Калуга без Циолковского

Калуга без Циолковского

Каждую весну  в апреле мне поступает предложение, от которого невозможно отказаться 🙂 . Это перевозка в калужскую деревню помидорно-перечной рассады. Справедливости ради следует сказать, что хоть магазинные помидоры купить проще, но их деревенские сородичи на порядок вкуснее. Поездки с рассадой в Калужскую губернию неплохо сочетаются с краеведческими покатушками. В прошлый раз это была Тихонова Пустынь с Полотняным заводом.
А на сей раз мы едем в саму Калугу, но по пути сворачиваем к реке Угре. Наша ближайшая цель — Спасо-Воротынский монастырь. Основал его Дмитрий Федорович Воротынский, родом из литовских князей, в 1498 году или, согласно иным данным, в начале XVI в. Место это непростое. Когда-то здесь был древний город Воротынск, позже перенесённый на несколько вёрст к юго-западу. От былого города сохранилось «говорящее» название села Спас-Городок.

Согласно преданию именно здесь находился стан татарского хана Ахмата во время «стояния на Угре». Отсюда Ахмат с бежал вместе со своими воинами, поняв, что Русь уже никогда не будет данницей Орды. Боюсь, что дорога к монастырю осталась со времён хана Ахмата и по сей день хранит следы подков его коней.


Будь мы «конны, людны и оружны» то, наверное, рискнули бы двинуться по такой дороге. Однако машина не добрый конь, её и разбить можно, посему к монастырю пошли пешком вдоль крестьянских подворий. Но дивные храмы обители того стоили.

Монастырь стоит на высоком кургане у слияния Оки и Угры. На вершине кургана видны два древних храма. Оба они вычищены, выбелены и производят очень достойное впечатление.

Более древний шатровый Спасо-Преображенский храм возведен еще при князьях Воротынских в XVI веке.

А двух-ярусный Введенский храм вообще  уникален, ибо построили его уже во времена Никона в 1657 году и… увенчали двумя маленькими шатрами. На всякий случай напомню, что патриарх Никон запретил строительство шатровых храмов как «богомерзких и богопротивных». Колокольня, пристроенная к Введенской церкви, гораздо более поздняя. Её возвели уже после упразднения монастыря в 1764 году, когда его храмы были обращены в приходские. Выстроена она в классицистическом стиле скорее всего в первой трети XIX века.

Наши предки умели выбирать места для строительства Божьих храмов: с холма открываются далекие виды на городище древнего Воротынска, Угру и Оку.

После умиротворяющего спокойствия Спас-Городка, Калуга кажется шумной и суетливой.Честно говоря, не ожидал, что в центре города такой плотный трафик. Автомобилей очень много и они постоянно лезут в кадр. В том числе и у арок Присутственных мест, служащих одним из  символов Калуги.
Однако даже  на площади Старый Торг  можно найти место для парковки. Что мы и сделали, выбрали Гостиный двор в качестве ориентира и отправились гулять по городу.

Калужский Гостиный двор  был возведён в «готическом вкусе», автор проекта неизвестен, хотя довольно часто упоминают имя П.Р.Никитина. Поскольку строительство калужского гостиного двора затянулось почти на 40 лет (1785-1824гг.), то к нему успели приложить руки калужский губернский архитектор И.Д.Ясныгин и сменивший его Н.Ф.Соколов.

На стене Присутственных мест бросается в глаза мемориальная доска следующего содержания.

Жаль, не догадался запечатлеть мемориальную доску на соседнем корпусе, посвященную первому секретарю калужского обкома партии Кандренкову: вот была бы компания Государю императору 🙂  Сейчас в бывшем обкоме  этом корпусе устроен филиал МГТУ им Баумана.


Присутственные места были построены  «покоем», т.е. в виде буквы «П», раскрытой в сторону Оки. Во внутреннем дворе растёт городской сад со старыми деревьями. На вид ему не меньше 200 лет, хотя в нынешнем своём виде сад существует с конца XIX века. Меня особенно заинтересовал древний дуб, к сожалению обделённый информационной табличкой. То ли дело на Украине: «липа Тараса Шевченко», «дуб гетмана Мазепы». Перебирая исторических личностей древности, связанных с Калугой, пришел к выводу, что это дуб либо «Лжедмитрия II», либо «атамана Заруцкого». Между прочим Лжедмитрий был убит по приказу Заруцкого неподалёку от  Калуги. При этом упоминают имя крещёного татарина Петра Урусова, который и убил Лжедмитрия II, отомстив за своего господина — касимовского хана, погибшего от рук польского авантюриста.


Посреди Городского сада стоит кафедральный Троицкий собор, построенный губернским архитектором Иваном Денисовичем Ясныгиным в конце XVIII-начале XIX в. Относительная молодость собора служит напоминанием о том, что и сам город не очень древний. Первое упоминание о Калуге датируется 1371 годом. Литовский князь Ольгерд жаловался константинопольскому патриарху Филофею о том, что московский князь Дмитрий «противу своего крестного целования взял » у него города , в числе которых была и Калуга. А в 1389 году в Духовной грамоте того же князя Дмитрия Донского Калуга была упомянута как неотъемлемое владение московских князей.

Классицистический Троицкий собор построен на месте более раннего каменного собора 1686 года постройки. Однако к концу XVIII века старинный храм обветшал. Его разобрали и из полученного камня построили нынешний собор. Строительство и отделка продолжались 33 года. В советское время храм был закрыт и разграблен, в нём перебывало всё, что угодно, включая зверинец и спортивный зал. Погиб прекрасный иконостас, а в 1941 году собор был подожжён, чтобы находившееся внутри военное имущество не досталось фашистам.  Собор вернули церкви в 1991 году, а первую по окончании ремонта службу провели лишь в 1999 году.

По случаю Пасхи нам разрешили подняться на колокольню, с которой открывается вид на город. На первом плане виден городской сад и один из корпусов Присутственных мест, построенных при первом калужском губернаторе М.Н.Кречетникове в 1780-87 годах. Автором комплекса присутственных мест называют П.Р.Никитина. За Присутствием видна голубая кровля церкви.

К ней то мы и направились. Оказалось, что это храм… «Покрова что на Рву». Знатоки Москвы безусловно поймут наше удивление. Ведь таково официальное освящение самого  известного русского храма, который чаще зовут собором Василия Блаженного. Калужский Покров, что на Рву куда скромнее московского, да и моложе на целых 126 лет. Калужский храм был построен в 1687 году в стиле «дивного узорочья». Церковь не избежала коммунистического поругания — целых 60 лет в ней был … инкубатор. Потом ещё 4 года концертный зал. Но реставрация вернула церкви былое благолепие.

Покров на Рву —  одна из самых старых церквей Калуги. Пограничное положение между Литвой и Диким полем привело к тому, что особых древностей в городе не сохранилось. Однако от этого город не стал менее интересным. Отсутствие древностей компенсирует любезная старина — узкие улочки, классические особняки, вертикали колоколен над невысокими старыми домами.

Нынешняя Калуга чем-то напоминает старую Москву, Москву моего детства. Покоем на боковых улочках, некоей непричесанностью, симпатичными старыми особняками. Неоклассический особняк примерно столетней давности был построен для Крестьянского поземельного банка архитектором Новоуспенским.
А мемориальная доска на стене посвящена…Герою Советского Союза летчику Карпову,человеку, безусловно, достойному, но вряд ли связанному напрямую с этим домом.

По центру Калуги хорошо идти от колокольни к колокольне — ведь попутно натыкаешься на очень интересные старинные дома. Например на Казанский монастырь, внешне совершенно непохожий на монашескую обитель. Это старинное здание духовного училища с пристроенной  домовой  церковью во имя Гурия святителя казанского. Монастырь помещается в нём с 1995 года. Сам же собор Казанского монастыря до сих пор занят городским архивом.
Бывшая беседка-ротонда переделана в часовню.

Двинувшись дальше «куда глаза глядят» , мы неожиданно вышли к ещё одному храму XVII века, который на два года старше Покрова на Рву.  Церковь оказалась Богородице-Рождественской, с приделами Никиты мученика и Иоанна Златоуста. По приделу её часто зовут Никитской.
После пожара 1755 года церковь отстроили заново.  Классические колонны, скорее всего, относятся к 1820 году, когда был построен придел Иоанна Златоуста. Тогда церковь казалась вызывающе старомодной и, чтобы вписать её в ансамбль улицы, добавили лоджии, украшенные сдвоенными дорическими колоннами.


Трудно представить, что ещё 10 лет назад храм выглядел так.

Стоит на одной из главных улиц города — естественно Ленина (бывш. Б.Московской) — отсюда столько машин на фото.

А чуть выше по улице стоит замечательная ампирная усадьба  Билибиных-Чистоклетовых.  Классический особняк был построен в 1809 году.  Усадьбу больше 40 лет занимает калужский художественный музей.


Внутри, несмотря на революции и войны, сохранилась анфилада парадных залов. Замечательные интерьеры служат фоном
для превосходной коллекции живописи. Там есть и Тропинин, и Маковский, и Саврасов, и Нестеров. К сожалению,  дальше лестницы фотографировать не разрешают. 🙁

Продолжая идти «куда глаза глядят», набрели на гранитного «основоположника», стоящего на одноимённой площади.  Господи, когда же мы избавимся от всех этих марксов-энгельсов, карлов-либкнехтов — роз-люксембург и прочих дзержинских со ждановыми…

Есть на площади замечательный дом в стиле модерн, построенный купцом Николаем Терениным в 1914 году. Кто-то указывает, что купец построил его в качестве приданого для своей дочери Любушки, другая версия гласит, что в качестве свадебного подарка сыну Михаилу. Однако Михаил погиб на фронте, а Любушка вообще не дожила до свадьбы. В результате до 1917 года  Николай Теренин использовал дом в качестве доходного. В Калуге говорят, что призрак Любушки до сих пор ходит по теренинскому особняку. После 1917 года новые «хозяева жизни» быстро оценили достоинства дома — здесь с 1929 по 1969 г находились райкомы партии и комсомола. На рубеже веков в особняке устроили дворец бракосочетаний, закрытый в связи с аварийным состоянием в 2007 году. К 100-летию особняка обещают завершить реставрацию и, даже, открыть балкон дома для молодожёнов 🙂 На моей фотографии дом окружён неприглядным дощатым забором, поэтому ниже приведу фото,

взятое с калужского сайта.

От площади расходятся несколько улиц, на каждой из которых любитель классицизма найдет что-либо, согревающее душу. На Б.Московской — Николаевскую гимназию, в которой учились министр внутренних дел Плеве, философы братья Трубецкие, знаток и ценитель русской старины Лукомский. Гимназия была основана в 1804 году, а первое здание для народного училища построил ещё П.Р.Никитин в 80-х годах XVIII века. Розовое здание на фото — это только один из многочисленных корпусов, занятых сейчас Калужским университетом.
А вот так корпус по Б.Московской выглядел 100 лет назад. Фото взято здесь.

На соседней ул.Достоевского (Успенской) стоит роскошный ампирный особняк, снять который не удалось — солнце светило прямо в объектив. Пришлось удовольствоваться куда более скромной женской гимназией. Здание то у нее незатейливое, а сама школа, существующая с 1860 года, достойна уважения.

Еще несколько шагов вдоль «просто» Московской улицы — и натыкаешься на замечательный дворец. Увы, его история оказалась покрыта мраком. Калужане! Если кто-то знает, чей это дом, откликнитесь пожалуйста.

Садовая (Кирова) имеет явные признаки главной улицы: плотный трафик, много народу, обилие кафе и магазинов. А вот цельного архитектурного облика у неё и нет. Хотя улицу очень оживляют вертикали храмов: во первых Иоанна Предтечи 1735 г. с явными чертами Петровского барокко. В церкви  шла служба и пел замечательный хор. Судьба храма не очень счастливая: в 1754 году он сгорел, удалось спасти только храмовый образ Иоанна Предтечи.  Пономарь, побежавший в церковь за  Евангелием, погиб в огне. В советское время храм закрыли, устроили в нём склад, затем училище культуры. Алтарь храма был снесён для расширения улицы в 50-х годах. Тогда в городе пошли слухи о том, что церковь, подобно святому, в честь которого она была названа, лишилась главы от рук язычников. Не случайно у неё такой странно-усечённый вид.

Во-вторых — соседняя классицистическая церковь Жен-Мироносиц, начатая в 1798 году, заметно позже Троицкого собора, а законченная в 1804 году.   И.Д.Ясныгин построил прекрасное здание, увенчанное высоким куполом. Колокольню возвели в 1818-33 годах трудами  Н.Ф.Соколова. Это одна из самых высоких колоколен страны: её высота аж 87 метров. Когда мы были в Калуге, колокольню скрывали леса. «Товарищи» не придумали ничего лучше, как взгромоздить на неё огромный бак для воды, превратив колокольню в водонапорную башню. Пролёты звона были заложены кирпичом, весной 2009 года вовсю шла реставрация.
После перекуса в одном из многочисленных кафе прошлись по местному «Арбату» — Театральной улице. Особой красотой она не блещет: заурядные 2-хэтажные купеческие дома перемежаются советскими и современными постройками. Зато любопытно старое название улицы: «Облупская». Согласно В.И.Далю «облупить» означало ограбить, обобрать. «Облупа» — место, где обирают пьяных. Ещё говорят, что знаменитый певец московского Арбата Булат Шалвович Окуджава в молодые годы частенько захаживал в одно из местных питейных заведений. Позже в одном из рассказов Окуджава признался: «В Калуге я чуть не спился.»

От Театральной мы двинулись «за верх» — на другую сторону Березуйского оврага — ориентируясь по колокольне храма  Успения «за верхом». Церковь середины XVIII столетия отличается стройным силуэтом, увенчанным пятиглавием. Особенно хороша по-калужски стройная колокольня. Однако ещё 15 лет назад церковь являла собою печальное зрелище: обезглавленный четверик и обшарпаннаяая колокольня с проржавевшем шпилем. Окружение у храма тоже не очень. Вплотную к церкви находится базар (его «балаганы» видны на фото перед церковью), окрестные домики и, особенно, дворы превращены в склады китайского ширпотреба, соответствующая публика естественно прилагается 🙁

С опаской оставив машину в соседнем переулке (находившийся рядом гаишный патруль с удивлением покосился на нас) поспешили пешком (кругом были «кирпичи») к еще одному храму «за верхом» — Георгиевскому. Это одна из интереснейших церквей Калуги. Освятили её ещё в 1701 году. Храм был построен на средства Ивана Кирилловича Коробова, купца и земского старосты, чей дом находился в приходе деревянной Георгиевской церкви.  В самые мрачные 20-30 годы Георгиевская церковь не закрывалась, хотя её настоятель был арестован и убит нквдшниками. К сожалению мы не зашли внутрь, а ведь именно здесь хранится Калужская икона Богородицы.

В наступающих сумерках нам ещё удалось взглянуть на пару классических особняков. Оба они стоят на когда-то тихой, а теперь суматошной улице Пушкина, соединяющей  площадь Старый Торг с выездом из города.

Замечательная усадьба Золотарёвых-Кологривовых, возможно была построена самим Матвеем Казаковым. Она стоит прямо у Березуйского оврага. Род купцов Золотаревых происходит от калужского серебряных дел мастера Максима Кузьмича Золотарёва. Его сыновья Пётр Максимович и Иван Максимович стали крупными промышленниками и купцами. Они владели Песоченским железоделательным заводом, вели дела не только в Калуге, но и в Петербурге и, даже, в Берлине. Пётр Максимович Золотарёв, купец 1-й гильдии, коммерц-советник и с 1814 года Городской Голова Калуги одевался по старинному в долгополые кафтаны, носил длинную бороду и волосы, стриженные в скобку. Вида был угрюмого.

Он был настолько популярен благодаря приверженности честному купеческому слову, что в немецких конторах можно было увидеть его портреты. Дело в том, что в 1812 году когда русские деньги резко упали в цене на заграничной бирже, Золотарёв, имея кредит в Берлине в 200 тыс рублей, не воспользовался, подобно многим другим русским купцам, возможностью рассчитаться с заимодавцами 50% от своего долга, а заплатил всю сумму полновесными золотыми рублями. Пётр Максимович был лично знаком с Государями. Александр I повелел присвоить ему звание «коммерц-советника». Этот титул позволял Золотарёву вести дела не только в России, но и за границей, освобождал от пошлин, госслужбы и рекрутской повинности и позволял владеть частными предприятиями наряду с дворянами.

Усадьба Золотарёвых построена в 1805-1808 годах. Во дворце в 1816-17 годах останавливались Император Александр I, тогда ещё Великий Князь Николай Павлович и его брат Михаил Павлович. Дворец сохранил не только прекрасные интерьеры, но и самую атмосферу начала XIX века.

Ну где ещё снайдёшь такие кованые железные фонари у подъезда, каменные тумбы или булыжную мостовую, которые можно увидеть во дворе усадьбы Золотарёвых.

Второй особняк гораздо скромнее.  Его построил И.Д.Ясныгин для купца Ивана Галактионовича Билибина,  деда известного художника Ивана Яковлевича Билибина. Этот дом насчитывает более 200 лет. В 1848 году дом приобрёл калужский судья А.И.Сухотин, а в 1859 городские власти сняли его у Сухотина за 900 рублей в год для размещения… почётного пленника императора Александра II, имама Чечни и Дагестана Шамиля.

Интерес к имаму Чечни и Дагестана был огромен. Его литографические портреты в Калуге покупались нарасхват.

Шамиль с сыном и 2-мя слугами прибыл в Калугу в октябре 1859 года и первоначально поместился в гостинице «Кулон», а дом Билибина-Сухотина был поставлен на срочный ремонт. В доме было 13 роскошно отделанных залов, включая диванную с балконом. В ноябре Шамиль перебрался в свежеотремонтированную резиденцию, а в январе прибыла его семья, включая 2-х жён, 2-х сыновей, 4-х дочерей — всего 22 человека. Шамиль жил роскошно: на его содержание казна отпускала 15 тыс. рублей в год, за дом он не платил. Император лично подарил Шамилю карету и четвёрку лошадей.  К лошадям у горца Шамиля было особое отношение, ведь конь и оружие считались на Кавказе самыми почётными подарками. Калужский коннозаводчик Рогозин подарил Шамилю скакуна. Лошадь привели вечером, а осмотрели её только наутро. Шамиль и его родственники остались довольны, увидев горскую породу. Младший сын имама тут же вскочил на коня и начал скакать по двору. И тут все захохотали. Сын Шамиля спрыгнул с лошади, и, смутившись, убежал в дом. Оказалось, что Рогозин подарил кобылу, а ездить на кобыле считалось у горцев позором. Шамиль не принял подарка и вернул его коннозаводчику.

Будучи в Калуге Шамиль постоянно бывал в обществе на балах, посещал театр, бывал и в цирке. Зимой он гулял по городу в огромной чалме и медвежьей шубе поверх белой черкески. В городе говорили, что эта шуба была подарена князем Барятинским и стоила огромных денег. Если сам Шамиль вёл очень достойную жизнь: много молился, читал арабские манускрипты, то его зятья Абдурахим и Абдурахман вскоре начали вести довольно весёлую жизнь: играли в карты и на бильярде, пили вино, ухаживали за женщинами. Абдурахман был страстным любителем бильярда и однажды в гостинице «Кулон» обыграл некоего приезжего оптика на крупную сумму денег. Тот сразу выплатил только часть долга. Абдурахман захотел получить всё и обратился к властям, но ему ответили, что суд не примет его иск к рассмотрению. Тогда Абдурахман с братом Абдурахимом пришли к оптику под видом покупателей, набрали разных вещей и ушли не расплатившись. Приказчики подняли шум и инцидент был исчерпан: вещи вернули оптику, а братья получили от властей порядочный выговор.
В 1866 году Шамиль принёс присягу на верность Императору, в 1868 переселился в Киев, поскольку его жёны часто болели в холодном калужском климате. Из Киева он отправился в паломничество в Мекку, где и скончался в 1871 году. На доме Билибиных укреплена мемориальная доска, напоминающая о столь неординарном жителе Калуги.


А как же Константин Эдуардович Циолковский? А вот его (как и многое другое) оставим на следующую покатушку.

Недалеко от Калуги расположен Полотняный завод — имение Гончаровых. Поездку в Калугу можно совместить с экскурсией в Полотняный Завод, а также проехать «По калужской губернии».

 

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 6

  • В Калуге я бывала. Надо сказать, что статья произвела на меня намного более глубоко впечатление, чем сам город. 🙂
    Спасо-Преображенский храм хорош. Вообще люблю шатровые храмы.
    В Троицком даже довелось побывать. Внутри очень красивый. И очень большой. Впечатлил.
    А вот сам город показался никаким. Спасибо за статью — она открыла мне Калугу, какой я ее не увидела…

  • Не понимаю, как Калуга может показаться»никакой»! Старинные улочки, чудесные домики, храмы, парки — красивый город! А вид из-за Оки — вообще чудо!

  • Обязательно приезжайте к нам весной, когда цветут яблони и груши. У нас есть Воскресенская улица — старинные особнячки и аромат цветущих яблонь, а тротуары засыпаны белыми лепестками! Это так красиво!

  • Конечно, приедем. Вот соберемся в Оптину пустынь, посетим и Калугу.
    Я не утверждаю, что город некрасив. Я написала, что не увидела его красоты. Просто была в городе не достаточно и не на тех улицах, как оказывается.
    Для меня вообще некрасивых городов в России нет. Я фанат путешествий по России, мне все интересно и все нравится.
    Так что не обижайтесь за высказанное мнение, Любовь. 🙂

  • Да, в Калуге, если постараться, можно найти интересные места. Но, вообще, город оставляет желать лучшего. Да и точечная застройка сделала свое дело. Машин — полно, парковок нет. Если что-то осталось (те же улочки), то надо поискать, например улица Дарвина, Воскресенская (пока еще тихие и не испорченные бизнесом). Пожалуй единственная улица, сохранившая колорит старой Калуги — именно Воскресенская, особенно осенью.

    • Сергей, всё-таки Калуга нам очень понравилась. В каждом городе свои недостатки. Но по сравнению с другими областными городами, Калуга во многом выигрывает.
      Спасибо за отзыв!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *