Камиль Коро и Жан Франсуа Милле в ГМИИ

В  зале, где выставлены картины мастеров барбизонской школы,  экспонируются работы Жана Батиста Камиля Коро. В его творчестве соединились и классические, и романтические, и реалистические черты.

Умер он в 1875 году, прожил долгую и плодотворную жизнь. Коро был знаком с барбизонцами, но не разделял их взглядов. Во многом Камиль Коро предвосхитил импрессионизм, оставаясь притом классическим художником. И хотя сами импрессионисты называли Коро своим предтечей и учителем, сам он их живопись не понял и не принял. 

 Творчество Коро пришлось на тот период, когда барбизонцы уже начали нравится публике. Часто случается так, что вначале люди не принимают новое. Потом, по прошествии какого-то времени,  появляется  что-то другое и то, что не нравилось несколько лет тому назад, уже кажется привлекательным, потому что появилось направление еще новей, и безобразней, как обычно говорят о чем-то непривычном. Когда появляются импрессионисты,чье «творчество» вообще не лезло ни в какие ворота, к барбизонцам уже вроде как привыкли и они стали нравиться.

 В нашей экспозиции есть портрет сестры художника Камиля Коро, им написанный.Эта картина называется «портрет Мариетт Гамбе (грёзы Мариетт)», работа,  мало похожа на портрет, это скорее жанровое полотно, изображение не самой девушки, а её мечтательности, задумчивости.

 Коро получил абсолютно традиционное художественное образование, закончив Академию с золотой медалью. И его, в качестве поощрения,  на три года  отправляют совершенствоваться в Италию за казенный счет. Оттуда он привёз небольшую картину «Утро в Венеции».

 По истечении этих трёх лет, возвратившись на родину, Коро ставит себе цель исходить всю Францию пешком и открыть трепетность родной природы.  И из каждого пешего путешествия он привозил новые картины. Одна из таких его работ  «Воз сена (повозка, переезжающая брод у большого дерева)».

Играя светом и тенью, Коро пишет некое переходное состояние природы. Явно —  совсем недавно прошёл дождь или он и сейчас ещё идёт. Повозка переезжает  большую лужу. Дождь был, но, все таки, уже прошёл. За деревом лужайка  уже освещена солнцем и оно пробивается сквозь тучи.

Переходное состояние природы показано с большим мастерством.  

Любой пейзаж Камиля Коро — это пейзаж настроения. Он передаёт трепетность, подвижность, вибрацию не только композиционными построениями, но и потрясающей валёрной живописью.

 Любая картина Коро подтверждает, что он не был самым выдающимся колористом. Он считал, что цвет в живописи — не самое главное. Нужно сначала всё прорисовать, а потом все предметы показать в движении. Движение у мастера проявляется на уровне трепетания листвы, дуновения ветра, шелеста травы. И он давал это движение не только вибрирующим мазком. Коро НЕ ПРОПИСЫВАЛ ДЕТАЛИ, как Герен.

 Коро утверждал, что в каждом цвете существует по крайней мере 20 его градаций. Но задача художника —  не только распознать эти детали, но и наложить их так, чтобы все оттенки от самого тёмного до самого светлого больше одного раза в картине не повторялись.

 Любую картину Коро обыгрывает таким образом, чтобы разложить цвет на все оттенки и расположить каждый из них на картине.Сначала он разлагает, допустим, зеленый цвет. Затем тоже самое проделывает с серым. А потом берёт некий контрастный цвет и наносит его точками в картине так, чтобы ещё больше усилить эту трепетность. Такой цвет он называл соусом или приправой.

 Например, «соусом» Коро в картине «Порыв ветра» является цвет женского платка, который обыгрывается бликами на небе. Цветовая гамма картины почти монохромная и этот платок — единственное желтоватое пятно. 

В работах Коро  всегда заметен РИСУНОК. Обратите внимание на его так называемую «пушистую» манеру письма.  Фигурки на картине нужны для создания глубины, третьего измерения. Важно то, что Коро впервые удается передать с помощью живописи некий «трепет атмосферы». На этом полотне физически чувствуется ветер, движение атмосферы, и то, как крестьянка с трудом идёт навстречу его порывам. Движение в картине, как и волнение в природе, неясно, не до конца выражено художником — это лишь лёгкий трепет, но не буря, не драматизм стихии, увлекавший романтиков.

«Купание Дианы» — одна из последних(чуть ли не самая последняя) работ Коро.

Некоторые специалисты утверждают, что последняя. В это время  Коро отказывают в участии в выставках,заявляя,что пришло время молодых авторов, а его манера письма уже всем надоела.  И вот как-то ему посоветовали немного освежить тему, написать какую-нибудь Венеру в пейзаже. 75-летний Коро вдохновился, достал большой холст, пригласил дочку Шарля Франсуа Добиньи Эмму, и изобразил ее на фоне природы, как Диану.

 Но как он пишет свою Диану. Помня о традициях классицизма в искусстве он правит её фигуру, превращая в прекрасную античную статую. Коро был далёк от традиций импрессионизма. Его пейзаж написан в одном режиме освещения, а Эмма — в другом, она освящена светом совсем от другого источника.Ее фигура не в полной мере соединяется с фоном, она как будто «вставлена» в пейзаж. Позже импрессионисты  заметят, что  живописный предмет не может существовать изолированно, все предметы должны объединяться светом. Но Коро до этого уже не доживёт.

 Девушку на этом полотне откровенно жалко. Она же стоит в луже, её очень хочется прикрыть одеялом, укутать, чтобы не замёрзла. Картину отличает очень четкий и правильный  РИСУНОК! Коро всегда делал так.

 Что касается сюжета — иллюстрация известного эпизода из мифа. Диана входила в озеро, чтобы искупаться и вдруг увидела в воде отражение охотника Актеона. Она ужаснулась, что он увидел её обнажённой, превратила его в оленя и собаки вмиг разорвали несчастного. То есть Коро идёт по стопам Клода Лорена — вставляет в пейзаж мифологический сюжет.

 Интересно, что эту работу Коро писал в то же время, что и Ренуар свою «Обнажённую». Но Ренуара обольют грязью, а Коро возведут на пьедестал, если не на небо.

 В нашей коллекции хранится 14 работ Коро. Две из них – под вопросом. И если не говорить об этих двух, то остальные 12 – высочайшего качества. (Ещё можно долго говорить на тему множества подделок Коро. Конец XIX – начало XX  веков было временем, когда в Европу заспешили американские коммивояжёры за картинами, другим антиквариатом. Новый Свет своего искусства не создал, был занят деланием денег, искусство покупали в Европе, денег не жалели. И если появился спрос, то тут же возникает предложение… поддельных картин. Коро попадает под этот спрос , его картины очень нравятся американцам. Ну и подделок под «Коро» было создано невероятное множество. Существует искуствоведческо-антикварная шутка, что из 2 000 тысяч его картин – 4 000 хранятся в частных коллекциях.  Но в нашем музее работы Коро – ПОДЛИННЫЕ!)

Ещё один мастер, который  не принадлежал к барбизонцам, но был связан с их школой — это Жан Франсуа Милле (1814-1875). Он стал одним из крупнейших мастеров середины XIX века. Первое признание он получил благодаря портретам и небольшим картинам на библейские темы. Но основным мотивом его произведений стал крестьянский труд.

Рождённый в Нормандии в крестьянской среде, художник сосредоточил внимание не на жанре пейзажа, а на изображении крестьянского труда, главного, на его взгляд, предназначения человека на земле. Милле показал сельский труд как естественное состояние человека, как единственно возможную форму его бытия.

Художник был другом Теодора Руссо, в отличие от барбизонцев, сам он в Барбизон не приезжал, а  постоянно там жил. Поскольку  сам он был крестьянином, то видел природу, как сферу крестьянского труда и своей задачей считал передать связь крестьянина с природой. Его пейзажи овеяны присутствием человека, наполнены отголосками его дум и мечтаний. В пейзажной тематике Милле появляется тема труда в библейском понимании — труд, как крестьянское смирение, дабы добыть хлеб в поте лица своего.  Эту тему в дальнейшем оценит и позаимствует Винсент Ван Гог.

 «Собирательницы хвороста» (1850-е годы) — характерный для художника сюжет нелёгкой крестьянской работы.  На картине нет неба, точка зрения дана сверху и это вызывает чувство давящей тяжести, напряжённого усилия, сконцентрированного в человеческих фигурах. Кажется, что это пространство низвергается вниз, придавливает героев к  земле.

 Ещё одна тема, кроме связи природы и человека, крестьянской работы — тема труда, уродующего человека. Он пишет своих героинь с такой точки зрения, что рассматривать их мы никогда не будем, их лица не видны. Но кривые ноги собирательниц хвороста рифмуются со скрюченными сучьями. В этом их тесная связь с этим миром. Они так же неказисты, так же просты, как этот мир.

 Во всей картине господствует землисто-коричневые тона, которыми написана одежда крестьянок. Тени сгущаются под деревьями, дробятся в куче хвороста на переднем плане. Милле был плохим колористом. Но у него есть мазки, которые делают пространство этой картины более динамичным. Эту манеру Милле использует Ван Гог и доведёт до предела, до крайности.

 Ещё одна картина Милле в собрании ГМИИ им Пушкина называется «Стога».

 В творчестве Жана Франсуа Милле ярко проявились черты демократического реализма — передового движения во французском искусстве середины XIX века. Главой демократического реализма был Гюстав Курбе.   

 

 

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *