Всё новые странности

За первой голландской «загогулиной» последовала вторая. Из Воёрдена мы направились в Гаагу, Лейден и Гауду.

A — Воёрден, В — Гаага, С — Лейден, D — Гауда.

Но прежде скажу несколько слов о нашем прибежище. Когда мы бронировали отели через любимый букинг.ком, то Бест Вестерн оказался единственным, который заблокировал всю сумму. Правда через месяц блокировка отвалилась. Нам достался номер на 2-м этаже с балконом и видом на канал. За две ночи вместе с довольно приличным завтраком мы заплатили 121Е.

Машину можно было бесплатно поставить в подземный гараж, но я предпочёл держать её во дворе, чтобы удобнее было выезжать. Тем более, что гараж всё равно не запирался.

Город не богат  достопримечательностями, несмотря на свою древнюю историю. Ведь Воёрден получил  городскую Хартию  аж в 1372 году. В XVI веке город пытались захватить каратели воины Филиппа II, а спустя 100 лет — мушкетёры Людовика XIV, но никому из завоевателей не удалось его покорить. Воёрден оказался неприступным благодаря своей древней твердыне — замку (kasteel van Woerden). Цитадель выходит на современный перекрёсток и выглядит весьма скромно. Внутри находятся культурный центр и ресторан.

Стоящая рядом кальвинистская церковь насчитывает немногим более 100 лет. В отличие от культовых зданий многих голландских городов это именно храм Божий. Мы видели людей, целенаправленно собиравшихся на вечернюю проповедь. Да и машин, припаркованных у церкви, было немало.

В пятницу утром мы отправились в Гаагу или — как зовут её сами голландцы — Ден Хааг.

Суматошный, немного распущенный и, при этом,  весьма приветливый Амстердам только числится столицей. На деле столица — это Гаага. Этот город служит резиденцией Её Величеству Королеве Беатрикс и будет служить королю Виллему IV. Здесь находится королевский двор, заседают Генеральные Штаты — парламент Нидерландов, располагается дипломатический корпус. Встречая путешественников, Гаага сразу заявляет о себе футуристическими силуэтами небоскребов и плотным потоком автомобилей новейших моделей.

Мы начали знакомство с Гаагой с Мадуродама — парка миниатюр, где собраны все главные голландские достопримечательности, только уменьшенные в 25 раз.  Современный турист избалован всевозможными «Минимундусами», но не стоит забывать, что Мадуродам был первым парком миниатюр в мире. Он открылся ещё в 1952 году в память о юном борце сопротивления Георге Мадуро, погибшем в фашистском концлагере. Его родители создали Мадуродам в память о своём сыне. Мемориальная доска на территории парка установлена рядом с макетом дома, в котором родился Георг Мадуро. Это дом находится на острове Кюрасао, в бывшей голландской колонии, откуда он и был родом.

В Мадюродаме есть все достопримечательности Голландии, начиная со старинных кварталов Амстердама…

и заканчивая исторической пивоварней «Хайникен» и плантациями тюльпанов.

В Мадуродаме можно увидеть торжественное прибытие Королевы на открытие Парламента…

и самую высокую в стране башню «Евромаст», стоящую в Роттердаме. Её решили возвести в 1960 году к международной цветочной выставке. Предполагалось, что новый символ Роттердама должен превзойти по высоте колокольню собора в Утрехте, самую высокую на тот момент башню в стране. Но средств в городской казне хватало лишь на 50-метровую башню. Когда бургомистр Ван Валсум публично заявил об этом, он тут же получил приглашение от финансовых воротил, владевших акциями крупнейшего в мире Роттердамского порта. Ван Валсум записал их имена и полученные суммы на обратной стороне сигарной коробки, как было принято среди деловых людей в роттердамском порту. Благодаря пожертвованиям удалось построить  110 метровую башню, а после надстройки в 1970 году Евромаст и вовсе достиг 185-метровой высоты. За макетом «Евромаста» видна миниатюрная копия моста Эразма, ещё один символ Роттердама.

Входной билет для взрослых стоит недёшево — 14,5Е — но он того стоит. Тем более, что в Мадуродаме порой можно увидеть совершенно сюрреалистические картинки.

На выходе из Мадуродама стоит обратить внимание на фигуру мальчика, прижавшего руку к дамбе. Это мальчик из старой голландской легенды. Возвращаясь вечером домой, он услышал журчание воды, просачивающейся сквозь плотину и, не раздумывая, закрыл промоину рукой. Так он провёл всю ночь. Лишь на рассвете случайный прохожий обнаружил закоченевшего юного героя.

Из Мадуродама мы двинулись собственно в Гаагу, в её замечательную картинную галерею Маурицхюйс. Одноимённый особняк, примыкающий ко дворцу Бинненхоф, закрыт на реставрацию.

Мы любовались Рембрандтом, Питером Брейгелем и Яном Вермеером в Муниципальном музее (Gemeentemuseum), куда перенесли экспозицию Маурицхюйс на время реставрации. Единственным из шедевров, который нам не удалось увидеть, была «Девушка с жемчужной сережкой» Вермеера. Её на полгода увезли на выставку в Японию.

Фото стащено с Гугля, потому что снимать в музее всё равно запрещено. За соблюдением запрета зорко следят охранники, одетые в тёмные костюмы, с переговорными устройствами в ушах. Взамен прилагаю фото самого здания Муниципального музея, построенного архитектором Берлаге.

Нынешний центр Гаааги — это кварталы вокруг пруда Хоффейфер. С давних времён на его берегу стоял охотничий домик (Binnenhof) графов Голландских. Уже в XIII веке здесь частенько собирались правители и дипломаты чтобы поохотиться, а, на самом деле —  для тайных переговоров.

Деревня, выросшая рядом с Бинненхофом, получила название Die Hagne, т.е. «изгородь,  ограда». Этой деревне так и забыли дать формальные права города, хотя уже во времена Вильгельма Оранского напротив Бинненхофа красовались роскошные дворцы и особняки знати.

В 1811 году Наполеон Бонапарт захватил Голландию. Наполеон презрительно говорил, что вся Голландия есть ни что иное, как наносы французских рек и потому должна принадлежать Франции. Наполеон превратил Голландию в монархию и посадил на престол своего брата Луи Бонапарта. Будучи в Голландии, французский император остановился в Гааге. Но поскольку ночевать в «деревне» было ниже его императорского достоинства, он тут же подписал указ о даровании Гааге статуса города. После победы над Наполеоном и его ссылки на остров Эльба, все указы императора и его брата были объявлены недействительными. Так что Гаага до сих пор деревня, а её жители всего лишь «спесивая деревенщина». Однако в этой » деревне» полощутся на ветру флаги всех провинций Нидерландов.

На берегу пруда стоят древние ворота XIV века, украшенные изображением голландского льва. Когда то они вели в замок графов голландских. Но в XV веке здесь была устроена тюрьма. Сейчас в башне находится музей с разнообразными орудиями пыток. Мы не относимся к любителям таких музеев, вот почему интерьеры башни не вызвали нашего интереса.

А вот в Бинненхоф, по которому проводят организованные экскурсии, нам как раз очень хотелось попасть. Но в тот день экскурсия была запланирована только на нидерландском и немецком языках. Ни того, ни другого мы не знаем, а ждать до завтра мы не могли. Так и пришлось нам пройти мимо знаменитого Рыцарского зала несолоно хлебавши 🙁 .

Будучи в Голландии и, позже, в Бельгии нас поражало полное отсутствие охраны, металлодетекторов и прочей антитеррористической паранойи, столь любимой нынешними российскими правителями. Казалось бы, Бинненхоф — комплекс правительственных зданий Голландии — должен строго охраняться, а через него люди спокойно идут по делам, ездят на велосипедах, отдыхают на лавочках. Только в дальнем дворе за воротами с гербом стояли в ряд несколько правительственных автомобилей и, рядом с ними, прохаживались серьезные господа — водители или  сотрудники охраны. Полиция на великах следила за порядком. Однако простые смертные спокойно проходили мимо или, наоборот, останавливались, ожидая выхода официальных лиц. Мы не стали задерживаться.

 Несмотря на отмену наполеоновского указа, в Гааге есть всё, что приличествует голландскому городу: Гроте Кёрк с высокой колокольней, увенчанной фигуркой аиста — гербом города.

 Стоящий рядом с Гроте Кёрк Статхюйс, т.е. ратуша. Её древнее крыло, никак не моложе XVI века, увенчано башенкой.

 а на фасаде более поздней части красуется аист на золотом фоне.

 В центре города перемешались средневековые гильдейские дома.

 торговые центры конца позапрошлого века.

 и памятники выдающимся деятелям прошлого, таким, как Вильгельм Оранский.

Время, отведённое на Гаагу, истекло и мы двинулись в ещё один замечательный город Голландии — Лейден. Рывок по прекрасному автобану, соединяющему города Ранстада( так голландцы называют важнейшую агломерацию в центре страны) и мы своречиваем на Лейден.

В Лейдене нам не повезло. Точнее мы сами себя не повезли… куда надо. Мне очень хотелось попасть в городской музей, даже не столько ради знаменитого триптиха «Страшный суд» кисти Луки Лейденского, сколько из-за простой… медной кастрюли. Кастрюля эта не очень то и простая, недаром она находится на почётном месте в городском музее. Впрочем, давайте обо всём по порядку.

Вместо того, чтобы забить в навигаторе адрес музея, спокойно доехать до места и, поставив машину, отправиться на знакомство с Лейденом, я, зачем то, поставил расплывчатый «центр города». Накануне в Алкмаре и Харлеме эта тактика себя оправдала. А вот Лейден решил состроить нам козью морду кози-мози. Для начала навигатор избрал «центром» достаточно удалённую улицу на краю старого города. Повинуясь чувству направления, миновав красивые, но весьма обычные каналы…

мы всё же вышли к крытому мосту Коренбёрсбрюг и стоящему рядом Статхюйс. Крышу на мосту соорудили соорудили в 1825 году, чтобы хлеботорговцы, устроившие на мосту сначала место встреч, а затем и хлебную биржу, не мокли под дождём.

Слева от моста на набережной находится Статхюйс, построенный в 1596 году. Его фасад украшает витиеватая надпись, гласящая: «когда от голода умерло 6 тысяч человек, Бог дал в изобилии хлеб». Надпись состоит из 131 буквы, именно столько дней длилась осада Лейдена испанцами.

После неудачи под Алкмаром Филипп II отозвал герцога Альбу в Мадрид. Новый испанский наместник, желая отличиться перед королём, приказал захватить богатый и мятежный Лейден. Перед осадой испанцы выставили сильные караулы на всех окрестных плотинах, чтобы гёзы (буквально «нищие» — прозвание голландских патриотов, сражавшихся с испанцами) не смогли их разрушить. До этого испанцы уже осаждали Лейден, но недолго и безуспешно.  В начале 2-й осады Вильгельм Оранский прислал почтового голубя с вестью о том, что его люди уже ломают дальние плотины. Как только поднимется ветер, лёгкие суда морских гёзов придут на помощь осаждённым.

Но ветра не было, запасы хлеба в городе кончились.7 недель жители города питались кошками и собкаками, были выловлены последние крысы. Аристократы и богатые купцы стали требовать сдачи города. Они потребовали ключи от ворот у бургомистра Адриана ван Дер Верфа. Бургомистр отказался, напомнив о судьбе Харлема. «Мы поклялись не сдаваться, и я не преступлю своей клятвы —  сказал бургомистр — Вы голодны? Вот вам меч. Разделите моё тело, но покуда я жив, ключей не отдам». Прошёл ещё целый месяц и лишь в конце сентября шторм нагнал воду через разрушенные плотины. 3 дня спустя Вильгельм Оранский двинулся на помощь Лейдену. Раннее утро 3 октября оставшиеся в живых защитники Лейдена встретили на стенах города. Со стен был хорошо виден мощный форт, который завоеватели превратили в свой главный оплот. Вдруг они заметили мальчишку, скачущего под стенами форта. Это был известный всему городу сирота-пастух. Он прибежал к городским воротам, неся в руках медную кастрюлю. В кастрюле было мясо, тушёное с морковью и луком. Через несколько часов к Лейдену подошла флотилия Вильгельма Оранского. Его корабли доставили голодающим белый хлеб и селёдку. С тех пор каждую годовщину снятия осады жители Лейдена поют и танцуют на площадях своего города и все желающие могут бесплатно получить белый хлеб и селёдку.

Вот почему я так хотел увидеть эту медную кастрюлю.  Но попытки разгадать лейденский квест под названием «найди музей» окончились неудачей. Плана города у нас не было, а на схему в ДК музей не попал. Оказавшись на набережной Рейна и не дойдя до него буквально 200 метров, мы плюнули и решили повернуть обратно.

Будучи рядом с ратушей, мы обратили внимание на старинную церковь и решили заглянуть в неё в качестве сатисфакции.  Величественный храм был построен в XV веке и освящён во имя св. Петра. Я вообще неравнодушен к готическим соборам, а освящённым в честь моего небесного покровителя — в особенности.

На стене церкви Петра находится мемориальная доска, напоминающая об английских пуританах, обосновавшихся в Лейдене и, позже, отправившихся в Новый Свет. В истории осталось их прозвание «отцы-пилигримы», также, как и имя их корабля «Мэйфлауэр», на котором они отправились из Плимута в Америку.

Тихая безлюдная площадь перед церковью, именуемая Питеркёрксхоф, совсем непохожа на оживлённую Хоогстраат, где люди сидят в кафе на плавучих террасах, а по каналам снуют катера.

А ещё на Питеркёрксхоф находится Лейденский университет, старейший в Нидерландах. Главное здание было построено в 1578 году спустя 4 года после испанской осады. Вильгельм Оранский, желая наградить жителей города за стойкость и мужество, предложил им выбор: или отмену налогов, или университет. И тогда площадь огласилась криками: «Университет! Хотим университет!»

 После Питеркёрксхоф Лейден, обидевшись на нас за спешку, сыграл с нами ещё одну недобрую шутку. Мы заблудились. Раньше со мной такого не случалось, по крайней мере во время пеших прогулок. Наверное, разочарование и усталость сыграли свою роль. Двинувшись вроде бы в правильном направлении, мы вышли совсем не туда, где стояла наша машина. Название улицы я не запоминал, понадеявшись на зрительную память и чувство направления. Плутая по лабиринту узких улочек…

неожиданно выходя на берега каналов там, где по моему разумению их и быть то не должно, мы с большим трудом нашли нашу машину.

Итак, Лейден явно требует более обстоятельного знакомства. Этому городу стоит посвятить минимум день, тем более, что его музейные сокровища не ограничиваются медной кастрюлей.

Пытаясь спасти хотя бы остатки нашего плана, мы поехали в Гауду, ещё один город, знаменитый своим сыром.  Мы попали туда к шапочному разбору. Великолепная Синт-Янскёрк с  самым длинным в Голландии нефом была уже закрыта.

Церковь была перестроена после пожара 1552 года. С 1555 по 1571 год в храме были установлены великолепные витражи. Некоторые из них преподнёс храму сам Филипп II Испанский. После реформации даже фанатичные иконоборцы-кальвинисты не осмелились разбить их. Мало того, известные протестантские деятели, включая олдермена Роттердама, продолжали дарить витражи вплоть до 1604 года.

В Ратушу, известную с 1450 года, мы тоже не попали. Это не только одно из самых  старых общественных зданий Нидерландов, но и одно из самых красивых. Его узкий парадный фасад увенчан множеством башенок.

Длинные боковые фасады выглядят скромнее, их оживляют ярко-красные ставни, которые, как и везде в Голландии, закрывают почему то лишь нижнюю половину окон.

На боковых фасадах можно увидеть изящные детали: например резную плиту с изображением чуда Георгия о змие…

или куранты с движущимися фигурками купцов и горожан.

Важня — ещё одно обязательное здание в голландском городе. В Важне (Waag) Гауды, подобно Эдаму, торгуют сыром. Мы зашли туда перед самым закрытием, покрутились немного у прилавков, но сыру так и не купили. Наверное, сказалось общее разочарование от этого неудачного дня.

В общем и целом на города Ранстада надо выделять побольше времени. С наскока их не возьмёшь. Тем более мы так и не попали в Делфт и Утрехт. Когда-нибудь мы снова соберёмся в Нидерланды и обязательно посмотрим их более обстоятельно.

А дальше наш путь лежал в Брюгге.

 Другие статьи этого цикла

  1. В страну странностей
  2. Сколько мостов в Амстердаме?
  3. По стране странностей. 

 


Комментарии 1

  • Большое спасибо за содержательные ознакомительные статьи. С уважением Эдуард.

Слово молвить