Моя жизнь в Интуристе. И про мужчин

Предыдущий рассказ «И ещё раз про любовь…» Конечно, интуристовских мужчин я воспринимала не только в «любовном» аспекте. Видела в них и мудрых учителей, и верных товарищей, и помощников, и защитников. Едва окончив университет и по распределению оформившись в Интурист, я перед выходом на работу поехала гульнуть напоследок – в Пицунду, в лагерь МГУ, находившийся во Втором ущелье. И там познакомилась с компанией, отдыхавшей в палатках в Третьем. Стали выяснять, кто чем занимается – один парень по имени А. сказал, что служит в Интуристе, в протокольном отделе. — Ух ты! – обрадовалась я. – Я тоже скоро буду служить в Интуристе, во французской группе. — Смотри не влюбись! – мгновенно отреагировал А. – Там у вас Саша О. Позже, когда я рассказала об этом Саше, он очень удивлялся: откуда такая слава покорителя сердец, что дошла она аж до протокольного отдела? А еще позже, на круизах, Саша стал моим лучшим в жизни, вернее, единственным хорошим начальником. Он создал удивительный коллектив, где царили веселье, дружба, взаимопомощь. А если вдруг и назревала незначительная внутренняя «разборка», он, не вставая ни на чью сторону, быстро пресекал ее на корню, не давал пробиться даже робким росткам нездоровой обстановки. С тех пор я думаю, что начальником должен быть мужчина. Но об этом и о нашей корабельной команде – как-нибудь в другой раз: ведь это было уже после Интуриста. В Интуристе же я не раз пересекалась со своим южным знакомцем А., и не раз он брался мне помогать. Как-то я должна была встречать группу во Внуково, но прежде встретила его. Он научил меня, что в аэропорт можно и не ездить, а поехать сразу в гостиницу «Космос» — сейчас он позвонит знакомому представителю Интуриста во Внуково, и тот сам организует встречу, а мне останется лишь поприветствовать туристов в отеле. Я доверчиво расслабилась и до последнего просидела с А. в баре «Космоса» — кажется, назывался он «Галактика». В итоге «встретила» группу – разъяренную и обиженную: в аэропорту их никто не ждал, потом была паника, скандал, и они сами не знали, как добрались до гостиницы. Я надеялась, что А. поможет мне выпутаться, но он с ресепшена позвонил домой, где ему сообщили, что его бывшую на сносях жену срочно увезли в роддом – и его как ветром сдуло. Пришлось мне отбиваться в одиночку. Надо ли говорить, что аэропорт связался с моим отделом, и, когда я закончила работу с группой, скандал ждал меня еще и там? Это многому меня научило. В другой раз мы встретились в том же «Космосе» на форуме – убей меня Бог, если я помню, что это было за мероприятие. Помню только, что было оно крайне ответственным, работали там гиды со всеми языками, и нас беспрерывно инструктировали и строили. И что работали не на экскурсиях, а торчали в гостинице – помогали с организацией или ждали, вдруг кто-то из участников захочет что-нибудь посетить. В конце был фуршет с многочисленными деликатесами, в том числе, молочными поросятами. Но сначала мы несколько дней «били балду» с раннего утра до глубокой ночи и очень от этого уставали. Моим непосредственным начальником была старшая коллега с английским Лида У. А. сообщил мне, что давно и хорошо знает Лиду и договорится с ней, чтобы мы могли ненадолго отлучиться в бар отдохнуть. Видно, предыдущий эпизод научил меня многому, но не всему: я опять расслабилась и с удовольствием отправилась в бар, а когда вернулась, снова была паника, и все орали – оказалось, что именно в этот момент понадобилась именно я, а Лида ни о чем не была предупреждена. Больше я с А. никуда не ходила и почти его не видела, зато он успел дать мне ценный совет: — В твоей группе работают в основном тетки. Если будешь приходить туда и жаловаться на неудачи на личном фронте, а заодно и охать-ахать, как ты растолстела, к тебе будут относиться хорошо. А если будешь «выступать словно пава» и давать понять, что у тебя все прекрасно – готовься к самому худшему. Совет этот напомнил мне другой, данный мне на заре моей вцспсовской юности незнакомым, совершенно седым и совершенно пьяным мужчиной. Мы сидели с компанией в баре гостиницы «Дом туриста», и он ни с того, ни с сего обратился ко мне: — Девочка! – сказал он очень убедительно. – Даже если у тебя семь пядей во лбу, шесть из них прячь! Слышишь меня – пря-ячь!!! Тогда я поведала об этом смешном случае дома, но мама не засмеялась, а сказала очень серьезно: «Не слушаешь мать – может, хоть пьяного мужика послушаешь!» Я не последовала ни одному из советов – уж больно нравилось мне «выступать» и «умничать». И теперь я об этом не жалею, хотя, наверное, нередко раздражала людей и многое упустила в жизни. Были советы и более прикладного свойства — с благодарностью вспоминаю японского гида К., учившего меня двум вещам: 1) НИКОГДА и НИЧЕГО не рассказывай коллегам по группе, особенно о подарках — настучат; 2) ВСЕГДА поделись подарками с водителем – а то тоже настучит. У японцев вопрос подарков стоял острее, чем у французов: их щедрые и благодарные клиенты – собственно японцы – то и дело вручали им часы и калькуляторы. У нас такая роскошь случалась гораздо реже и каждый раз давала повод для похода в «комиссионку». Советам япониста я последовала наполовину: близким подругам все-таки многое рассказывала и даже показывала. Но и с водителями делилась, причем охотно – тогда я, как правило, дружила с ними, и они часто мне помогали. Вот и получился «мостик» от мужчин – учителей и советчиков к мужчинам — помощникам и защитникам. А как помогали мне Андрей П. и Саша О., безотказно таскавшие по маршрутам мои многочисленный покупки! Андрей еще и всегда сопровождал меня на ташкентский или самаркандский базар и всегда безропотно нес за мной тяжеленные арбузы и дыни. Потом мы, правда, вместе их и съедали. Саша О. в Среднюю Азию не ездил – боялся летать самолетом. (Когда впоследствии он стал представителем французской фирмы, то в Париж летал без разговоров – видимо, с возрастом, страх прошел, как проходят и другие детские страхи.) Зато когда в Питере я затаривалась баллонами с антистатиком, которого в Москве было не достать и с которым в самолет не пускали, он всегда вез эти баллоны поездом. А Саша М., помнится, предлагал помощь по починке каких-то вечно ломавшихся предметов… Ну а уж насчет защитить! Никогда не забуду нашу ночную прогулку по Бухаре с Андреем П.и греческим гидом Ольгой. Мы сидели на залитой луной площади у «ослиного» (не конного) памятника Ходже Насреддину, на широких кроватях, где днем, в пятидесятиградусную жару узбеки в ватных халатах распивали горячий зеленый чай. К ночи жара спала, что случалось далеко не всегда, и мы наслаждались прохладой и приятной беседой. И вдруг возле нас, в белом лунном свете, бесшумно выросла и застыла огромная белая собака. Мы сперва онемели от ужаса, а потом, решив, что это дурной знак, поспешили убраться с площади. Но и знак не замедлил оправдаться – дьявол потянул нас не в людное место, а в узкую совершенно темную улицу старого города. Ни фонаря – лишь глинобитные домики без окон — без дверей: окна выходили во внутренние дворы — следовательно, и из них свет на улицу не пробивался. И тут откуда-то возникли два мальчишки: один – лет семи, другой – девяти, один – с бревном, а другой – с занесенным над головой ведром. Из их спутанных речей мы поняли, что Андрею слишком много двух дам – надо бы одной из них поделиться с джигитами. Андрей огромным телом двинулся на парней. Не знаю, что в итоге спасло нас – его ли внушительный вид или то, что откуда ни возьмись вдруг появился еще один мальчишка постарше, лет одиннадцати, и что-то сказал друзьям на своем языке, но только агрессоры с руганью растворились. Потом, в гостинице, местные друзья ругали Андрея, что его понесло «в город» — сказали, что стоило вступить с мальчишками в малейший конфликт, как из всех щелей тут же выползли бы орды взрослых, и тогда нам уж точно было бы несдобровать. Так что не знаю, Андрей ли спас нас от неминуемой смерти, но он не струсил, за что я ему очень признательна. И вообще признательна за все и всем своим коллегам-мужчинам!

Продолжение в рассказе «Первая сибирская ссылка».
Все рассказы Марины Кедреновской. TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 1

  • Марин, а кто это между Сашей М. и Сашей О,? Последняя, естественно, Лена Н, , вечная ей память! Этот бант, что на снимке, почему-то очень напрягал нашу начальницу, один раз она не выдержала и обратилась к Лене, только что появившейся на пороге группы:»Лена, я надеюсь, вы не на туристов так выйдете?» — на что бесшабашная Ленка мгновенно парировала: «Ну да, Р,Ф,, на туристов надо выходить с пучком и в очках!»
    С коллегами по Интуристу я всегда обходилась согласно частушке:
    Я на горке была,
    Я Егорке дала!
    Не подумайте плохого —
    Я махорки дала!
    То есть делилась с ними советами, ссужала деньги (иногда отдавали), один раз в Самарканде отдала свои белые гольфы из пионерского детства (носки были в дефиците!) Ну кто мог подумать, что в октябре в Средней Азии может быть чуть ли не минус 20! и это при жутком ветре и песке из пустыни, больно секущем лицо и хрустящем на зубах. Все привычно запихнули в сумки маечки и шортики. А я захватила и пару-тройку тёплых вещей, мне ещё предстояла Сибирь! У меня была пара тёплых носок, эти вот гольфы и два свитера. Один из них у меня чуть ли не силой со словами «мне нужнее!»вынула из сумки коллега, которую народ прозвал «Картошкой», она бы и второй свитер взяла, да он был на мне!
    А с Сашей «первым слева на снимке» мы пришли в Интурист вместе, хотя он и старше, конечно. Его, как бы это выразиться, «специфическая» внешность меня смущала, а он пытался за мной ухаживать, приглашал в кино или в Измайловский парк кататься на лодке (такие вот незатейливые предложения в духе эпохи, меня они не прельщали). Часто нас вместе ставили на группы, так когда он после работы провожал меня до метро, я старалась изо всех сил делать вид, что иду не с ним! Смешно вспоминать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *