «японщина». Интерес к Японской культуре подогрела Первая Всемирная Выставка, проходившая в Париже в 1855 году. Коснулось это увлечение и Моне, он стал изображать воду. Причём 2/3 холста отдавал изображению воды. Вся прибрежная жизнь стала отражаться в воде. В нашей коллекции представлены 2 морских пейзажа, написанные в 1880-1881 годах, когда был самых расцвет т.н. «японщины».

Клод Моне. «Скалы Бель-Иль (Пирамиды Пор-котон, Бурное море)».

«Скалы в Этрета»

Клод Моне «Скалы в Этрета«

В восьмидесятых годах Моне уже стали покупать. У него появилась возможность путешествовать по Франции. Он постоянно наблюдал и ВИДЕЛ. Многие из нас проходят мимо закатов, пейзажей, состояний неба, воздуха и воды. Моне это видел и писал. Очень любил разные атмосферные явления, особенно снег. «Руанские соборы». В 1896 году прошла восьмая и последняя выставка импрессионистов. Ни Ренуар, ни Моне в ней не участвовали, потому что сами утвердили правила, что могут принимать участие только на одной выставке, а к этому времени к ним пришёл успех, их картины  с удовольствием экспонировали в салоне.  Пришли  новые имена, публика стала придираться к новичкам и к новым направлениям в живописи, импрессионистов же признали. В ХХ веке к ним ко всем пришёл триумф, но они уже разошлись, и единая группа перестала существовать. И если раньше они искали и гонялись за солнцем, то теперь уже проявляли интерес к колориту.  Клод Моне пишет серию «Руанский собор». Все пейзажи этой серии выполнены с одной точки, различие только в  цветовой гамме – тёплой или холодной.  В феврале 1892 года художник уехал в Руан и снял комнату на главной улице прямо напротив знаменитого готического собора. Он был одержим (obsessed) своим новым проектом. «Я опустошён. Я не могу больше это выносить. Ночь полна кошмаров: собор переполняет меня, он постоянно меняется от голубого в розовый, потом в жёлтый». («I’m finished, I can’t carry on any more. I had a night full of nightmares: the cathedral overwhelmed me, it kept changing from blue to pink, then to yellow») Главный фасад собора был изображён в разное время суток, показаны все различные нюансы (nuances) освещения. Это — «Руанский собор вечером» в 5 часов пополудни.

Клод Моне «Руанский собор вечером»

А вот «Руанский собор в полдень».

Клод Моне «Руанский собор в полдень»

Серия включала в себя то ли 22, то ли 26 полотен, но сохранилось лишь 15. Как всегда, художника здесь интересовал свет. Сначала он мечтал, чтобы все его картины попали в одни руки. Даже продумал их развеску на стене. Но потом, представил, как это будет выглядеть, и тут же отказался от этой идеи. В результате 5 картин  его Руанской серии находятся в Орсе, две в Бостоне, две –в нашем музее, ГМИИ, и по одной картине в других музеях.   До 1986 года эти 2 собора назывались наоборот. «Руанский собор в полдень» — яркий, а «Руанский собор вечером» — тёмный. Музейщики рассудили, что если солнце ярко сияет, то это полдень, а вечер — тень, краски приглушены. Всех пристыдил Борис Раушенбах (физик, он занимался проблемами связи физики, искусства и психологии). Он напомнил, что фасад собора выходит на запад и всегда ярко освещён именно вечером. Он напомнил слова самого Моне — художник пишет не то, что знает, а то, что видит. И ярко освещённый фасад мастер мог видеть только вечером, когда солнце садится. А в полдень западная сторона ещё в тени, поэтому он так и написан. Атрибутику картин поменяли местами. Картины написаны в таком ракурсе, потому что теснота улиц не позволяла Моне увидеть весь собор целиком и даже в полдень вся западная часть собора оставалась в  тени близлежащих зданий. «Река Темза в Лондоне. Здание Парламента». (1903-1904). Лондонские туманы стали для Моне находкой. Парламент смотриться как средневековый замок, а чайки — как летучие мыши. Так же мы можем здесь заметить возрастающую тенденцию к плоскостному пространству. Некоторые работы Моне, включая и эту, сблизили художника с творчеством французского символизма.   Это воспоминание Моне о своей молодости, когда он, скрываясь от призыва в действующую армию, бежал в лес, а затем в Англию. Туман заполнял всё пространство вокруг него. В зрелом возрасте он вернулся в Лондон чтобы написать туман из окна маленькой комнатки, где мастер жил. И опять это серия картин, которые отличаются друг от друга всего маленькими деталями – где то изображён мост, где-то немного другие краски.  Серия довольно обширная, 25 картин.

Когда была выставка работ Моне в Лондоне, то народ на неё валом валил, стояли в очереди, чтобы попасть на экспозицию. Для лондонцев Моне был первым художником, который открыл для них их собственный туман – они жили в нём поколениями и не могли представить, что туман может быть предметом восхищения. Посетил выставку и Оскар Уальд и написал о том, что им, англичанам туман открыл иностранец. Интересно, что Моне позже продолжил серию и всего написал 47 картин, 47 видов тумана. Сейчас  эта серия служит также историческим документом, потому что климат изменился и сейчас таких туманов в Лондоне нет. «Городок Ветей». На ней мастер написал город, в котором умерла его жена. На первом плане изображена реальная река, которую Моне так и не смог перейти, ему было не суждено преодолеть эту психологическую границу. Мы вместе с художником находимся на одном берегу, а мир ушедших — на другом, что делает реку похожей на реку Лету (Lethe).

(Here we can also see a growing tendency to flatten space. Some of Monet’s works, including this brought him close to the creations of French Symbolism.) Умер Моне в в 1926 году, в преклонном возрасте, ему было 86 лет. Тогда уже были совсем другие художники и совсем другие стили и направления в искусстве. Но Моне не попал ни под чьё влияние, жил в Жаверни, где писал свои кувшинки и лилии. Сейчас там находится дом-музей Клода Моне.

Основоположник импрессионизма оказал колоссальное влияние на развитие живописи и существует мнение, что если бы не было Клода Моне, то не было бы и фовизма в искусстве. Похоронен он на кладбище в Живерни.

Слово молвить

Яндекс.Метрика