По следам Гёте: Германия. Франция. Чехия

Автор: Марина Кедреновская

Если честно, я не могу сказать, что книги Гёте являются для меня настольными. Я не читаю их запоем, хотя очень высоко ценю. Почти все его изречения представляют для меня высшую мудрость. Но самое главное – я не могу не преклоняться перед масштабом личности этого человека. Перед его величием.
«Мой дед был великан», — говорил о Гёте его внук. ( А потом добавлял: «А я что такое? В лучшем случае – пеликан». — Не уверена, что по-немецки это тоже звучит в рифму.)
Вильгельм Гумбольдт через несколько дней после смерти Гёте отметил могущественное влияние, которое тот оказывал на людей:

«Это происходило и независимо от духовного творчества Гёте как мыслителя и поэта, это связано с его великой и неповторимой личностью».

А сам Гёте писал:

«Совершенно безразлично, в чем проявляется гениальность человека – в науке, в ведении войны и в управлении государством или в том, что он сочинил песню; важно лишь одно: чтобы мысль, остроумное высказывание, деяние жили и были способны на дальнейшую жизнь».

Замечательные слова! Как Маргарита (не из «Фауста», а из «Мастера»), я всегда испытывала «страсть ко всем людям, которые делают что-либо первоклассно». Впрочем, довольно цитат — пора дать место собственным мыслям. А мысль одна и чрезвычайно простая: если я оказываюсь в местах, связанных с Гёте, я всегда испытываю особый трепет. Так случилось и во Франкфурте-на-Майне,

где Иоганн Вольфганг Гёте появился на свет 28 августа 1749 года. Родился он вот в этом доме.

(Фото сделаны весной и осенью, при разной погоде.)
Вернее не в этом самом, конечно, а в точно таком же, стоявшем на том же месте. Настоящий дом родителей Гёте был полностью уничтожен бомбардировкой союзников. Сразу после Второй мировой его восстановили в первоначальном виде. Барочный дом довольно типичен для Германии XVIII века, а цветы на его окнах – для Германии всех времен (чуть не написала – и народов).

Найти Дом-музей несложно – для этого надо оказаться на Главном вокзале:

во всяком случае, я умею ходить к нему именно оттуда. Идешь себе все время прямо по правой стороне главной улицы, так, чтобы вокзал всегда был строго за спиной.

Начиная с какого-то момента, справа станут появляться указатели с надписью «Goethe Нaus». Далее – по стрелкам. Если все же заблудитесь, достаточно сказать первому встречному, пусть даже и с русским произношением : «Гёте хаус». Любой местный житель и даже турист поймет и покажет.

В доме восстановлены все интерьеры и прелестный маленький садик, работает очень любезный персонал: меня пустили бесплатно, по гидовской карточке, в отличие от музея Гёте в Веймаре, и с условием возврата выдали  информацию по всем этажам.

В Москве я всегда говорю своим французским туристам: «Даже если вы не очень знакомы с творчеством Льва Толстого или равнодушны к нему, все равно сходите в его дом в Хамовниках. Там удивительная атмосфера, и он дает представление о жизни конца XIX века». То же самое (естественно, с изменением временного периода) я сказала бы и о доме Гёте.

Все вещи в нем подлинные — принадлежали семье либо относятся к той эпохе: во время войны они были предусмотрительно вывезены и спрятаны.
Здесь Гёте написал «Страдания юного Вертера», начал работу над «Фаустом» — в кабинете стоит стол, за которым он это делал. Сохранился и портрет Шарлотты Буф, возлюбленной Иоганна Вольфганга, вдохновившей его на создание «Вертера» и ставшей героиней романа. «Как любовался я… ее черными глазами! Как тянулся душой к выразительным губам, к свежим, цветущим щекам!..» – писал разочарованный, близкий к самоубийству молодой гений. (Ведь потом он говорил, что если бы не написал «Вертера», то покончил бы с собой.) Томас Манн в романе «Лотта в Веймаре» представил музу Гёте голубоглазой. «Всякий видит,.. что глаза у меня голубые, в то время как Вертерова Лотта, как известно, черноглазая», — говорит она. «Поэтическая вольность!» — отвечает ей ее собеседник. В любом случае, насколько я помню, портрет Лотхен в музее черно-белый, и о цвете глаз судить по нему крайне затруднительно. В доме множество других портретов, в том числе родителей и сестры Корнелии, несметное количество очаровательных мелочей, привезенных из отчего дома матери Гёте. Словом, воссоздан дух…

Отсюда юный Гёте уехал учиться в Лейпциг (в котором я, увы, пока не была), но вскоре заболел и вынужден был вновь вернуться во Франкфурт.

Оправившись после болезни, он продолжил обучение в Страсбурге:

учился в Университете,

недалеко от которого ему был впоследствии установлен памятник.

Томас Манн в «Фантазии о Гёте», пишет, что учился он, «постоянно отвлекаясь от своих юридических занятий, втайне предаваясь то прихотливым научным увлечениям, то поэтическому творчеству».

Есть мнение, что именно в Страсбурге Гёте стал поэтом. Жил он тогда в этом красном доме в самом центре старого города.

На фасаде видна овальная доска с профилем поэта, а за домом (на следующем фото) шпиль знаменитого Страсбургского собора – не с ним ли связаны известные слова Гёте об архитектуре, которую он назвал «безмолвной музыкой»?

Вот что писал он, увидев собор:

«Каким же неожиданным чувством поразил меня его вид… Большое, цельное впечатление заполнило мою душу; он состоял из тысячи отдельных, гармонически спаянных частей, а потому было возможно им наслаждаться и упиваться, но отнюдь не осознавать и объяснять… Какой свежестью сиял он передо мной в душистом сверкании утра, как радостно простирал я к нему свои руки, созерцая большие гармонические массы, продолжающие жить в бесчисленных малых частицах!.. Как легко возносится в воздух прочно заложенное, огромное здание, столь прозрачное и все же рассчитанное на вечность!»

Известно, что Гёте немало путешествовал в своей долгой жизни.
Семь раз бывал он в Гейдельберге,

где жил в этом доме,

о чем свидетельствует мемориальная доска.
Любовался знаменитым замком,

гулял в его садах – там сохранилась «скамья Гёте». Руины замка вдохновили его на создание «Западно-восточного дивана». Прообразом Зулейки стала поздняя любовь Гёте Марианна фон Виллемер, тоже писавшая стихи – с ней он встречался в Гейдельберге.

Ты зажгла лучом рассвета
Льды холодной крутизны.
И опять изведал Хатем
Лета жар и мощь весны.

Разъезжал Гёте и в связи с болезнями – например, тринадцать раз посещал Карлсбад, нынешние Карловы Вары.

На колоннаде, куда отдыхающие ходят пить минеральную воду, можно увидеть его изображение:

Колоннада украшена барельефными портретами знаменитых курортников, и хоть на фото ничего не разберешь, Гёте среди них есть!

А вот дома его я в Карловых Варах не нашла. Слышала, что он существует, кто-то даже показывал мне снимок дверей со львами, но никакой путной информации добыть не удалось. Даже от местных гидов не смогла ничего добиться. Судя по всему, поэт останавливался в разных домах. Еще кто-то сказал мне, что отель «Ульрика» построен на месте дома, где жил Гёте, но похоже, что и это неправда. Правда только то, что Ульрикой звали девушку, в которую он влюбился в Карлсбаде, и то, что часть отеля называется «Goethe Нaus», и что есть там кафе «Goethe».

Что ж, уже приятно.
А вот что я совсем не могу назвать приятным, так это новые постановки опер, написанных по произведениям Гёте — одну из них я не так давно слушала в Берлине…

Итак, в заключение — несколько слов о музыкальной судьбе великих литературных шедевров. Как известно, Массне создал оперу «Вертер». Когда-то она была прекрасно поставлена в Большом, потом – хуже – в Париже, потом – тоже хуже, но все-таки не безобразно – в театре Станиславского и Немировича-Данченко. Я могу судить только о тех спектаклях, на которых побывала сама.
На тему «Фауста» писали и Шуман, и Лист, и Берлиоз, и Бойто, и, разумеется, Гуно, который, по преданию, двадцать лет не расставался с книгой Гёте и постоянно записывал на листочках приходившие ему в голову музыкальные мысли. В результате получилась опера «Фауст». С детства у меня был особый интерес к этой опере – наверное, благодаря «Большой прогулке» с Луи де Фюнесом, которую я смотрела раз сто. В этом ужасно смешном фильме мне очень нравились фрагменты из «Фауста» в Гранд- Опера — с Мефистофелем, Фаустом и Маргаритой в настоящих театральных костюмах.

Позже, когда я работала в «Интуристе» на меня произвел впечатление тур, называвшийся «Вечер в Большом»: люди прилетели, переоделись в вечерние платья, посмотрели «Ивана Грозного», поужинали и наутро, после небольшой экскурсии по городу, улетели. Долго я мечтала вот так же, на один вечер, слетать в Париж на «Фауста». Не сложилось. Зато жена французского посла подарила мне CD с записью оперы, сделанной в Токио в 73-м году.

И была в моей жизни изумительная постановка в Мариинке и менее богатая, но тоже очень неплохая в театре Питерской консерватории. И панно Врубеля в Третьяковке… И еще — из юношеского чтения я вынесла ощущение какого-то необыкновенного тепла – от изразцовой печки и музыки «Фауста» в доме Турбиных. Панно, слава Богу, висят, «рукописи не горят», а вот постановок тех уже нет… Говорят, хорошо поставлен «Фауст» у Галины Вишневской. Но меня занесло в Берлин. Берлинская опера «Унтерденлинден» стояла на реставрации, и ее спектакли проходили в театре, носящем имя друга Гёте – в Шиллертеатре.

По счастью, я опоздала, и меня не пустили даже на галерку, так что первое действие я просидела в фойе-буфете,

наблюдая, как официанты расставляют бутерброды, пирожные и шампанское, заранее заказанные зрителями. Музыка мне была слышна. Во втором действии, устроившись в зале, я крепко уснула при первых же звуках оркестра – занавес еще не был поднят (надо сказать, я очень устала от мотни по Берлину и его великолепным музеям). При этом любопытно, что музыку я опять же слышала, но не видела безобразий, творившихся на сцене. И лишь проснувшись от финальных аплодисментов, во время поклонов, наконец увидела голую серую сцену, толпу мужчин в черных костюмах и Маргариту в окровавленной белой рубахе. Говорят, пока я спала, она весьма натуралистично рожала в муках.
Да уж, приятнее просто гулять по городам, связанным с Гёте. Только вот о главном городе я и не рассказала. Город этот — конечно же, Веймар.

И я обязательно напишу о нем, хотя это будет очень непросто: ведь что можно добавить к замечательной статье о Веймаре, которую я прочитала на этом сайте? Написала её Татьяна, одна из авторов и владельцев ПО ГОРОДАМ И СТРАНАМ.  Собственно, эта статья и натолкнула меня на мысли о Гёте.

©Марина Кедреновская

Другие статьи Марины Кедреновской:

Чехия. По следам Дворжака
Прага. Прогулка по Новому месту
Прага
Прага. Очарование Малой Страны
Льеж
Бавария. Бад Райхенхаль
Бавария. Кёнигзее
Мюнхен
Русская Германия. Баденвейлер
По следам Гёте: Германия. Франция. Чехия
Элваш
Памяти коллеги
Памяти коллеги-II
Памяти коллеги III
Про Кремль
Ночная потеря в метро
Нарочно не придумаешь. Рабочие моменты гида-переводчика

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *