Главное здание ГМИИ — II

Прололжение. Начало в части I.
Зал 1. Искусство Древнего Египта.

Коллекция египетских подлинников поступила в музей от санкт-петербургского академика Владимира Семёновича Голенищева. В.С.Голенищев был учёным, археологом, он ездил в Египет с экспедицией от Государственного Эрмитажа и выполнял роль надзирателя за работами. Параллельно он собирал коллекцию для себя. Санкт-петербургская коллекция собиралась во время раскопок, поэтому её предметы точно датированы, атрибутированы и привязаны к той или иной гробнице. А для себя В.С.Голенищев покупал предметы на «чёрном рынке». Поэтому они были ни атрибутированы и ни датированы. Уже позже учёные  определяли  возраст памятников и принадлежность к той или иной гробнице по параллелям с другими подобными артефактами.

В 1909 году Голенищев разорился и был вынужден продать свою коллекцию. Но, несмотря на выгодные предложения из разных стран, учёный хотел, чтобы его коллекция осталась в России, поэтому он продал её за меньшую сумму императорской казне. Причём, первую половину суммы ему выплатили сразу, вторую обещали выплатить позже, да так никогда с учёным и не расплатились, как у нас в России водится.

Коллекцию решили отправить в Москву, потому что в Эрмитаже уже было собрание египетского искусства. В итоге, московская коллекция оказалась даже лучше, чем та, что выставлена в Эрмитаже. Она меньше по количеству предметов, но их качество значительно выше. Ведь В.С.Голенищев старался, чтобы каждая эпоха, каждое явление в египетской культуре, были представлены  каким-либо предметом. Именно поэтому, собрание египетских древностей в ГМИИ хоть и компактнее, но лучше собрания Эрмитажа. В настоящее время это лучшая в России коллекция египетского искусства. И она стала первой коллекцией подлинников в музее.

Зал № 1, где сейчас экспонируются памятники Древнего Египта,  специально перестроили под коллекцию В.С.Голенищева. Его собрание попало в музей, когда он ещё находился на стадии строительства.

Потолок поддерживают колонны в древнеегипетском стиле, имитирующие связки папируса. Вся архитектура зала восходит к одному из залов древнеегипетского храма. Чтобы представлять себе обстановку древнего святилища, Роман Иванович Клейн ездил в Египет, посещал и осматривал храмы. В частности, он обратил внимание на храм Амона в Луксоре и  прежде всего ориентировался на него. Окна были завешены, потому что зал египетского храма не предполагал естественного освещения. Вверху, на потолке, помещается многократно повторенное изображение птицы с распростёртыми крылами, это образ богини неба Нут.

Потолок также расписан под звёздное небо.

Один из залов египетского храма фактически воспроизводил природу на берегах Нила, горы царственных папирусов.
И.В.Цветаев специально просил Р.И.Клейна сделать зал в таком стиле для того, чтобы посетитель не просто посмотрел отдельные предметы, но и проникся атмосферой Древнего Египта. К тому же, изначально музей планировали как учебный и его целью было дать студентам представление не только  о живописи, скульптуре и мелкой пластике, но и об архитектуре.

О коллекции. Реэкспозиция в зале проходила несколько лет назад, в 2012 году. Некоторые памятники оказались в фондах, другие – наоборот, выставили.  В настоящее время представлена примерно треть имеющейся коллекции, то есть большая часть египетских древностей находится в запасниках.

ПАМЯТНИКИ
Саркофаг и мумия Хор-Ха. Любопытно, что эту мумию никак не могут сфотографировать, рентгеновские снимки никогда не получаются. Мумия «не хочет» открывать свои тайны. Это мумия жреца Хор-Ха, он умер во 2 тысячелетии до н.э.

Мумия находится в горизонтальной витрине справа от входа в зал

Как египтяне бальзамировали мумию? Существует множество рецептов и все они, по сути, сводятся к одной и той же технологии: в боку мёртвого тела делали надрез. Эго делал специально обученный человек, которого называли «парасхист» (вспарыватель). Тело умершего человека считалось священным и поэтому, парасхиста, с одной стороны, нанимали родственники умершего и платили ему деньги за нанесение надреза на боку. С другой стороны, как только парасхист наносил  надрез, он со всех ног убегал. Люди, которые его наняли, теперь бежали за ним и бросали в него камни за то, что он совершил такое святотатство.

Затем, через разрез доставали внутренности, которые промывали, помещали в специальные сосуды, наполненные бальзамирующими веществами. Такие сосуды есть в коллекции музея, они расположены в вертикальной витрине за мумией Хор-Ха, в углу, почти напротив входа в зал).

Все полости в теле также заполняли бальзамирующими веществами. Тело помещали в «натрон»  — некое подобие соды. Натрон вытягивал из тела всю влагу и начинался процесс мумификации. Тело было иссушено, поэтому уже не могло истлеть. Его повивали льняными бинтами и помещали в саркофаг.

Саркофаг жреца Хор-Ха не самый лучший и не самый красивый в коллекции. Самый лучший – это саркофаг Маху.

Саркофаг Маху.

Он повторяет форму мумии, гробница сужается к ногам. На саркофаг всегда помещалась маска, которая должна была обозначать лицо умершего. Именно обозначать, а не изображать. Потому что в независимости от того, кого  хоронили – старика, девушку, женщину, человека молодого или старого – маска всегда была одинаковая.  Лицо маски рисовали с широко раскрытыми глазами, подчёркнутыми чёрной или тёмно-синей краской.

Египтяне верили, что когда душа вновь соединится с  телом, то она должна войти в саркофаг именно через глаза. Для этого тело сохраняли, мумифицировали.

Саркофаг Маху — блестящий образец древнеегипетского искусства. Он выполнен из дерева,  этот материал очень высоко ценился в Древнем Египте, дерева было немного. Чёрный цвет саркофага подчёркивает сияние позолоты. Позолота, тонкость проработки деталей свидетельствует о том, что это саркофаг очень богатого человека, выполненный лучшими мастерами.

Несомненно, лучшими египетскими мастерами выполнялись и деревянные статуи Аменхотепа и его жены царицы Раннаи. Эти фигуры, с одной стороны, соединяют традиции египетского искусства. Египтяне всегда изображали людей в застывшей позе широкого шага с прямыми ногами.  Это не совсем живоподобно, ведь во время ходьбы колени сгибаются. Здесь ноги прямые, руки вытянуты вдоль тела и прижаты к нему. Левая рука Раннаи согнута в локте и тоже прижата к телу. Правило здесь сочетается с очень тонким психологизмом. Фигура мужчины высокая, он широкоплечий. Он уверенно шагает, его голова высоко поднята и открыта. Он жрец, поэтому не носит парика и волосы не затемняют лицо, оно ярко освещено. Он чуть-чуть поворачивает голову влево. Он как будто сопротивляется правилу, согласно которому изображаемый должен был смотреть прямо перед собой. Фигура его жены  тонкая, хрупкая, она мелко семенит ногами в своём узком платье, в противоположность широкому шагу мужа. Её лицо чуть приопущено, на лицо падает тень от волос. С правой стороны волосы не сохранились, но они тоже были. На лице женщины появляется мечтательное, загадочное выражение. Именно так египтяне представляли себе идеального мужчину и идеальную женщину. Мужчина – сильный и решительный, женщина – хрупкая, тонкая, загадочная. И в этом прелесть египетского искусства. С одной стороны, оно имеет строгие правила, с другой – внутри этих правил может быть очень тонкая и изысканная психологическая характеристика.

Кроме дерева египтяне очень любили слоновую кость, а ещё больше – камень.
 Косметическая ложечка. Шедевр музея – маленькая костяная ложечка, она известна на весь мир. Это тончайшая работа из слоновой кости. Ложечка предназначается для косметики.

Она представляет собой шкатулку для хранения косметических средств, её можно открыть. Шкатулка выполнена в виде плывущей девушки с цветком лотоса в руках. Кроме раскрашенной и нераскрашенной слоновой кости здесь использовано буковое дерево, из этого материала сделан паричок у девушки. Такая тонкая, изящная вещь,  возможно, употреблялась в быту богатых людей, а возможно, была ритуальной. Происходит она, конечно, из гробницы.

Особенностью древнеегипетской культуры в том виде, в котором она до нас дошла, является то, что предметы происходят не из домов или из дворцов, а именно из гробниц. Это  то лучшее., что египтяне хотели взять с собой в загробное царство.

Здесь также представлена эпоха Среднего Царства в египетском искусстве. Название говорит о том, что это середина существования древнеегипетского царства – 2-ое тысячелетие до н.э. В это время особое внимание в египетском искусстве уделяется портретным изображениям. Скульптуры фараона Аменемхета III интересны тем, что их сохранилось достаточно много. Фараон правил достаточно долго, он основал фаюмский оазис в Египте. Его изображали неоднократно, в разном возрасте, его изображение можно найти в разных музеях – в берлинском, в Эрмитаже. По его портретам можно  наблюдать, как внешность фараона менялась с возрастом. В ГМИИ Аменемхет III представлен не стариком, но и не молодым человеком. Если присмотреться, то можно заметить мешки под глазами, тяжёлые, нависшие веки, морщинистые губы, то есть фараон далеко не юн. Но его голова присоединена к телу молодого и сильного юноши, так как фараон в Древнем Египте считался богом и олицетворением Египта и всегда должен был изображаться сильным и молодым. Поэтому здесь, с одной стороны присутствует портретное изображение, а с другой, обожествление фараона, представленного в теле молодого и сильного юноши, который ничем от богов не отличается.

На этом разговор о египетском искусстве можно заканчивать, мы увидели шедевры зала. Если есть время, можно  показать рельеф начальника сокровищницы Иси. (Рельеф. Известняк. Середина 3-го тыс. до н. э.)
Существуют несколько рельефных изображений  казначея фараона Иси. Следует подчеркнуть, что  при изображении человека египтяне пользовались строгими правилами. Плечи человека развёрнуты в фас, голова имеет сложный поворот. В действительности, совершенно невозможно свернуть глаз так, как он изображён. Человек смотрит прямо на нас, то есть глаз изображён в фас, при этом голова повёрнута в профиль. Такое изображение показывало, что изображённый человек живой, что он способен к движению.

Когда египтяне изображали мумию, не живое тело, то в композициях, посвящённых погребению, мумию изображали либо строго в фас, либо строго в профиль. Сложное изображение казначея Иси подчеркивало, что человек живой, поэтому и собирали разные точки зрения. То, что для нас считается нереалистичным, с их точки зрения было совершенным реализмом, указанием на то, что это живой человек.

Экскурсия продолжается в зале искусства Древнего Ближнего Востока.

TEXT.RU - 100.00%

Комментарии 1

Слово молвить