Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского) — II

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского). Окончание. Начало в первой части.

  1. Зелёная гостиная
  2. Боратынские. Последнее путешествие
  3. Ираклий Абрамович Боратынский
  4. Николай Евгеньевич Боратынский
  5. Комната хозяйки
  6. Кабинет хозяина
  7. Семья А.Н.Боратынского

Музей Е.А.Боратынского. Зелёная гостиная

Музей Е.А.Боратынского
Зелёная гостиная

В зелёной гостиной дома Николая Евгеньевича Боратынского собиралась вся семья, здесь принимали друзей, гостей. Посещала Боратынских чета Фукс — о Карле Фёдоровиче Фуксе я упоминала. Его супруга — Александра Андреевна занималась литературной деятельностью, была русской поэтессой, автором этнографических очерков и мемуаров.

Музей Е.А.Боратынского
Чета Фукс — Александра Фёдоровна и Карл Фёдорович.

В витрине представлены личные вещи Фукс.

На экспозиции увидим портрет Николая Лобачевского, цветные офорты В.С.Турина помогают представить облик Казани первой половины XIX века.

Главный экспонат Зелёной гостиной — стол-бюро из дома Энгельгардтов. Александр Сергеевич Пушкин останавливался у Энгельгардтов во время путешествия в Поволжье и на Урал. Он собирал материал к «Истории Пугачёва» и повести «Капитанская дочка». За этим столом великий поэт делал записи в дорожной тетради.

Музей Е.А.Боратынского
Стол из дома Энгельгардтов, за которым работал А.С.Пушкин

Боратынские. Последнее путешествие

Осенью 1843-го года Боратынские поехали в путешествие по Европе. Были в Германии, зимой жили в Париже, весной 1844-го года устремились в Италию. О Европейском турне Боратынских рассказывает ряд предметов коллекции. Портрет дочери французского короля — напоминание о парижских днях.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
Принцесса София Французская, дочь Людовика XV. Цветная печать по холсту с оригинала Ж.-М. Натье. Портрет приобретен Боратынскими во Франции в 1843 году.

Кстати, в Париже Боратынские познакомились с художественной и литературной элитой Франции, в том числе Натье — автора оригинала портрета.
Об Италии напоминает морской пейзаж неизвестного художника.

Неаполитанский залив. Неизвестный художник

Три жанровые акварели и два вида Неаполя принадлежит кисти Александры Евгеньевны Боратынской — дочери поэта.
Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)

В витрине — французская декоративная тарелка и итальянская шкатулка и купленная в Сорренто.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
Шкатулка, привезенная Боратынскими из заграничного путешествия 1843-1844. Италия, Неаполь. Оливковое дерево. Начало 1840-х годов.

Приведу фрагмент стихотворения Е.А.Боратынского «Пироскаф». Оно написано весною 1844 года на пароходе, когда семья путешествовала в Неаполь из Ливорно.

«Много земель я оставил за мною;
Вынес я много смятенной душою
Радостей ложных, истинных зол;
Много мятежных решил я вопросов,
Прежде чем руки марсельских матросов
Подняли якорь, надежды символ!»

Конец земного пути

В Неаполе Боратынского не стало. Он скоропостижно скончался в июне 1844-го года. Тело его перевезли в Санкт-Петербург и похоронили в некрополе Александро-Невской Лавры.

Овдовевшая Анастасия Львовна заказала шкатулку в форме книги для хранения писем покойного супруга. На ней — надпись по-французски — «Mon plus grand trésor après celui qui n’est plus» («Мое самое величайшее сокровище после того, кого уже нет»). Цвет ткани подобран неслучайно. Фиолет – символ траура и скорби. Продублирую снимок витрины, в ней хорошо виден артефакт.
Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)

В 1975-м году Полина Иосифовна Чинарова передала шкатулку в тогда ещё школьный музей. Внучка поэта Ксения Николаевна Алексеева-Боратынская, покидая Казань, оставила своей подруге Полине Чинаровой на хранение вещи из семейного архива, в том числе шкатулку бабушки, Анастасии Львовны Боратынской.

Рассказ о Евгении Абрамовиче закончу стихотворением, написанным в пору расцвета творчества, в 1828-м году:

«Мой дар убог и голос мой не громок,
Но я живу, и на земле мое
Кому-нибудь любезно бытие:
Его найдет далекий мой потомок
В моих стихах: как знать? душа моя
Окажется с душой его в сношенье,
И, как нашел я друга в поколенье,
Читателя найду в потомстве я.»

Путешествие по дому-музею продолжается.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского). Ираклий Абрамович Боратынский

Два года спустя смерти Е.А.Боратынского казанским генерал-губернатором назначили брата поэта, Ираклия Абрамовича. В экспозиции есть его портрет.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
Ираклий Абрамович Боратынский, брат поэта, казанский военный генерал-губернатор. Рисунок неизвестного автора. Казань. Март 1847.

Ираклий Абрамович губернаторствовал одиннадцать лет, с 1846-го по 1857-ой годы. За это время по его инициативе:
— построен губернаторский дворец в Казанском Кремле;

— построено здание городского театра;
— построено здание училища для девиц духовного звания;
— установлен памятник Г.Р.Державину;

— он инициивал выход журналов «Православный собеседник» и «Записки Казанского экономического общества».
— поддерживал деятельность детских приютов.

Супруга Ираклия Абрамовича Баратынского — Анна Давыдовна Абамелек-Баратынская считалась одной из красивейших женщин России своего времени. (Фото с сайта http://addnt.ru/internacional-na-primere-istorii-odn/)

А.С.Пушкин знал княжну Абамелек, когда она была совсем ещё крошкой. В 1832-м году он написал в её альбом такие строки:

«Когда-то (помню с умиленьем)
Я смел вас нянчить с восхищеньем,
Вы были дивное дитя.
Вы расцвели — с благоговеньем
Вам ныне поклоняюсь я.
За вами сердцем и глазами
С невольным трепетом ношусь
И вашей славою и вами,
Как нянька старая, горжусь».

По национальности Анна Давыдовна была армянкой, по роду деятельности — переводчицей. Она перевела на французский язык стихи Пушкина, Лермонтова, Некрасова. В её английском переводе читатели узнали Туманского, Апухтина, А. Толстого. Известны переводы Анны Давыдовны на русский Гёте, Гейне, Байрона.

Сожалеем, что не обратили внимание на семейный портрет четы Боратынских. (Фото с сайта «Наш дом — Татарстан» http://addnt.ru/internacional-na-primere-istorii-odn/).

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского). Николай Евгеньевич Боратынский

Напомню, что в 1869- м году дом купил сын поэта, Н.Е.Боратынский.

Ещё один экспонат прошёл мимо нашего внимания — это портрет Николая Боратынского и его супруги Ольги Александровны, урождённой Казем-Бек. Рядом висит портрет итальянки Алаиды. Молодой Боратынский во время итальянского путешествия увлёкся сеньоритой Алаидой Гамба. Дело шло к свадьбе, но Николай Евгеньевич был вынужден вернуться домой, грянула реформа 1861-го года. Утверждают, что черты двух женщин, Ольги Казем-Бек и Алаиды несут чрезвычайное сходство. Кто-то из потомков Н.Е.Боратынского написал на портрете итальянки «Она ли не она?»

Николай Евгеньевич вёл широкую общественную деятельность. Служил предводителем дворянства Казанского и Царёвококшайского уездов, был избран председателем попечительского совета Мариинского училища.

«Имя Н.Е.Боратынского стало в Казанской губернии известно как синоним главнейших доблестей дворянства, чести, правды, добра»,

— писал современник.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского). Комната хозяйки



Следующая зала анфилады рассказывает о представительницах рода Боратынских. Здесь вспоминают о «прекрасной персиянке» — Ольге Казем-Бек, невестке поэта. Хранится память о Надежде Дмитриевной Шиповой — она стала женой внука Евгения Абрамовича, Александра Николаевича Боратынского. Здесь найдём следы Литы — Ольги Ильиной-Боратынской, правнучки поэта, дочери Александра Николаевича и Надежды Дмитриевны.

В комнате хозяйки хранятся фотографии загородного имения Шушары, оно находится в 20-ти верстах от Казани. В Шушарах прошло детство многих Боратынских. Ольга Александровна Боратынская (Казем-Бек) открыла там артель вышивальщиц «Шитушки». На экспозиции можно увидеть бронзовую медаль. Шушарские рукодельницы получили её на всемирной Колумбовой выставке в Чикаго в 1893-м году.

Дочь Ольги Казем-Бек и Николая Евгеньевича, внучка поэта Ксения Николаевна организовала школу для крестьянских детей. Она совершила паломничество в Ясную Поляну, где написала портрет Льва Николаевича Толстого. Его можно разглядеть над кушеткой.
Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)

Об Ольге Александровне Боратынской-Ильиной, Лите, как её называли дома, я упоминала в первой части рассказа. Её судьба заслуживает отдельного исследования, оставлю его за рамками статьи. С сайта музея позаимствовала портрет О.А.Боратынской. Когда полотно было написано, она ещё не стала Ильиной. (http://boratynskiy.tatmuseum.ru/my-product/o-a-ilina-boratynskaya/)

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
А.И.Фомин. О.А.Боратынская. Казань. 1916 год.

Приглашаю читателей в последнюю часть экспозиции.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского). Кабинет хозяина

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
Кабинет изолирован от анфилады комнат, чтобы попасть в него, нужно пройти через вестибюль. На стене представлена родословная дома Боратынских (Баратынских).
Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)

В комнате хозяина обращаем внимание на портреты. Один из них — Александра Касимовича Казем-Бек. Копия портрета сделана его внучкой, Прасковьей Александровной Казем-Бек в 1896-м году.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
Портрет А.К.Казем-Бек работы П. А. Казем-Бек. 1896 год.

На портрете изображён тесть Николая Евгеньевича Боратынского. Его женитьба на дочери Александра Касимовича сдружила две семьи, долгие годы они поддерживали самые тёплые отношения. Есть в коллекции групповые портреты двух семей.

Две семьи — Боратынские и Казем-Бек

Расцвет дома наступил при внуке Е.А.Боратынского — Александре Николаевиче.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
А.Н.Боратынский. Рисунок его сына, А.А.Боратынского, 1917-ый год.

По образованию А.Н.Боратынский был юристом. Занимал высокие должности в судебной системе Российской империи. В 1899 году, как и его отец, был избран предводителем дворянства Казанского и Царёвококшайского уездов. Председательствовал до 1917-го года.

Александр Николаевич находил время и для обустройства усадьбы, при нём в доме появились электричество, водопровод. Рядом с кабинетом обустроена ванная комната. Нигде больше не видела такого интересного устройства ванны.
Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
Купальню обнаружили во время реставрации дома.

За помощью к Александру Николаевичу обращалось множество людей — вдовы искали поддержку и помощь, молодёжь из небогатых семей просила пособия на обучение, шли бедные, надеясь на пенсию. Редко кому Александр Николаевич отказывал. В начале ХХ века дом стали называть «Боратынкой».

Боратынка была центром культурной жизни Казани. Двери дома были открыты для художников, музыкантов, поэтов. Сюда захаживали Н.И.Фешин, его ученица Н.М.Сапожникова, Н.Г.Гарин-Михайловский. Случилось принимать и Григория Распутина.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского). Семья А.Н.Боратынского

Женой Александра Николаевича стала Надежда Дмитриевна Шипова. Любимая супруга умерла в 1903-м году, оставив безутешному мужу троих детей — Дмитрия, Ольгу (Литу) (Боратынскую-Ильину) и Александра. Александр Николаевич попросил шурина, Павла Николаевича Шипова написать портрет сестры. Его мы видим в экспозиции.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
П.Шипов. Портрет Н.Боратынской (Шиповой), 1903-ый год

«За годом год идёт, и жизнь проходит мимо,
Но я с тобою здесь, как прежде неизменный,
И как ещё живу, стою несокрушимо,
Как этот белый крест, хранитель твой священный.»

А.Н.Боратынский.

Удивителен портрет младшего сына Александра Николаевича и Надежды Дмитриевны — Алека, Александра Александровича Боратынского.

Казань. Музей Е.А.Боратынского (Баратынского)
Н.М.Сапожникова. Портрет А.А.Боратынского, правнука Е.А.Боратынского. 1916 год

Написан он на кровавом фоне, как предчувствие трагической развязки. Так изобразила Алека художница Надежда Михайловна Сапожникова, ученица Николая Ивановича Фешина.

Алекс погиб в 1918-м году, сражаясь в армии Колчака. Узнал ли отец о гибели сына или наоборот, сын оплакивал отца, мы не знаем. Красные расстреляли Александра Николаевича Боратынского в ночь с 18-го на 19-ое сентября 1918-го года.

Низкий поклон Вере Георгиевне Загвоздкиной. Если бы не она, то музея Боратынских могло бы и не быть. Огромное спасибо всем, кто принимал и принимает участие в работе музея. Мы восхищены и поражены удивительной коллекцией, открывающей дверь в благородный мир семьи Боратынских.

При написании статьи я пользовалась подаренной в музее брошюрой «Сумерки и рассветы дома Боратынских». Некоторые фотографии и сведения об экспонатах нашла на сайте музея Е.А.Боратынского.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *