Гейдельберг. Библиотека университета

Пожалуй, никакой другой стиль в архитектуре не собрал столько почитателей, как модерн или югендстиль. И никакому другому стилю не было отведено столь малое время, как модерну. Но за эти короткие 20 лет в рамках югендстиля появилось множество выдающихся произведений, и, зачастую, настоящих шедевров. Таких, у которых замираешь в восхищении, не в силах вымолвить ни единого слова.
Такое удивительное здание мы увидели в Гейдельберге. Это университетская библиотека, одно из немногих общественных зданий, построенных в этом стиле. Хоть оно и не единственное в своём роде, но мы не будем сравнивать его ни с роскошными театрами, построенными Фердинандом Фельнером и Германом Гельмером, ни с Обецним Думом (Общественным Домом) в Праге, ни с шикарными доходными домами Михаила Эйзенштейна в Риге. В этой короткой статье мы на несколько минут вернёмся в Гейдельберг и попробуем облечь в словесную форму всю выразительность и роскошь одного из лучших зданий города, достойного представителя несравненного модерна.
Заранее просим прощения у историков архитектуры и искусствоведов. Наш анализ чисто дилетантский. Мы постарались лишь выразить то, что увидели неискушённым взглядом людей, далёких от архитектуры, но влюблённых в её лучшие творения.
Мы неспешно идём по улице… Глаз уже несколько привык к удивительно гармоничной архитектуре Гейльдерберга. Типичные для города трёх-четырёхэтажные здания вдруг расступаются и мы оказываемся на небольшой площади. И…. вдруг забываем обо всём, что видели до этого. Перед нами – чудо, чудо даже для такого блестящего стиля, как модерн.

27

Угловое здание библиотеки (1901—1905 гг, архитектор Йозеф Дурм) двумя крыльями тянется вдоль двух перпендикулярных улиц. Мы сначала отходим на противоположный угол площади, чтобы охватить взглядом всё здание целиком. Два его фасада кажутся симметричными. Их центры увенчаны резными щипцами-фронтонами, которые чередуются с четырёхгранными башнями-навершиями.

2014-11-13_122901

1

Такая же башня, только чуть больше боковых, завершает скошенный угол дворца. В них нет ничего не обычного – банальная и излюбленная деталь стиля.

2

Мы видели такую же конструкцию в Москве, на доме С.В.Перлова. Четырёхгранные башни часто встречаются на доходных домах Парижской улицы в Праге. Но здесь боковые и центральная башня оформлены немного по-разному. Их объединяют резные фронтоны, в которые, как и в боковых башнях-навершиях, встроены окна.

21

Эти горизонтальные окошки меньше по размеру, чем окна второго этажа, завершают ритм нижнего яруса. Они служат логическим продолжением вертикальных оконных проёмов.
Зодчий решает оформить стык двух боковых стен не углом, а гранью, на котором повторяет мотивы фасадов.

18

Но такая простая деталь была бы слишком заурядной и неинтересной. Грань оформлена узким эркером, его консоли охватывают скруглённое завершение широкого окна первого этажа и упираются в стену причудливыми кронштейнами с типично модерновыми «кисточками».

2014-11-13_123055

Скорее всего, читатель перелистает несколько снимков и удивится восторженному отзыву. Да, здание интересное, но довольно обычное для эпохи модерна. Подождите пожимать плечами, давайте подойдём к главному фасаду.
Теперь становятся понятными превосходные степени эпитетов? Классические колонны теряются за богатством отделки. Они не столько служат опорными столбами и намекают на стиль ушедшей эпохи, сколько являются несущими элементами, поддерживающими изящные статуи.

3

Лёгкая, ажурная дверь служит изящной преградой между внешним и внутренним.

4

Её декор повторяется во множестве разных по размеру украшений, в решётках окон обоих этажей.

5

Но и входная дверь всего лишь необходимая и второстепенная деталь среди гармонии пышного убранства верхнего яруса.

Хотя, постойте, не будем спешить! Поднимем глаза чуть выше, рассмотрим переход от первого этажа ко второму.

20

6

Симметрия здесь совершенно необходима. Центральный балкон лёгок и изящен. А лица маскаронов серьёзны и даже строги.

7

Но вовсе не потому, что им тяжело держать колонны верхнего яруса. Пожалуй, они слегка озадачены вольностью в сочетании разнообразных украшений. Взгляд маскаронов с классическими женскими чертами лица направлен строго перед собой.

22

Где же им оценить идею мастера! Им и невдомёк, что каждый завиток, каждый лепесток находит своё отражение в декоративных элементах обоих ярусов фасада. Другие маскароны ещё раз снисходительно посмотрят на нас, но уже с высоты второго этажа. На этот раз головки вырастают из колонн, служа своеобразными капителями.

8

Здесь уже симметрия условна – лица маскаронов разные, под ними зодчий поместил совершенно гротескные маски, напоминающие чт0-то из древнегерманского эпоса.
— А почему внизу четыре женские головки, а наверху только две?

10

— Разве можно иначе? Вся конструкция завершается фронтоном. Его центральная часть много выше боковых наверший. Если бы мастер поместил маскароны также и на боковые опоры, наверху просто не хватило бы места для логического завершения конструкции.
Да ещё смотри, как грамотно используется ритм, чередование деталей – четыре головки по краям фриза первого яруса. Между ними – балкон. Они объединены орнаментом фриза и кронштейнами балкона. На втором ярусе боковые колонны завершаются капителями и сочетаются с женскими головками верхней части наличников балкона. Но маскароны уже не симметричны! И выражение лиц у них другое. Пол масок уже неоднозначен, левый маскарон несёт явные мужские черты. Головки обрамлены плавными изогнутыми линиями, имитирующими волосы.

11

Каменные «волосы» позолочены. Это оправдано – золото появляется на центральном геральдическом щите, в изобилии покрывает герцогскую корону над гербом и чуть сбрызгивает детали вокруг.
Но и это ещё не всё! На самом верху, в центре крупная личина завершает тему маскаронов и служит кульминацией всего пышного фасадного  декора. Однако она совсем не кажется бОльшей по размеру, чем нижние, ведь зритель находится далеко внизу.

 

12

Верхнюю маску венчает раковина. Случайно? Вовсе нет. Верхушка картуша боковых частей причудливого завершения фасада также несёт тему раковины.
— А орнаменты, надписи, барельефы, завитки, рог изобилия с волютами, люкарны и цветочные мотивы?

13

14

15

30

31

— Я думаю, мы с тобой и так сильно озадачили неискушённого читателя. Хотя сами и являемся дилетантами, нахватавшимися верхушек, всё же не можем пройти мимо удивительного, блестящего, роскошного, великолепного модерна.
-Да ещё такого, который как нельзя лучше представляет творения мастеров короткой, но столь яркой эпохи рубежа веков.
Кстати, в здании университетской библиотеки соблюдены принципы симметрии и асимметрии одновременно. На одном из боковых щипцов продолжается тема маскаронов, но венчает их уже не раковина, а чаша.

17

Библиотека настолько велика, что занимает целый квартал. Здание в плане похоже на русскую букву «П». Любопытно, что взгляд не охватывает его целиком, поэтому, если смотреть на него с углов, оно кажется симметричным. На самом деле, это не так. Один угол оформлен скошенной гранью, о которой мы уже рассказывали.

18

Другой, выходящий на площадь, устроен в виде круглой массивной башни, где темы боковых щипцов обыгрываются дополнительным третьим этажом.

26

— А теперь постараемся проникнуть внутрь?
Стараться не пришлось. Входная дверь библиотеки Гейдельбергского университета была гостеприимно распахнута.

32

Мы беспрепятственно вошли в здание и поднялись на второй этаж.

35

Свободный вход потряс нас не меньше, чем архитектура. Никакой охраны, никаких турникетов, пропусков, записей в журналах, паспортов и специальных разрешений! Вместо сторожей шуцманов вход охраняли мифические грифоны.

39

Вестибюли первого и второго этажа были пустынными и тихими, как и положено в учреждении такого рода. Мы заглянули в открытую настежь дверь и увидели компьютерный зал, где читатели были поглощены работой.
Мы тихонько, чуть не на цыпочках, обошли длинный коридор второго этажа, где в витринах представлены некоторые экспонаты из истории книгоиздательства. Сделали несколько снимков.
Признаемся честно, что внутренние интерьеры нас несколько разочаровали. Несомненно, стиль был соблюдён и модерн чувствовался во всех деталях.

36

38

Но это был уже не тот изящный и богатый стиль. Здесь он полностью подчинился функциональному назначению здания.
Мы ещё долго находились под впечатлением увиденного. Шли по Гейдельбергу и смотрели на него уже немного другим взглядом. Даже и без здания библиотеки этот город стал в один ряд с красивейшими городами, которые нам довелось увидеть. Но даже если бы он не был столь хорош, а в нём сохранилась лишь одна библиотека университета, я бы всем советовала:
— Езжайте, непременно езжайте в Гейдельберг. Вы увидите там библиотеку архитектора Йозефа Дурма! Это здание – город. Это здание – стиль. Это здание – модерн!

Далее:
В край немецкого виноделия
Винная дорога Мозеля
Паромы на Рейне
Экскурсии по Москве и Подмосковью
Пешеходные экскурсии по Москве

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 6

  • Тань, спасибо, что показала и заставила увидеть. Честно сказать, здание гейдельбергской библиотеки я много раз видела на картинках (вживую не довелось), всегда соглашалась, что красивый модерн со всеми неотъемлемыми нюансами. Но я даже не догадывалась, сколько разных деталей и символов скрывают эти стены. Обычно пролистываешь картинки, а цельной картины не видишь, не замечаешь ту самую деталь, которую видишь ты. Эх, везет же тому, у кого будет такой экскурсовод.

    • Маша, спасибо тебе за понимание! Мы немало видели великолепных зданий югендстиля. Уже неоднократно, раскрыв рот на блестящую архитектуру, задумывали посвятить отдельную статью красивому зданию. К сожалению, дальше подробного фотографирования деталей дело не доходило. Но университетская библиотека в Гейдельберге — отдельный случай. Рассказывать про неё было очень легко. Просто описали то, что увидели — сухой архитектурный анализ. Это то, что делает экскурсовод, когда у него нет других сведений об истории создания того или иного здания или информации о людях, с которыми она связана. Поэтому в этом случае мы поступили как плохие экскурсоводы. Представь, если тебя приведут к зданию и будут описывать маскароны, балконы, кронштейны, люкарны, волюты — это же скука несусветная. А вот история, например, какого-нибудь открытия, сданного в стенах здания или обнаружения важного документа в библиотеке — это действительно познавательно и интересно. К сожалению, таких сведений у нас не было, поэтому «пели то, что видели». Я всё-таки надеялась, что неискушённому читателю эдакое «трепанирование» библиотеки будет любопытно. Я не ошиблась!

  • Знаешь, Тань, на каждую вещь свой купец. Я про историю библиотеки сама рассказать могу. Да и многие гуманитарии могут. А вот детали здания могу и не увидеть. Я бы к нему подошла, зная многие знаковые события и людей, с ним связанных, и что? Большое, красное, красивое, завитушки-финтифлюшки, золото. А то, что эти украшения названия свои имеют, функцию эстетическую разную выполняют, архитектурные решения интересные — все бы прошло мимо меня. Так что не нужно недооценивать значения своего обзора и своей работы. Просто ты знаешь, как у тебя может получаться, ты знаешь свои возможности, вот и придираешься сама к себе. Нормальное явление для образованного человека. Так что я тебе еще раз скажу — спасибо, что показала, и я смогла увидеть.

    • Маша, уговорила. Ты права. Когда работаешь с группой, то ориентируемся на среднего слушателя. Но случаются индивидуальные клиенты заинтересованные, внимательные, вдумчивые. И тогда забываешь свой усреднённый текст и для них разливаешься соловьём, вытаскивая на свет божий те глубоко попрятанные в памяти сведения, которые средненькому никогда не показываешь, бережёшь для ценителя!

  • Люблю модерн. Ошеломляюще красиво и даже слишком позолотой увлеклись, что совсем не свойственно модерну в архитектуре — рококо какое-то: причудливо и капризно. У русских есть пословица: «Лучшее — враг хорошего» и у поляков типа того: «Что «замного», то не здрово» — не могу точно процитировать, может Пётр знает. И не смотря на моё критиканство, всё равно буду говорить: «Ошеломляюще красиво!»

    • Валентина, действительно, очень-очень красиво. Настолько, что не могла удержаться и написала отдельную статью об этом здании. Всё-таки, несмотря на обилие деталей их наличие оправдано и не вызывает чувства чрезмерности.
      Пётр в польских пословицах не силён. Знает язык на бытовом уровне.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *