Моя жизнь в «Интуристе». Ещё про Среднюю Азию. И про самолёты

Продолжение. Предыдущий очерк называется «Самарканд-Мамарканд».
Французы очень любили Среднюю Азию. Восток всегда притягивал их, и сначала они ездили в Турцию, но в Турции прогремели взрывы терактов, и поездки прекратились. Одновременно и, возможно, не случайно по французскому телевидению прошла серия передач про Бухару и Самарканд, про саманидов, в частности, мавзолей Исмаила Самани, а также про Обсерваторию Улугбека и Шахрисабсз – родину его великого хромого деда. И французы устремились туда – казалось, что едут не отдельные ее представители, а вся Франция. А с ними и мы, русские гиды – прямых рейсов в Ташкент тогда не было, и туристы летели из Москвы или Ленинграда.
Картина Средней Азии часто встает у меня перед глазами – она такая солнечная, веселая и, главное, ясная, что кажется: пара ударов по клавишам – и она так же ясно встанет перед глазами читателя… Ан нет – все не так просто. Поэтому не стану изменять принципу рассказывать по порядку и попытаюсь описать все этапы этих незабываемых путешествий. Понятное дело, иногда буду уходить в сторону – а как без этого?
Маршрут начинался во Внуково или Домодево. Приехав поздним вечером, после нелегкой московской программы с вовремя не поданными автобусами, поисками оных на бескрайних стоянках, жалобами на холодную и невкусную еду…
Вот сразу и отвлекусь: еда порой оставляла желать лучшего – моя коллега Галя А. говорила: «Я могу съесть всё: я могу съесть какашку, я могу съесть тряпку, но ЭТО – даже мне не по силам». Итак, приехав в аэропорт и пройдя спецконтроль, который тогда был простейшим, я мечтала поскорее оказаться в самолете и на три часа провалиться в сон. (Сон вообще был и остается моей навязчивой идеей – видимо, с тех самых пор, когда не только работа отнимала его у меня, но и сама я так часто и добровольно себя его лишала.) Вот тут-то и выяснялось, что рейс задерживается – сначала на два часа, потом еще на два и так до утра. Говорили, что объявлять задержку более двух часов Аэрофлот не может: тогда ему пришлось бы оплачивать пассажирам гостиницу и еду. Так и ждали – благодаря мудрым действиям самой надежной авиакомпании, надежда жила и не умирала, тем более последней. Реакцию туристов описывать не буду – ее нетрудно предугадать. Скажу только, что к утру некоторые из них оказывались совершенно пьяными. Случалось такая оказия и с гидами – тогда трезвые клиенты бережно вносили их в салон. Благо, с посадкой под градусом, даже сильным, проблем в то время не возникало.
Загрузившись в самолет, я шла в носовую часть и в микрофон переводила приветствие командира экипажа, говорила, на какой высоте и с какой скоростью полетим – как сейчас помню: ТюполЕв 154, 10 тысяч километров, 900 километров в час. Потом сразу засыпала – как-то мой советский сосед удивился: «Вам уже ничего не интересно, даже не смотрите в иллюминатор. Наверное, дело привычное.» Для меня и правда преодолеть несколько часовых поясов было то же, что доехать на метро до ближайшей станции. А реплика соседа вызвала в памяти другие, которые часто приходилось слышать от назойливых поклонников на юге в начале отпуска .
— Поймите, — говорила я, — я ничего не имею против Вас лично. Мне просто хочется побыть одной и ни с кем не разговаривать.
— А как же радость человеческого общения? – недоумевали поклонники. Ну что я могла им ответить? Кто знает, тот поймет.
Иногда в начале рейса подходил пилот:
— Как наберем высоту, приходите в кабину – порулите, посмотрите рассвет.
Мне было интересно, но усталость брала свое – так я ни разу и не познакомилась ни с одним летчиком. Зато со стюардами и стюардессами дружила: с ними можно было втихаря покурить в закутке. А вот Валя Ш. за штурвалом посидела и даже потом написала об этом статью для какого-то журнала.
Я засыпала, пальцы от усталости и смены давления распухали – я снимала кольца и держала их в кулачке. Кулачок разжимался, и я лишь в автобусе или в гостинице спохватывалась, что колец нет – так растеряла целую кучу драгоценностей.
Чтобы потом не повторяться, скажу, что по аналогичному сценарию проходили все перелеты – и в Среднюю Азию, и внутри нее, и на других направлениях. Бывало, что о задержке рейса становилось известно уже в самолете. Помню, как задыхались часа три в Ане-26 где-то между Бухарой и Ургенчем.
Мой приятель, французский сопровождающий Ришар Паскаль, перед этим побывал с группой в Китае, и у него было два веера – один он подарил мне, другим освежался сам. Вокруг местные жители активно махали газетами, иногда поглядывая на нас с удивлением и опаской. Ришар сказал: «Вот узбеки вернутся домой и будут рассказывать, что в самолете было двое сумасшедших: они обмахивались веерами в то время как существует газета».
В другой раз мы совершили множество перелетов с сопровождающим румынского происхождения, имя его я забыла – помню только, что он неплохо говорил по-русски, чем и пользовался, чтобы постоянно высказывать недовольство, везде требуя «Книгу жалобАний». Потребовал и в самолете, когда ему не дали путевой информации: «Эти озерА, – тыкал он пальцем в иллюминатор, — что это такое? Безобразие!» Меня он, правда, уважал и называл Княгиней. Позже, в моем единственном заграничном круизе, попутчики дали мне кличку «Графиня» — и откуда что берется? У меня ведь самые простые крестьянско-мещанско-поповские корни.
Недовольство перелетами выражали и туристы, причем часто по неожиданному поводу. Однажды знойным летом, прибыв, кажется, из Бухары в Самарканд, я решила приободрить даму с перекошенным лицом:
— Как прошел полет? – спросила я с ласковой улыбкой.
— Очень плохо, — еще больше перекосило даму. – К тому же мы видели снег.
На самом деле то была соль: на Анах летели всегда низко и наблюдали огромные белые участки. После этого эпизода я окончательно пришла к выводу, что не надо задавать подобных вопросов, если не уверен, что все хорошо. Зачем лишний раз провоцировать бедняг и подставлять под удар себя, если предполагаешь, каким будет ответ? К тому же со временем выяснилось, что ответ может быть и непредсказуем: как-то моя замечательная коллега Катя С. спросила у туристки comment ça va (как дела).
Та расплылась в улыбке:
— Merci, Katya! Сегодня уже не так жидко!
Но это другая тема, тоже весьма животрепещущая для Средней Азии. Едва французы оказывались там, как бОльшая часть группы заболевала «туриститом», или «туристатом»: перемена климата и пищи, а главное – страсть французов к воде, которой они, невзирая на все предупреждения, запивали фрукты…
А с самолетами пока всё. Следующий этап – в следующем рассказе.
На фото – кажется, Бухара. С местным гидом и Ришаром Паскалем. На всякий случай — гид слева, Ришар справа.

Продолжение в очерке «Про багаж и про гостиницы».

Все рассказы Марины Кедреновской.

TEXT.RU - 100.00%

Комментарии 38

  • Ката: это фото в гостинице Бухара -Интурист? А местного гида зовут Ака Соли. Он до сих пор работает. И французский у него действительно очень хороший.

  • О! А я этого гида помню! Его звали Соли. И мне тогда казалось, что его французский шикарен. Если я, девушка чрезвычайно ответственная, металась по гостинице минут за пятнадцать до экскурсии в поисках гида: «Где Соли?», то персонал в ответ только ржал:»Соли нэт, адын сахар остался!» А вот про кухню местную ничего не могу плохого сказать (в отличие от туристов), у меня как-то всё безболезненно проскакивало, видно, молодость и стрессы от чрезвычайного чувства ответственности! А задержки рейсов (а не стула) зачастую случались потому, что экипажу приспичило в аэропорту посмотреть в очередной раз фильм «Мимино», либо очередной же футбольный матч. А то ещё прилетишь, выйдешь и не знаешь уж как до гостиницы добраться да в койку даже без душа кинуться, а багаж всё не выгружают и не выгружают — «Нет никаво, все хлопка сабырат уехал!» Один раз разъярённые туристы его сами выгрузили, а на меня потом жалоба пришла: «переводчица Макуни самолично организовала разгрузку багажа!» Радовались бы, идиоты, хотя я была ни при чём! А бешеному успеху Средней Азии у французов изрядно поспособствовала какая-то ихняя книга «Mourir à Samarcande» У меня одна туристка была одержима безумной идеей именно это-то в Самарканде и осуществить! Мы уж с фирмачкой так её бдели, так бдели разве что в койку к ней не подкладывались, а когда её в поезд «Самарканд — Бухара» запихнули, так аж перекрестились!

  • Точно, Лена! Соли! Совсем не помню его французский — может, и на посещала его экскурсий). Был еще Ильхом. В Ташкенте? И Ухтам?

  • Ильхома я считала своим отцом — очень душевный был мужик, царствие ему небесное — умер чуть за сорок!

  • Да что ты, Лена! Как жаль! Царствие небесное! Давно ли это случилось?

  • Да конечно, давно! Году в 1990. Я ещё в первый раз в жизни хотела за человека в церкви свечку поставить, так меня его смерть поразила! Как сейчас помню, зашли мы с фирмачкой Эвой (она полька, тоже его хорошо знала) в Казанскую церковь в Коломенском, купили по самой дорогой свечке и стоим две тетёхи, она католичка, я атеистка, и не знаем, куда свечку за узбека поставить! Спросили у бабки какой-то, а она на нас так наехала, что мы просто свечки эти воткнули куда-то да убрались восвояси. Бабка, видно, была из тех комсомолок тридцатых годов, которые тогда церкви яростно разрушали, а теперь так же яростно отстаивают религию и наводят порядок в церквях!!! Больше я в церковь ни ногой (если не по работе), а Ильхома до сих пор трепетно вспоминаю, много он мне тогда, дуре молодой, помогал!

  • Грустно, Лена.

  • Нас можно с теми туристами сравнить, что в Москву в 70 — 80 гг приезжали, а сейчас вернулись, они же совсем другой город видят! И мы там что увидим? А тебе бы хотелось вернуться туда? или предпочла бы оставить всё как есть в нашей памяти?

  • Не знаю. И да, и нет. Вообще «Не возвращайся, где был рай когда-то», как пел Высоцкий.

  • Господи, вот продолжение про эту бабку, вспомнилось же! И это всё благодаря тебе, Марина! После она заявила, что, коль уж ей не судьба была в Самарканде умереть, то в Сибири-то уж она обязательно поскользнётся и проломит себе голову. (Дело было зимой). Но уж у нас сил не было её пасти, и я подумала, а фирмачка произнесла вслух (по-русски, чтоб никто не понял): «Ну и помирай, кляча старая!» Только туристке в Сибире вовсе помирать не хотелось, так что на этот раз всё обошлось!

  • У моей подруги еще в Интуристе случился очень длинный маршрут. Продолжался он чуть ли не месяц и включал почти весь Союз – Среднюю Азию, Прибалтику, Кавказ, Сибирь – и все на самолетах: по одному, а то и по два перелета в день. Заказала маршрут индивидуалка – очень богатая и очень пожилая французская дама. Когда подруга приехала встречать ее в аэропорту, дама сообщила: “Жизнь мне уже не мила, а покончить с собой не хватает духа. Вот я и придумала это путешествие в надежде, что один из самолетов разобьется.” После чего каждый день, перед посадкой в самолет, поднимала глаза к небу и говорила: “Господи, может на этот раз?!!”

  • Боже ж, как часто эти психи приезжают, оказывается! У меня была туристка, которая мне в аэропорту заявила, что приехала в Россию помирать. Так она в Америке все продала и на последние эти деньги тур купила. Здоровья была лошадиного. Я ее за время тура все аккуратно зондировала: ну может, терминальный рак или чего еще? Нет, ничего. Просто втемяшила себе, что пора. Плакала в аэропорту, когда я ее обратно провожала. Не знала, как теперь жить будет, все ж продала, даже дом…

  • А у меня был турист у которого действительно диагностировали рак и сказали, что ему жить полгода осталось. Он все продал и поехал путешествовать вокруг света.

  • Да! А насчёт узбекской национальной одежды, Марина, я так скажу… сами узбеки мне объясняли ситуацию (ну это на мои дилетантские вопросы, почему, мол, в жару в халатах преете): «В халате жарко. да? Мы чай горячий пьём, да? Потеем, да? Пот холодный такой, да? Вот нам и прохладно в халатах!» :Есть, наверное, здесь какая-то логика, какой-то закон физики, но физика мне недоступна! Но ведь не зря же веками носят в Средней Азии халаты эти! А в Туркмении так ещё и меховые высокие шапки! Среди мужского туристического контингента бешеным успехом пользовались тюбетейки. Я ещё пыталась им перевести объяснения нашей методички советских времён: вышитые цветки баклажана на тюбетейке это для зрелых мужчин, а для вьюношей пристало носить тюбетейку с цветками миндаля. Естественно, туристы разницу не чувствовали, но выглядели в этих тюбетейках — с баклажанами или без — оч-чень сексуально! А дамы скупали пресловутые халаты, и не для того, чтобы в них потеть, а чтобы вывернуть их наизнанку (а изнанка была сшита из очень даже симпатичных тканей), и рассекать у себя во Франциях как в демисезонных пальто. Именно демисезонных во французском понимании, ибо ни таких холодов как у нас, ни такой жары как в Средней Азии у них нет! А халат этот азиатский расстроил у меня очередную женитьбу!!! Сидели мы с моим потенциальным женихом в кафе на Арбате — одном из первых кооперативных, литовском «Роса», и входит туда до ужаса элегантная дама! Элегантно в ней было всё — от причёски до туфель. Смею напомнить, что стоял на дворе конец 80-х, сейчас хоть ласты нацепи, никто тебя не заметит, а тогда любая «необычность» на себя внимание обращала…Особенно элегантным было её пальто — тёмно-синее, в миленький белый цветочек… Что-то смутно-знакомое разглядела я в нём… И поэтому, когда дама повесила его рядом с нашим столиком, а сама прошествовала к стойке делать заказ, а её пальто возьми да соскользни с крючка, я хорошо поставленным голосом (ну а какой ещё может голос быть, коль утром я вела экскурсию по метро для 50-ти клиентов),заявила на всё кафе (заметьте, из лучших намерений):»Женщина!!! У вас ХАЛАТ упал!». Взгляды, которыми одарила меня счастливая обладательница этого среднеазиатского халата, вывернутого наизнанку, остальных клиентов кафе и, главное, моего — о счастье!!! — уже бывшего жениха описанию не поддаются!

  • Лена, очень прикольно про халат. И я вспомнила, как француженки их покупали))).

  • Лена, очень прикольно про халат. И я вспомнила, как француженки их покупали)))

  • Теперь на фолклоре в Медресе в Бухаре идет показ моды. На базе халатной узбекской моды но сшитые по западным лекалам. Латиносские тетки метут там оч хорошо их после шоу

  • С баклажаном или с чем?

  • Не знаю, я не покупал. Но бабки мои в келью очень активно лезут где этими тряпками торгуют после шоу. Там на самом деле все круто: это какой- то дом моды ташкентский шьет. Модная одежда с национальными мотивами. Какая- то модельер знаменитая узбекская с русской фамилией. И модели , в основном русские.

  • Смешно «в келью очень активно лезут»)))

  • Ну да, в келью. Во всех медресе теперь кельи заняты торгашами.

  • А в кельях всегда торгаши сидели, даже в советские времена! Эх! С нашими бы деньгами да в те времена!!!

  • Если уж об одежде, то по признаю туристов самая прикольная- туркменская. Если у туркменки красивая фигура кажется, что она » плывет» в своем платье.

  • Хорошая иллюстрация к рассказу о красивых туркменках 🙂

  • Такая подойдёт?

    А вот таджички.

  • Лапочки! Это у них форма?

  • Да, праздничная . К приезду Эмомали Шариповича.

  • А мне почему-то вспомнилась Ялта 1989, как там на пляже туркмены загорали — женщины так и сидели на корточках, поджав ноги, в этих плотнейших платьях, а мужики раздевались до плавок (это таких, которые на коленках рвутся) и устраивали дельфинарий в Чёрном море!

  • В Туркмении все госслужащие ( а их 80% населения)теперь в национальной одежде должны ходить. В том числе и русские по национальности. И школьники тоже. За исключением школы им Пушкина, где образование ведется по российской программе. Там по желанию.

  • А я как раз с учениками из этой школы как-то работала, возила их по Золотому Кольцу — много они интересного про Туркмению рассказывали, и всё весьма отличалось от того, что в нашей прессе писали!

  • Теперь у Туркменистана свой фешенебельный морской курорт. Все колхозники и не только должны купаться в Каспии хотя бы раз в год.

    И если мужики еще как- то в воду заходят, боясь ослушаться Президента, то женщины максимум способны лишь на это.

  • Купаться в Каспии хотя бы раз в год — купаться 1 раз или раз в год провести там время отпуска? Путевки обязательные выдают или как это происходит?

  • Каждое министерство , каждый район, каждый колхоз имеет квоты на отдых своих жителей/ сотрудников в более чем 50 отелях курорта Аваза. Курорт действительно крутой, гостиниц меньше 4* нет. Посмотрите в интернете. Все бы » диктаторы» любили так свой народ!

  • О-О-О! Хочу такого деда! А женщины туркменские в Ялте вели себя гораздо скромнее! Вот он — прогресс и глобализация!

  • Дед между прочем плавать не умел. И когда его сбило волной , его дочь, сидевшая на ковре в платье стала так истошно орать, что мы с чилийцами побежали его вытаскивать. Так что на фото дед уже предстал в молитве Всевышнему уже после своего чудодейственного спасения!
    А вообще туркмены — очень хороший , добрый народ….

  • Я смотрю, у современных маленьких таджичек по две косички, а раньше было по двадцать пять.

  • Вот ещё тут вспомнилось про купальники и Среднюю Азию… Ты, Артём, наверное, не помнишь, а в Москве в конце 80-х организовали первый в СССР конкурс красоты — «Московская красавица». Кстати, победила дочка врача интуристовской поликлиники. Ну и понеслось — «Мисс Урюпинск», «Мисс Кривой Рог»… Когда я приехала в Ташкент, ребята-коллеги рассказали мне,что и у них был конкурс «Мисс Ташкент». «Чего-то себе не могу представить — узбечка на сцене да в купальнике да с золотыми зубами как предмет национального костюма» — поразилась я. «А узбечек там и не было, Мисс Ташкент у нас Наташа Коган!»

  • Садир, Дай Бог здоровья Ака Соли! Привет ему от москвичей!

Слово молвить

Яндекс.Метрика