Моя жизнь в «Интуристе» Случай в Шахрисабзе и… прощай Средняя Азия!

Продолжение. Предыдущий рассказ называется «Ургенч, Хива и Ташкент».
Вернусь, однако, в лето и жару.
«Шахрисабз, Шахрисабз
Наполнен радостью и светом.
Шахрисабз, Шахрисабз,
Тебе пою я песню эту».Таков был еще один шлягер, часто звучавший в Самарканде. Оттуда обычно и ездили на родину Тамерлана, от которого, правда, в городе мало что сохранилось. Говоря об автобусах, забыла сказать, что они частенько ломались – как-то, по дороге в Шахрисабз, наш не справился с Зеравшанским перевалом, и мы несколько часов ждали на испепеляющем солнце, пока он починится и сможет продолжить путь.
Шахрисабз, как и Ургенч, казался мне довольно тоскливым городком. Запомнились льющиеся отовсюду народные мелодии да мои пожилые туристы, в свободное время слоняющиеся по пыльным улицам в поисках воды. А ведь правда – воды тогда было не сыскать днем с огнем, а если она где и попадалась, то за ней стояли длинные очереди. От других городов выгодно отличался Киев – там каталки с газировкой были повсюду, так же, как и напольные уличные весы, и женщины с нетронутыми бритвой подмышками. Но последнее – так, к слову: киевские подмышки к делу не относятся.
Правда, выбор книг в Шахрисабзе был разнообразнее, чем в более цивилизованных Ташкенте и Самарканде. Иногда случалось прицепить и еще что-нибудь из дефицитных товаров – например, тушь «Ланком» или зубную пасту «Коллинз».
Как-то вечером я, накупив, как обычно, фруктов и книг, готовилась к блаженному чтению в постели. В Шахрисабзе туристов было не так уж много, и поселили меня одну в огромном люксе. Вдоль большого, во всю стену, окна тянулся длинный стол, а на нем – телефон, радиоприемник, графин с водой и стакан на стеклянном подносе и даже какие-то а ля хрустальные вазы. Туда же аккуратно сложила я и свои вещи. Мне хотелось провести вечер красиво. Все было приготовлено еще с обеда: румяные груши, персики и виноград переливались в хрустале, как на натюрмортах Хруцкого; в изголовье, у взбитой белоснежной подушки лежала «Орлеанская дева» Вольтера (хм, получилась какая-то двусмысленность) в роскошном твердом переплете.
Номер, правда, был на первом этаже, и меня не покидали опасения, что некий местный житель ночью захочет придти ко мне в гости. Отужинав с туристами, я вернулась к себе, тщательно заперла дверь и решила, не зажигая света, плотно задернуть шторы, чтобы с улицы не было видно даже моего силуэта. В темноте потянула ткань, и вдруг… раздался неимоверный грохот – будто в горах Зеровшана случился камнепад. Брызги стекла и хрусталя полетели во все стороны. Я инстинктивно отскочила — сердце прыгало в груди, готовое выстрелиться наружу. Слегка отдышалась, включила свет и осмотрелась, пытаясь осмыслить, что же произошло. Глянула на окно и поняла: когда я стала дергать штору, длинный карниз отвалился от стены вместе с огромным куском цемента. Телефон и радиоприемник, графин и стакан, а также стекло и хрусталь были разбиты в мелкую крошку. Разлетелись по всей комнате и мои вещи – многое было сломано или залито водой из передавшего привет графина. Каким чудом уцелела я сама – не могу уразуметь до сих пор.
Как водится, перекурив и немного успокоившись, я вышла в коридор: наверное, все спят где-то далеко, никто не слышал грохота, а потому и не поспешил мне на помощь. Каково же было мое изумление, когда прямо возле номера я увидела дежурную по этажу в тюбетейке и пестром халате, посылавшую золотозубые улыбки стоявшему рядом смуглому мужчине! Преодолев оторопь, я пригласила парочку в номер – реакцией был безудержный, по-детски беззаботный смех. Отсмеявшись, дежурная сказала, что «надо сказать директор». Пошли к директору.
— Так и быть, — хорошо подумав, изрек тот. – Штукатурку мы Вам простим – не Ваша вина, а вот за телефон, радио и посуду придется заплатить.
— Что-о-о?!! – кажется, это был первый случай, когда я орала не своим голосом. – А кто заплатил бы моим родителям, если бы меня прибило карнизом?!! И когда бы вы нашли мой труп в луже крови?!! Когда утром туристы сидели бы в автобусе и заметили, что не хватает гида?!!
Я опять вышла полупобедителем – ничего не заплатила, но ничего и не получила…
Что еще сказать про Среднюю Азию? Любимую гостиницу «Самарканд» я вспоминала позже, когда в 90-х слушала с туристами «Руслана и Людмилу» у Станиславского и Немировича-Данченко: декорация дворца Черномора была будто скопирована с нее – не забыли даже фонтанчик «не для мытья ног». Зато Черномор связывался в воображении с Тбилиси: ну точно исполнитель лезгинки с фольклорного концерта – в черкеске и мягких сапогах, высокий и тонкий, а главное – без бороды. Людмила при этом была одета а ля Ольга из «Евгения Онегина» — в романтическом белом платье и с «бриллиантовой» диадемой на голове, и только Руслан, крупный и статный, оставался верен кольчуге и шлему. Когда он бился на мечах с Черномором, по залу прошел шепот: «Поединок Дудаева с Ельциным». Французы мои были в полном восторге – особенно от костюмов и декораций.

От других республик впечатлений мало или нет вовсе: В Киргизии мне побывать не посчастливилось, а из Таджикистана и Туркмении запомнилось немногое. В Душанбе – очень зеленые улицы, и как сидели в прохладной чайхане с местным гидом. Он рассказывал, что многих его товарищей отправили в Афган: таджикский язык очень похож на фарси, которым пользуются и там. Еще в Душанбе у меня очень болел запущенный из-за постоянной работы зуб, а потом и ухо – и я растворяла в чае аспирин УПСА, который тогда можно было получить лишь в подарок от клиентов.
В Ашхабаде помню, как ездили в древнюю крепость Ниса, да памятник Ленину на красивейшем постаменте, точно из туркменского ковра, да свои грустные и теплые мысли о дяде Дмитрии Андрееве, которого я не застала. Актером Ленинградского БДТ он в 30-е годы, в составе целой группы, в рамках «межреспубликанского обмена» уехал в Ашхабад создавать русский драмтеатр. Присылал оттуда фото с верблюдами, сделанные аппаратом «Лейкой», сладости, тюбетейки, но в Ленинград так и не вернулся: намотавшись по стране, умер на сцене театра в Горьком.
А еще из Средней Азии вспоминаю последний этап самаркандских путешествий. Поздно ночью мы часто уезжали в Бухару поездом. Номеров не было уже с утра (расчетный час – двенадцать), и мы весь вечер томились в холле на чемоданах. Регулярно выяснялось, что поезд опаздывает, и томиться приходилось сверх срока. А когда все-таки поступала команда ехать, и мы попадали на вокзал, оказывалось, что поезда опять нет, и будет он не скоро – теперь мучились, стоя на перроне.
«Это мой последний маршрут, – каждый раз говорила я себе, залезая, наконец, в грязный вонючий вагон. – Вернусь в Москву и сразу уволюсь из Интуриста.» Но проспав несколько часов, я выглядывала в окно, видела красное солнце, встающее над бескрайней бухарской степью, и думала: «Нет, я никогда не брошу эту работу.» То же самое думала я, с ужасом и восторгом смотря в пропасть с серпантина Севанского перевала – но это уже другая история…
Продолжение следует.
Фото из интуристовской брошюры:
1, 2 — Шахрисабз;
3 — Автобус на фоне Зеравшанского хребта;
4 — Душанбе
Фото, присланные туристами:
1 — В Ашхабаде с бельгийскими туристками;
2 — В Душанбе с маленькими таджичками

Шахрисабз
Шахрисабз
Автобус на фоне Зеравшанского хребта
Душанбе
В Ашхабаде с бельгийскими туристками
В Душанбе с маленькими таджичками

Продолжение в публикации «Работа под прикрытием».
Все рассказы Марины Кедреновской.

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Комментарии 2

  • Может, Марина, Вам будет бальзамом на душу: Ашхабадский русский драмтеатр в создании которого участвовал ваш дядя до сих пор является самым популярным в городе. Билеты не достать, всегда аншлаг.
    Rus Drama Teatry Asgabat
    Rus Drama Teatry Asgabat
    Турменбаши не дал ему нового помпезного дворца(какие он дал туркменским театрам), но тем не менее ашхабадцы в него ходят и очень его любят. А сам город настолько преобразился,что кроме памятника ленину вы вообще бы там ничего не узнали. А вот Душанбе,несмотря на то,что не имеет никаких памятников,ни древних,ни современных, туристам ну очень нравиться. Уж больно он приятный,уютный и веселый,многолюдный и молодежный.

    • Артем, спасибо! И правда, бальзам! И вообще очень интересно, как всегда!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *