Дом П.И.Чайковского в Клину

Дом П.И.Чайковского в Клину… «Я нанял дом в Клину для будущего жилья. Не знаю, помнишь ли ты, это дом Сахарова, большой, комфортабельный, по шоссе по направлению к Москве, уже за городом… Мне необходимо, я это чувствую, иметь жильё в деревне или, что то же, в Клину, дабы знать, что стоит захотеть — и покойный, тихий угол для работы у меня всегда готов. Кроме того, привычка к Клину играет тут большую роль. Из дома чудесный вид, и при нём сад весьма достаточный. Может быть, впоследствии я его и куплю» — признавался Пётр Ильич Чайковский в письме своему брату Анатолию Ильичу. Этой цитатой начнём рассказ о последнем пристанище композитора, так и не ставшим его собственным домом. Но разве рассказ о музыканте будет полным, если не прозвучит его музыка? «Сентиментальный вальс». Пётр Ильич поселился в доме 5 мая 1892 года. Уже за несколько лет до этого он облюбовал здешние места — жил в усадьбе Майданово, затем снял дом во Фроловском. Но там он не смог найти тишины и покоя. Хозяйка усадьбы в Майданово на лето сдавала флигеля под дачи и многочисленные постояльцы находили очень приятным времяпровождением… домашнее музицирование. Пётр Ильич не мог этого вынести. А во Фроловском зимой 1889/90 гг хозяин продал лес, который был виден из окон помещичьего дома. Красивые же виды были непременным условием для творчества композитора. В 1890 г. Чайковский вновь начинает поиски «тихого уголка».

Дом мирового судьи Сахарова подходил композитору по многим параметрам — с одной стороны был лес, с другой — поле. Дом находился на самой окраине Клина и за садом начиналась дорога в Санкт-Петербург. Сахаровы домом не пользовались и сдавали его внаём.

Клин в то время был почти как деревня. «Ничего лучшего, ничего более соответствующего моим требованиям нельзя придумать, как жизнь в деревне. С каждой поездкой в Москву я всё более и более убеждаюсь, как пагубно действует на меня городская суета. Всяких раз я возвращаюсь сюда совершенно больной и немедленно воскресаю в своём тихом уголке», — писал Пётр Ильич.

Дом окружён большим парком. К серому дому ведёт изогнутая полукругом грунтовая дорожка. Сквозь деревья старинного парка виден фасад серого дома с белыми наличниками и большой террасой. Он и сейчас мало изменился. После смерти композитора, его брат, Модест Ильич, выкупил дом с целью устроить музей. И, чтобы сохранить подлинную обстановку, сделал пристройку, в которой и поселился. Брат композитора надеялся, что музей просуществует, по крайней мере, 70 лет, пока не уйдёт поколение, которое застало Чайковского живым. К счастью, он ошибся. В 2012 году музей отметил 117 годовщину, и посетителям нет конца.

«Не могу изобразить, до чего обаятельны для меня русская деревня, русский пейзаж и эта тишина, в коей я всего более нуждался». Да — тишина и покой — вот что нужно было композитору. Он терпеть не мог посетителей и даже, живя в Москве, заказал табличку на дверь с просьбой его не беспокоить. В Москве она имела совершенно обратный эффект — мальчишки, прочтя о просьбе «не беспокоить», тотчас же звонили в звонок и убегали! Но тем не менее, табличка на двери сохранилась.

В доме композитор занимал две комнаты второго этажа. Внизу небольшого дома располжены кухня и столовая, куда композитор спускался обедать. Также на первом этаже жил его слуга Алексей Иванович Софронов с семьёй. Экскурсия по дому-музею композитора начинается с комнаты Алексея Ивановича. В экспозиции представлены некоторые подарки от почитателей и партитуры любимых музыкальный произведений. Интересно заметить, что свой композиторский  дебют Чайковский провалил. Из-за своей застенчивости он так волновался, что ему казалось, что голова у него сейчас отвалится от туловища и он её придерживал за подбородок, дирижируя только одной рукой. К счастью, музыканты хорошо знали пьесу и играли, не обращая внимания на молодого музыканта.

На стене висит большой фотографический портрет композитора. Когда в Петербурге он дирижировал своей Шестой симфонией, публика вышла на сцену и на руках донесла композитора до кареты. Карету направили в фоторгафическую студию и там был сделан этот снимок.

«Белый как лунь, с волосами, сильно поредевшими, с небольшой тщательно стриженой бородою, одетый не только безукоризненно, но в неизменно свежий, как бы новый костюм, он походил на старика только цветом волос; во всём остальном производил впечатление бодрости, живости и энергии даже больших, чем в прежнее время» — так описывал композитора его друг, музыкальный критик Г. Лаврош.

По широкой деревянной лестнице мы поднимается на второй этаж и оказываемся в  прихожей. Сразу бросаются в глаза большие дорожные сундуки. Пётр Ильич очень много путешествовал, давал концерты. Эти кофры постоянно переезжали вместе с ним и часто случалось, что они даже не распаковывались от поездки до поездки.

Большая комната служила Петру Ильичу кабинетом-гостиной. Здесь многое говорит о его жизни, увлечениях, друзьях, поездках. По фотографиям можно проследить биографию мэтра и увидеть людей, окружавших его при жизни.

В центре комнаты — кабинетный рояль «Беккер». Эта петербургская фортепианная фирма подарила композитору инструмент, когда он поселился в Клину. Хотя Чайковский прекрасно играл на рояле, но как пианист он не выступал. На этом инструменте, он прослужил музыканту 8 лет, он проверял всё, написанное в эти годы. Но когда к нему приезжали гости, он с большим удовольствием музицировал, часто в четыре руки — с С.И.Танеевым, Г.А.Лаврошем, Н.А.Губертом. Сейчас дважды в год — в день рождения и день памяти, самые именитые пианисты-виртуозы играют на этом рояле произведения Чайковского.

На левой стене фотографии, напоминающие о годах преподавания Чайковского в Московской консерватории — первый выпуск, профессора, любимый ученик композитора — Сергей Танеев. Студенты любили Чайковского и гордились, что имеют возможность учиться у Петра Ильича. «Любой троечник московской консерватории даст фору петербургскому отличнику» — говорили они с гордостью.

У этой же стены находятся несколько подарков. На обложке огромного альбома гранатом, национальным камнем Чехии, выложены инициалы П.Ч. В альбоме — рисунки знаменитых чешских художников. Петра Ильича очень почитали в Праге, где он несколько раз выступал. В один из приездов ему был вручён этот альбом.

 В книжном шкафу находится один из самых дорогих для музыканта подарков — полное собрание сочинений Моцарта. Моцарт был любимейшим композитором Петра Ильича. «Играя и читая Моцарта, я чувствую себя моложе, бодрее, почти юношей… По моему глубокому убеждению Моцарт есть высшая кульминационная точка, до которой красота досягала в сфере музыки. Никто не заставлял меня плакать, трепетать от восторга, от сознания близости своей к чему-то, что мы называем идеал, как он». Многотомное собрание Моцарта подарил композитору его издатель П.И.Юргенсон. Основатель и владелец крупнейшей музыкально-издательской фирмы договорился с Алексеем Софроновым и слуга положил коробку с книгами под рождественскую ёлку. Восторгу Петра Ильича не было предела. Он радовался, как ребёнок, восторженно, искренне, до слёз.

В этом же шкафу уникальное издание партитур опер Глинки.

Прежде чем перейти к другой части экспозиции, можно заглянуть на уютный балкон. В  летние дни здесь частенько пили чай — окно выходит в сад и даже в жаркие дни на балконе было свежо и приятно.

 Есть в комнате и уголок памяти — снимки умерших друзей и родственников. Николай Рубинштейн на смертном одре. Отношение именитых братьев к Чайковскому было очень разным. Антон Рубинштейн, директор столичной консерватории, был учителем Петра Ильича. Его музыку не понимал, относился к ученику с большой прохладцей и произведений Чайковского почти не исполнял. Николай же, наоборот, был поклонником композитора. Но вот первый фортепианный концерт, которую Чайковский написал для Н.Рубинштейна и  посвятил именно ему, пианист играть отказался.  «В то время Чайковский был не особо известным молодым композитором, и авторитетный Рубинштейн мог ему с высоты своего положения что-то говорить. В частности, утверждал, что расходящиеся октавы невозможны к исполнению, и, кроме него, концерт никто не сыграет. Сейчас, кстати, это обязательный номер в программе молодых исполнителей в конкурсе Чайковского.
Прогресс шагнул всё же :)» — поправка внимательного читателя Вадима П. Чайковский обиделся, отменил посвящение и доверил концерт другому исполнителю.

Умирающая молодая девушка — племянница композитора, она умерла в 24-летнем возрасте. (На снимке уголок памяти — справа в углу. Прямо — альбом с рисунками чешских композиторов, справа от альбома — шкаф с собранием сочинений Моцарта, фотографии на стене — годы преподавания в Московской консерватории.)

 В витрине у окна находятся несколько любопытных экспонатов. Поющий петушок — Петру Ильичу его подарил Люсьен Гитри — ведущий артист драматического театра труппы Михайловского театра в Петербурге. Его талант композитор очень ценил.

В шкафу-горке находится чернильница в виде миниатюрной статуи Свободы. Её подарил владелец фортепианной фабрики в мае 1891 года, когда Чайковский выступал в США.

Американская публика принимала его очень тепло, музыку его любили. (В отличие от холодных и настороженных европейских слушателей. Русской музыки в Европе не знали, считали её варварской). Сам же композитор был поражён обилием высотных зданий и писал: «Я не понимаю, как можно жить на тринадцатом этаже!»

Пётр Ильич был очень близок с семьёй. Целый ряд фотографий рассказывает о его близких. Большой портрет в центре — Илья Чайковский, отец композитора, горный инженер. Фамилия «Чайковский» произошла от прозвища. В семье было предание, что их предками были украинские казаки. Один из них, Емельян, великолепно подражал птицам. Он так преуспел в этом, что когда  свистел по-птичьи, то за его лодкой стаей летели чайки, привлечённые звуком. За это его прозвали Чайкой. Потомки же стали зваться Чайковскими.

Отец поддержал композитора, когда он, получив юридическое образование и работая в министерстве, в 22 года решил оставить службу и учиться в консерватории. Вся семья не одобряла решение Петра. На его сторону встали лишь сестра Александра и отец. Илья Петрович тоже не совсем понимал поступок сына, но сказал, что не вправе вмешиваться.

 Под портретом Ильи Петровича висит фотография мальчика — Владимира Львовича Давыдова, племянника композитора. После смерти П.И.Чайковского он унаследовал его авторские права. Пётр Ильич очень любил сына сестры Александры. Однажды он застал его за упражнениями за фортепьяно. Володе было очень тяжело, он играл трудную пьесу. И тогда Петру Ильичу пришла в голову мысль написать  несколько несложных произведений для детей. Так появился «Детский альбом».

Справа — фотография братьев — Чайковских. У стола сидят Пётр Ильич и Николай Ильич (1838-1911, горный инженер). По бокам стоят — близнецы — Анатолий Ильич (1850-1915, юрист) — слева, Модест Ильич (1850- 1916, юрист, драматург, переводчик, основатель дома-музея), в центре стоит Ипполит Ильич (1843 — 1927, морской офицер, впоследствии — учёный секретарь дома-музея).

В центре — гостинная мебель, её, по просьбе композитора приобрела в 1889 году Александра Ивановна Губерт — пианистка, большой друг Чайковского, преподаватель Московской консерватории. Стол покрыт скатертью с аппликациями ручной работы. Жена старшего брата, Николая, Ольга Чайковская, украсила скатерть. На столе — альбомы с фотографиями. Пётр Ильич полюбил этот зарождающийся вид искусства, но сам фотографироваться крайне не любил — в то время процесс занимал слишком много времени.

 В углу у окна — письменный стол. Пётр Ильич вёл большую переписку, его письма опубликованы. Сам он говорил, что почта — его мучитель. В течении всей жизни композитор написал около 7000 писем.

 На стене, между рамками ещё несколько портретов близких людей. Фотография матери композитора, Александры Андреевны Чайковской (1813 — 1854). Она играла на фортепьяно, хорошо пела. Пётр Ильич обожал и боготворил мать. Её ранняя смерть, Петру было тогда лишь 14 лет, стало ударом, от которого композитор не смог оправится до конца жизни.

И ещё один человек, сильно повлиявший на формирование личности композитора, была его гувернантка, француженка Фанни Дюрбах. Она стала его первым учителем музыки. Среди  группы фотографий есть снимок замка Монбельяр, где Фанни Дюрбах провела последние годы жизни. Гувернантка называла воспитанника «стеклянным мальчиком» за его ранимость и чувствительность. Однажды, она вошла в его спальню и застала Петю в слезах. «Что, что случилось?»- стала она спрашивать. «Музыка, ах, это музыка, музыка», — повторял ребёнок. В доме была полная тишина. «Она здесь, здесь», — пояснил Пётр, показывая на головку. Ему было тогда около 5 лет.

На камине можно увидеть фотографии императрицы Марии Фёдоровны, ей Чайковский посвятил «Двенадцать романсов» и младшей сестры, Александры Ильиничны Давыдовой (1842-1891).

Всю жизнь брата и сестру связывали чувства взаимной любви и привязанности. После смерти матери Александра постаралась заменить братьям мать. Она горячо поддержала брата в его стремлении стать композитором. Пётр Ильич посвятил ей «Вальс-скерцо». Кстати, кожаную рамку для фотографии выполнила двоюродная сестра композитора, А.П.Мерклинг.

Над камином — портрет Арто Дезире. Французская певица гастролировала в России. В 1869 году состоялась помолвка П.И.Чайковский с Дезире. Но свадьбу так и не сыграли. Уехав в Варшаву, Арто вышла замуж, даже не поставив в известность бывшего жениха. Это был ещё один удар, с которым Петру Ильичу пришлось справляться. Дезире посвящён «Романс» для фортепьяно и шесть романсов на тексты французских композиторов. Предлагаю послушать «Романс» для фортепьяно (исполняется оркестром, приличную фортепианную запись не нашла).

Переходим во вторую комнату через широкую арку, занавешанную с обеих сторон тяжёлыми драпировками. Спальня композитора служила ему и рабочим кабинетом.

Металлическу кровать приобрёл для композитора его верный слуга Алексей Софронов. Кровать прикрыта покрывалом ручной работы. Его подарила Петру Ильичу его племянница, дочь Александры, А.Д.Давыдова-Мекк.

Рабочий стол Петра Ильича. За ним он работал над новыми сочинениями. Он выполнен из берёзы клинскими краснодеревщиками в 1885 году для дома, который композитор снимал в Майданове.

За этим столом написаны все последние произведения в том числе — Шестая симфония, от первой до последней ноты. Первое исполнение симфонии 16 октября 1893 года в Петербурге стало последним выступлением композитора.

Чайковский работал каждый день до часу дня. Он всегда говорил, что «вдохновение — это такая гостья, которая не любит посещать ленивых». Пётр Ильич в последние годы был полон планов. Он едва успевал заносить свои композиции на бумагу, как тут же в его голове зарождались и вынашивались новые.

Между кроватью и письменным столом стоит книжный шкаф с любимыми книгами П.И.Чайковского. Есть книги на иностранных языках. Французский был практически его вторым родным языком, благодаря гувернантке Фанни Дюрбах. Более или менее прилично композитор мог говорить на шести языках. Уже в зрелом возрасте стал изучать английский. Чарльз Диккенс был его любимым писателем и Пётр Ильич очень хотел читать его книги в оригинале.

 Туалетный стол с зеркалом выполнен в стиле русских оконных наличников. Драпировки — подзор, скатерть, дорожка и полотенца украшены многоцветной вышивкой в технике «крестик»и отделанная михайловским кружевом.

 В 1888 году эту работу подарила композитору большая поклонница его таланта Эмма Жентон. Ей посвящён «Сентиментальный вальс», который мы слушали вначале.

Умывальный прибор, приобретение А.И.Софронова, сделан на фабрике Товарищества Кузнецовых в Твери.

Теперь переходим в ту часть дома, которая была пристроена Модестом Ильичом. Брат композитора выкупил дом сразу после смерти Петра Ильича с целью устроить в доме музей. И чтобы не нарушать подлинной обстановки дома, для себя он сделал пристройку. Во время Великой Отечественной войны все вещи были вывезены на Урал, в Воткинск, на родину Пётра Ильича. После войны все вещи вернулись в Клин, поэтому вся обстановка дома — подлинная.

Комната Модеста Ильича, создателя и первого директора музея.

Комната Владимира Львовича, племянника, сына сестры Александры, наследника авторских прав Чайковского. На снимке слева виден портрет отца Владимира, Льва Давыдова. Он был сыном декабриста В.Л.Давыдова. На письменном столе стоит фотография Петра Ильича, подаренная любимому племяннику. На снимке надпись — «Бобу для письменного стола». Дело в том, что родители в детстве звали мальчика «бейби», от английского baby. Выговаривать это слово малыш не умел, говорил «боб». Так за ним закрепилось домашнее прозвище.

С Владимиром однажды произошёл забавный случай. Известно, что Пётр Ильич тепло принимал друзей, почитателей, если они предупреждали о визите. И терпеть не мог незваных гостей, не церемонился с ними. Однажды Владимир приехал в Клин к дяде без предупреждения. Разгневанный Пётр Ильич, даже не дав отдохнуть племяннику, развернул его в обратном направлении и отправил  поездом в Москву!

Столовая находится на первом этаже.

 Драпировки на окнах с михайловским кружевом на коклюшках выполнила двоюродная сестра А.П.Мерклинг. Она же сделала кожаную раму для фотографии Александры Ильиничны на камине в гостиной и экран камина.

Обед в доме всегда подавался в час. Однажды, Алексей Софронов пригласил композитора обедать без четверти час. Пётр Ильич посмотрел на часы и сказал, что он может работать ещё целые 10 минут.

Из дома снова выходим в сад. В 2006 году установлен памятник работы скульптора Александра Рожникова. Пётр Ильич читает партитуру, очень задумчив, весь погружён в музыку.

Скульптура удивительно вписывается в атмосферу дома и парка. Так и кажется, что мастер вышел погулять и подумать на свежем воздухе и, утомившись, присел на скамейку.

Умер Пётр Ильич от холеры. И все разговоры о его самоубийстве — полнейшая чушь, как и домыслы о его сексуальной ориентации. Он был вхож в дом Льва Николаевича Толстого, а писатель всякого рода содомитов на дух не переносил и, тем более, у себя принимать бы не стал. Посмотрите лучше на руку композитора. Это рука великого мастера.

Теперь идём в новый концертный зал, где нам предложат послушать одно из произведений великого композитора.

На выбор. А вам придётся подчиниться нашему выбору. Вторая часть первого скрипичного концерта. Когда Лев Николаевич Толстой слушал это произведение, у него текли слёзы.

Современное здание концертного зала.

Построили его в 1958 году. В этом же году проходил первый музыкальный конкурс П.И.Чайковского.  На конкурсе победил американский музыкант Ван Клиберн.  «Рихтер встал на принцип, хотел выйти из жюри, если будут давить по политическим причинам. И ведь не додавили. Дали противникам по холодной войне победу…, и даже с Хрущёвым встреча была, честь по чести. В Союзе Клиберна любили», — уточняет Вадим П. Со времени первого конкурса установлена традиция. Победитель непременно исполняет произведение П.И.Чайковского на его рояле в этом доме.

 «Мне дома хорошо, и заниматься я нигде не могу с такими удобствами, как здесь», — П.И.Чайковский о доме в Клину. 

О памятных местах Москвы, связанных с П.И.Чайковским, Вы узнаете, побывав на наших пешеходных экскурсиях по старой Москве.




 

 

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 14

  • Спасибо. Очень познавательная статья, подборка фотографий и, конечно, восхитительной музыки. Удачи Вам.

  • С днем рождения ,)

  • Спасибо огромное, очень интересная статья! Мне вообще Ваш сайт очень нравится. Спасибо еще раз

  • Невероятно интересно и обстоятельно! И фото отличные!!!

  • Познавательно. Берите комп при случае, он не буден нужен. Танюша, с ДР, остальное Петр должен передать )))

  • Еще один замечательный отчет на замечательном сайте!
    С днем рождения! Здоровья, счастья, новых путешествий!!!!!!!!!

  • Спасибо! Узнал всё то, о чем боялся спросить:-). Мне музей показался более казенным, чем аналогичные Мусоргского и Римского-Корсакова, к примеру. Поэтому бродил по нему без воодушевления и многое пропустил меж ушей:-).
    И с днем рождения, конечно! Будьте счастливы!

  • Статья понравилась.
    Можно придраться к некоторым стилистическим ошибкам, но, в целом, очень неплохо.
    С днем рождения!

  • Позанудствую.

    1. Никак не мог Чайковский посвящать шестую симфонию Рубинштейну. И не писал он её для него. И никак Рубинштейн не мог (даже если бы захотел) её исполнить. Это не фортепьянное произведение. Как-нибудь послушайте на досуге, если не слушали. Та история, которую вы описываете, касалась 1-го фортепианного концерта.

    Действительно, это было на самом деле. В то время Чайковский был не особо известным молодым композитором, и авторитетный Рубинштейн мог ему с высоты своего положения что-то говорить. В частности, утверждал, что расходящиеся октавы невозможны к исполнению, и, кроме него, концерт никто не сыграет. Сейчас, кстати, это обязательный номер в программе молодых исполнителей в конкурсе Чайковского.
    Прогресс шагнул всё же))

    2. Немного не понятно насчёт «всеобщего недоумения», когда Клиберну присвоили победу. Рихтер встал на принцип, хотел выйти из жюри, если будут давить по политическим причинам. И ведь не додавили. Дали противникам по холодной войне победу, как ни странно это либерастам теперь, и даже с Хрущёвым встреча была, честь по чести. В Союзе Клиберна любили.

    Впрочем, эти детали вряд ли уместны в попсовом описании.

  • Очень красивые фотографии, прекрасная природа и дом замечательный.

  • Серьезные саквояжи были у Петра Ильича…
    (удалено модератором) Чайковский — гений и этим все сказано…

  • Очень интересно было познакомиться с биографией Петра Ильича и посмотреть на обстановку, в которой он жил и творил, спасибо за подробный экскурс.

  • Как раз вчера ходили на балет Лебединое озеро Чайковского в Женеве. Фантастическая музыка, знакомая с детства. И тут ваша статья, Татьяна. С огромным интересом прочитала о жизни этого талантливого композитора.

  • Шикарная статья! Спасибо большое!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *