По следам Гёте. Италия

Сразу скажу, что сочиняя этот рассказ, я пользовалась интереснейшим биографическим очерком Н. А. Холодковского «Вольфганг Гёте. Его жизнь и литературная деятельность». http://jwgoethe.ru/. Были и некоторые собственные изыскания.
Из всего прочитанного и увиденного я вынесла следующее: Гёте провел в Италии около двух лет, жил там среди художников и сам усердно занимался живописью, одновременно заканчивая начатые в Веймаре литературные произведения.
В путешествие он отправился в начале сентября 1786 года. Рано утром выехал из Карлсбада (современные Карловы Вары).

Проехав через Тироль и Мюнхен,

въехал в Италию по фальшивым документам и путешествовал по ней под именем купца Меллера.
Прибыл в Верону, а через три дня отправился в Виченцу и пробыл там около недели.

Изучал архитектурные сооружения Андреа Палладио: дворцы,

Олимпийский театр,

базилику.

Затем он продолжил путь через Падую в Венецию, где прожил чуть больше двух недель. Осматривал достопримечательности, в процессе осмотра разлюбил готическую архитектуру, которая так интересовала его в молодости, когда он восторгался Страсбургским собором (см. рассказ «По следам Гёте: Германия. Франция. Чехия»).
Теперь в своих письмах он насмехался над готическими колоннами, «похожими на табачные чубуки», над башенками, зубчиками и прочими украшениями, от которых он, «слава Богу, теперь отделался навеки».
Гёте любовался картинами, наслаждался пением гондольеров при лунном свете, посещал оперу. Не обошлось и без заведений: любил он бывать в кафе «Флориан» под аркадами на площади Сан Марко.

Это знаменитое, самое старое в Италии кафе существует и поныне: у него восхитительные интерьеры

и большая терраса, занимающая значительную часть огромной площади.

Интерьер состоит из множества небольших салонов.

На стенах, в роскошных овальных рамах, портреты знаменитых венецианцев: Тициана,

Гольдони (см. рассказ «Венеция. По следам Гольдони»), Марко Поло, Палладио, Рафаэля – под некоторыми сидели посетители, и мне неловко было их фотографировать. А вот кто на этом портрете, я забыла, и подписи под ним не видно.

Официанты вечером ходят в черных смокингах, а днем в белых пиджаках.

Говорят, что кофе здесь стоит 12 евро, а если играет музыка, то еще + 6. Но музыка играет всегда.
В кафе «Флориан» сиживали Байрон, Казанова, Руссо, Диккенс, Пруст, Модильяни, Хемингуэй – да кто только не сиживал! Из русских — Стравинский, Бродский… Наверняка, и многие другие. Вообще где-то сказано, что это кафе посетили все знаменитости, побывавшие в Венеции с 1720 года – даты его открытия. Так что можно предположить, что сидел здесь и Гоголь, восхищавшийся венецианским мороженым.

Гёте и Гоголь – эти два имени по-разному, но с почти одинаковой силой завораживают меня. Гоголь все-таки чуть-чуть больше… но о нем речь еще впереди.
А жил Гёте в гостинице «Даниэли», где также останавливались Жорж Санд и Вагнер – тоже весьма уважаемые мною персонажи. Это недалеко от церкви Сан Заккария, возле которой жила и я.

«О, если бы я мог,- писал Гёте из Венеции в Веймар,- передать вам, друзья мои, хоть частицу этого легкого существования!»

Позже, весной 1790-го, он опять ненадолго приедет сюда и на сей раз выскажется менее восторженно:

«Я теперь несколько более нетерпим к свинской жизни этой нации, чем в первый раз».

В этот второй приезд он напишет «Венецианские эпиграммы».

Раз по Большому каналу я плыл, растянувшись в гондоле;
Много груженых судов там на причале стоит,
Есть там любые товары, здесь все, что захочешь, найдется:
Овощи, вина, зерно, веток вязанки сухих…
Эту гондолу сравню с колыбелью, качаемой мерно,
Делает низкий навес лодку похожей на гроб.
Истинно так! По Большому каналу от люльки до гроба
Мы без забот через жизнь, мерно качаясь, скользим.

А пока, во время своего первого большого путешествия, Гёте из Венеции уехал в Рим, куда и прибыл 28 октября.

Около трех месяцев жил он в Вечном городе, изучая памятники искусства. И снова посещал кафе – теперь знаменитое «Греко».

Вот здесь уж точно бывал и Гоголь – более того, написал бОльшую часть «Мертвых душ». Кафе расположено почти у подножия Испанской лестницы, с ее церковью Троицы наверху.

А Николай Васильевич жил справа от церкви, на виа Систина. У меня сохранилось несколько бумажных фото двенадцатилетней давности: улица,

дом Гоголя с мемориальной доской,

вид, которым любовался он, стоя над ступенями, прежде чем спуститься к кафе и начать творить.

Так, без тряпок и ограждений, выглядела тогда сама Испанская лестница (не во времена Гоголя или Гёте, а двенадцать лет назад 🙂 ).

А Гёте в Риме жил, в том числе, на виа дель Корсо

в доме под № 18,

рядом с пьяцца дель Пополо.

Вот что прочитала я в интернете о доме Гёте:

«Здание, построенное более 400 лет назад, в XVIII веке принадлежало одной из знатных римских семей Браччи. В те времена помещения первого этажа были заняты под коммерческую деятельность, на втором уровне находились жилые покои хозяев, а комнаты, расположенные выше, сдавались в аренду гостям города. Здесь проживали многие выдающиеся деятели культуры и науки, знаменитые художники и скульпторы, однако свою популярность данный многоэтажный дом приобрёл только после того, как среди его постояльцев появился немецкий писатель»…

Сегодня мало что изменилось: на первом этаже — магазины, выше — квартиры.

В подъезде — лестница и лифт,

почтовые ящики жильцов.

Но есть здесь и портрет писателя-путешественника на фоне гор и античных развалин.

Что и не удивительно: ведь в доме находится его музей — вот табличка на старинной двери с причудливой ручкой.

Музей был открыт в 1997 году, экспозиция рассказывает о поездке Гёте по Италии, о его жизни в Риме. Здесь есть письма и дневники, картины его друга и попутчика Тишбейна, его собственные зарисовки – нет только сохранившихся или восстановленных жилых комнат. На фасаде мемориальная доска:

«В этом доме сочинял и писал свои бессмертные вещи Вольфганг Гёте». Что же это за «бессмертные вещи»? Пьесы «Эгмонт», «Ифигения в Тавриде», «Торквато Tacco», стихотворения «Купидо, шалый и настойчивый мальчик» и «Амур–живописец».

На скале сидел я ранним утром,
Пристально глядел в туман рассветный,
Точно холст, покрытый серым грунтом,
Вширь и ввысь он затянул окрестность.
Подошел ко мне какой-то мальчик
И воскликнул: «Что ты, друг любезный,
В полотно уставился глазами?
Иль навеки потерял охоту
Красками орудовать и кистью?»…
И тотчас же пальчиком искусным,
Розовым и белым, точно роза,
Быстро начал по холсту водить он,
Пальцем начал рисовать картину.
Наверху изобразил он солнце
В блеске ослепительно прекрасном,
Облака, с краями золотыми
В тех местах, где луч сквозь них пробился…

В Риме работал Гёте и над «Фаустом». А позже он напишет «поэтические воспоминания» — «Римские элегии».

Земля и небо в ослепительном сияньи,
Безоблачен эфир благоуханный,
А высоко в горах одни лишь нимфы
Резвятся на снегу, неслышно павшем
Так ненадолго…
Рад я: теперь–то меня классический край вдохновляет,
Древний и нынешний мир внятно со мной говорит.
Я, исполняя совет, неустанной рукою листаю
Древних творенья — и здесь мне все дороже они.

В Риме случился у него ничем не закончившийся роман с прекрасной миланкой.
Из Рима Гёте ездил в Неаполь, где наслаждался морем, небом, Везувием, затем на Сицилию (тоже старые бумажные фото).

Побывал в Палермо, где совершал экскурсии по окрестностям, наслаждался роскошной природой и собирал растения и минералы. Посетил Алькамо, Сегесту, Джирдженти, Катанию, едва оправившуюся после землетрясения Мессину.

Возвращаясь в Неаполь на корабле, чуть не потерпел крушение у острова Капри. После Неаполя вновь приехал в Рим.

«Путешествие в Италию имело глубокое влияние на окончательную выработку характера Гёте и на всю его последующую деятельность,.. – пишет Холодковский. — Уже во время первого своего пребывания в Риме он чувствовал себя совершенно переродившимся и на все смотрел с новой точки зрения. Его понятия, симпатии, вкусы претерпели полное изменение… Путешествие в Италию стало поворотным пунктом в жизни поэта: только после этого путешествия он осознал себя вполне сложившимся человеком, с определенным, цельным миросозерцанием».

«Можно смело сказать, что там, где мы видим воочию и в целом все то, что было нам известно лишь понаслышке и по частям,- там начинается для нас новая жизнь. Все грезы моей юности теперь оживают предо мною; первые гравюры, какие я только помню — эти виды Рима в комнатах отцовского дома — восстают перед моими глазами в действительности… Куда я ни пойду, везде встречаю знакомое в этом новом для меня мире; все это таково, как я его себе представлял, и все-таки ново. То же самое могу я сказать и о моих взглядах, моих идеях. Нет у меня ни одной новой мысли, не нашел я ничего для себя неожиданного; но прежние мысли мои приобрели такую определенность, живость и взаимную связь, что их можно считать за новые», — писал сам поэт.

Из Италии, по его словам, совсем иным, новым человеком, Гёте вернулся в Веймар, чтобы зажить по-новому.

Веймар чудесно описан авторами сайта Татьяной и Петром, а мой рассказ о Гёте в этом городе пока ждет своего часа.

Все статьи Марины Кедреновской.

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 2

  • Похоже, Гете, во всей Европе оставил память о себе)))! В районе Карловых Вар чуть не четверть достопримечательностей и отелей с его имнем связаны!

  • Спасибо. Интересно. Читала про Сицилию — упомянуты были слова восторженные Гёте об этом острове. Приятно, что мы с Гёте солидарны — после Италии и Сицилии особенно живешь по-другому.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *