Большое французское путешествие-IV

Руан — столица Нормандии. Живерни и Бове. Реймс — столица Шампани.
Ночлег в долине Мозеля. Замок Эльц и аббатство Мария-Лах. Транзит через Германию и Польшу в Москву.

После Этрета мы двинулись к столице Нормандии Руану.
По дороге попался своеобразный рекламный щит: —
продажа фруктов
парковка овощей
— естественно по-французски. Снять не успели.
Руан, как и любой большой город, заслуживает отдельного рассказа. Он производит впечатление очень крупного, сравнимого по размерам и населению как минимум с Ярославлем, хотя по количеству жителей он меньше Новгорода. Однако. в Руане есть даже своя линия метро.

На самом деле это трамвайный маршрут, уходящий под землю в историческом центре города.

Глядя на Руан с набережной Сены, можно подумать. что это современный город. О старине напоминают только шпили готического собора Нотр Дам. На самом деле в городе полно древностей, просто старина как ножом отрезана в трёх кварталах от реки. Роль ножа сыграли англо-американские бомбардировщики — бомбили речной порт, а попутно сровняли с землёй треть Старого города.

Мы поселились как раз в этой отрезанной трети. Отель «Ар э Сен» (Искусство и Сена) занимает один подъезд заурядного послевоенного жилого дома.

Наша комната была на 3-м этаже с французским балконом, выходящим на такое же безликое послевоенное здание.

Вход в отель был из подворотни, где я почувствовал себя как в Ленинграде Петербурге. Зато во дворе-колодце нашлось местечко для машины. В этом мрачноватом, но недорогом и удобном отеле мы провели две ночи. Реклама на букинге не соврала — до собора действительно было 5 минут ходу.

А от собора начинается старый Руан со множеством фахверковых домов, помнящих времена Ричарда Львиное Сердце  Жанны д’Арк, с узенькими улочками и готическими храмами.

Руан немного суматошен, грязноват, а местами и бомжеват клошароват. На улицах встречаются арабские женщины в хиджабах, а в супермаркете — охранники-африканцы в безукоризненных костюмах с рациями в ухе. Гуляя вечером по главной пешеходной улице Больших Часов (Rue du Gros Horloge), мы были шокированы несколько удивлены поведением одного нестарого, весьма прилично одетого месье. Он ничтоже сумняшеся раскатал спальный мешок… у витрины какого-то  бутика и… спокойно улёгся спать. Полиция, проезжавшая мимо, не обратила на это ни малейшего внимания.

Днём клошары тусуются на площади Старого Рынка (Vieux Marche) у церкви святой мученицы Жанны д’Арк и ненавязчиво хотят получить 1-2 евро.
Раз уж зашла речь о Жанне д’Арк, то придётся вспомнить, что именно на этой площади её сожгли на костре. Добрые всё же были люди в старину. Хотя сейчас они вряд ли стали злее.

Старинная церковь, стоявшая на площади во времена казни Жанны, погибла не в Столетнюю, а во Вторую Мировую войну. Её витражи, к счастью, уцелели и украшают современный храм.

Завершение новой церкви по замыслу архитекторов символизирует пламя костра, а высокий крест справа отмечает то самое место, где сожгли Жанну.  Кстати, всего лишь 25 лет спустя после обвинения в ереси и сожжения на костре, она была полностью реабилитирована. Правда для этого потребовалась победа Карла VII в Столетней войне. В 1920 году Папа Римский Бенедикт XV причислил Жанну к лику святых.


К церкви Жанны д’Арк современные архитекторы пристроили крытый рынок,

чем мы и воспользовались, набрав там всяческих крабо-лангустных вкусностей и употребив их на парапете поодаль от сборища местных клошаров.

                                                                                                                                                                        Большая часть Старого Рынка сохранила средневековый облик — она застроена многоэтажными фахверковыми домами.

От площади к Руанскому собору идёт уже упомянутая улица Больших Часов. Примерно посредине её поперёк улицы стоит роскошно отделанная арка со знаменитыми часами . Часы служат таким же символом Руана, как и собор Нотр Дам.

Часы с единственной стрелкой установлены в 1389 году, их циферблат похож на солнце, а серебряный шар над часами показывает фазы луны.

Улица Больших Часов — это руанский Арбат, а вот «Красной площади» здесь нет вовсе. Даже площадь Старого Рынка на неё не тянет, не говоря о Соборной площади. Они слишком дружелюбны и сомасштабны человеку, в отличие от нашего официоза.


В Руане есть четыре выдающихся готических сооружения: собор Нотр Дам, дворец Правосудия, церковь Сен Маклу и церковь Сент Уэн. Каждое из них хорошо по своему. Собор потрясает своим возрастом (ему около 900 лет, хотя в его основании лежат камни IV века нашей эры!), размерами, величием и самым высоким во Франции шпилем.

Ночью его фасад служит «сценой» для  любимого во Франции аудиовизуального спектакля «Son et lumiere» (Свет и звук). Звука не обещаю, а свет — пожалуйста. Это просто иллюминация.

А это уже «Свет и Звук».

Дворец Правосудия — редчайший и ценнейший памятник готической гражданской архитектуры. Он занимает целый квартал, но из-за плотной застройки никак не хочет целиком влезать в кадр.

На стенах Дворца Правосудия, служившего в давние времена парламентом Нормандии, видны следы от бомбёжек 1944 года.

Церковь Сен Маклу, зажатая старинными домами, являет собой прекрасный образец «пламенеющей готики». Она освящена в честь валлийского монаха-миссионера Маклоу, крестившего Нормандию и причисленного к лику святых.

Атриум Сен Маклу, спрятавшийся во дворах позади церкви, как будто изъеден временем. В умной книжке сказано, что это место захоронения (?) жертв эпидемии чумы. Если честно, то во дворике мне было немного не по себе.

Колоссальная церковь Сент Уэн прежде относилась к бенедиктинскому монастырю.

Поблизости видно здание мэрии — это перестроенные дворец епископа, входивший в комплекс аббатства.

На узких средневековых улочках стоят древние фахверковые дома. Нигде, кроме Руана, нам не доводилось видеть таких кривых, перекошенных домов. Это ещё не самый страшный вариант, хотя ходить по этому проулку уже боязно.

Это не руки фотки кривые — это дома косые!

Эти домики невысокие, поэтому изогнулись не сильно…, но заметно.

В Руане есть очень достойный художественный музей. Там хранится часть из 17 картин Клода Моне с изображением руанского собора. Нам повезло — мы попали на выставку Клода Моне и импрессионистов.


При всей своей суматошности и непричёсанности Руан, безусловно, обязателен к посещению.
Мы провели в городе полный день и две ночи. На другое утро попрощались с берегами Сены и двинулись в скромную деревеньку Живерни, где жил, творил и умер Клод Моне.

Рассказывая о картинах Моне в ГМИИ им. Пушкина, мы мечтали когда-нибудь попасть в его имение, увидеть легендарные стога сена, пруд с кувшинками, сад, словом всё то, что окружало Мастера вплоть до самой его кончины.

Клод Моне — один из создателей нового направления в искусстве, именуемого «импрессионизм» — остался верен ему до конца жизни. В 20-е годы ХХ века он продолжал писать стога сена и кувшинки в Живерни, в то время как уже был создан «Чёрный квадрат».

Признаюсь по секрету, что первые мне куда ближе второго. В деревне народу немного, а вот в самом доме и в саду полно посетителей. Тут до меня дошло, что Париж рядом, а сегодня воскресенье. Тем не менее мы с удовольствием ходили по дому (снимать нельзя) и по саду.

Выйдя из имения Моне, прошли вверх по деревенской улице к церкви.

Здешняя церковь весьма почтенного возраста.  Её построили на рубеже XI/XII веков и освятили во имя святой Радегунды, почитаемой во Франции.

Художник покоится на сельском кладбище неподалёку от алтаря. Атмосфера в Живерни удивительно умиротворённая. Неудивительно, что мастер писал здесь такие лиричные полотна.


Мы едем дальше — в городок под названием Бове.

Он знаменит колоссальным недостроенным собором святого Петра. Его зодчие замахнулись на невиданное прежде сооружение и были наказаны за гордыню — свод треснул пополам, а после пристройки башни часть нефа обрушилась. Храм выглядит куцым и недостроенным, но его самый высокий во Франции свод заслуживает восхищения.


Снаружи и изнутри хорошо видно. что стены и своды держатся на поздних металлических стяжках.

В соборе находятся уникальные астрономические часы постройки 2-й половины XIX века со множеством циферблатов, указывающих не только времена года, фазы Луны, даты равноденствий, но и возраст Вселенной. Их создал инженер Люсьен Огюст Верите (Lucien Auguste Verite) в 1865-68 годах. Пять раз в день устраивается представление «Свет и Звук» — в 10.40, 11.40 утром и в 14.40, 15.40 и 16.40 после обеда. Повествование ведётся на французском, но при этом запускают движущиеся фигурки Христа и ангелов. Взрослый билет стоит 4 евро.


Средневековый Бове был вдребезги разрушен во время последней войны. В городке помимо собора Сен Пьер сохранилось совсем немного: епископский дворец, занятый краеведческим музеем,

обломок приходской церкви святого Варфоломея

и одинокий средневековый дом XV века.


Возможно, Амьен было бы посетить интереснее, но туда мы уже просто не успевали.

Из Пикардии мы двинулись дальше на восток — в провинцию Шампань.


Нашим последним французским городом в этом путешествии стал Реймс. Почитав о нём в ДК, я понял, что кроме шампанского, собора Нотр Дам и базилики Сен-Реми в городе больше ничего нет. Упоминался ещё епископский дворец «Тау» в форме одноимённой буквы греческого алфавита и художественный музей с работами Давида и Коро. Но мы в любом случае оказывались в городе в понедельник, когда музеи закрыты. Ну что же — думалось мне — посмотрим собор, купим шампанского, настоящего, может быть даже Дом Периньон или Вдову Клико, посмотрим базилику и вперёд — на восток!
Должен сказать, что накануне поездки мне пришлось заблокировать и поменять банковскую карту, а перед самым выездом пришла смска о попытке блокировки средств отелем в Реймсе. Транзакция не прошла и Букинг предложил мне связаться с отелем. Я же, будучи под впечатлением несанкционированной операции и пропажи 25 тыс. рублей, разозлился на отельеров, не доверяющих клиентам, снял эту бронь и зарезервировал в Реймсе отель Кампанилла по предоплатному тарифу. Кампанилла — это хорошие, честные 3 звезды. Жаль только, что для нас эта сеть немного дороговата. Но в Реймсе мы не прогадали: отличный номер, подземный гараж за небольшие деньги, ресторан при отеле. Правда, вид из окна оказался не очень, хоть и на собор.


Поставив машину и отнеся сумки в номер, мы отправились к собору. Поначалу город соответствовал скупым строкам из путеводителя: заурядные старые кварталы с вкраплениями невысоких современных зданий, узкие, ничем не примечательные улицы.

Но выйдя к собору мы слегка потеряли голову. В Реймс стоит приехать ради него одного.


К северу и западу от собора раскинулись городские кварталы, выстроенные в роскошном имперском стиле: ампир, эклектика, ар нуво; колонны, лепные карнизы, башенки, статуи.

Пройдя пару кварталов мы поняли, что безнадёжно влюбились в Реймс. Полдня на такой город — это ничтожно мало и сюда обязательно надо вернуться.

Длинный день завершился ужином в ресторане Кампаниллы. Всё было прекрасно, только не стоило заказывать настоящую андуйетте из Труа — колбаску из требухи. Она наверняка была настоящей, почему и требуха в ней чувствовалась слишком отчётливо. Но здесь уж, как говорится, сам виноват. Жена взяла омлет и была очень довольна.
Наутро мы поспешили к собору: стрельчатые арки, пинакли, аркбутаны, страшные горгульи на водостоках.

Две потрясающие квадратные башни венчают всё это великолепие. Ещё раз прошлись по центру города и добрели до древнеримских ворот Марса, насчитывающих более 1800(!) лет.

За воротами Марса оказались корпуса практически неизвестного в России шампанского дома Шарль де Казанов. Попробовали три сорта шампанского и, памятуя о грозных батькиных мытарях, купили лишь пару бутылок. Шампанское оказалось совсем непохожим на «советское» — скорее брют, чем сладкое, с тонким приятным вкусом.

Вернулись назад по очень красивой пешеходной улице Друэ д’Эрлон (Drouet d’Erlon), решив, что реймсский Арбат — всем Арбатам Арбат!

  

К средневековому аббатству Сен-Реми, находящемуся довольно далеко от центра, подъехали на машине. К счастью сильный дождь, ливанувший перед возвращением в гараж гостиницы, закончился, и мы спокойно обошли аббатство со всех доступных сторон.

Храм освящён во имя святого Реми, епископа Реймсского, который впервые в истории Франции совершил коронацию в Реймсе. Он крестил и короновал предводителя франков Хлодвига.

Часы на колокольне пробили 2 раза и стало ясно, что наступила пора прощания с прекрасной Францией. На ночь был забронирован пансион в городке Ирциг в долине Мозеля.

Навигатор проложил кратчайший маршрут через Седан, Люксембург и Трир. Километрах в 100 от Реймса на площадке отдыха мы увидели статую огромного кабана. Правильнее сказать — кабанища — потому что это оказался самый большой кабан в мире.

Вот данные с информационной таблички: почти 10 метров высоты, 14 метров длины, 5 метров ширины! 50 тонн стали, 6,5 тонн сварочной проволоки и 12 тысяч часов работы. Кличка кабанища — Вуаник (Woinic), его создателя, бывшего металлурга, а ныне скульптора, зовут Эрик Слезьяк (Eric Sleziak). Тут же возникла идея соцсоревнования: «Ударим французским кабаном по батькиному зубру или наоборот!»

Незадолго до бельгийской границы стрелка уровня топлива склонилась вправо — вообще то давно было пора, ведь последний раз я заливался ещё в Блонвиле в Нормандии. Уж как мне ни хотелось дотянуть до Люксембурга с его недорогим бензином (1,2 евро против 1,6), но на честном слове не поедешь. Поиски заправки в Седане оказались неудачными — опять только Е10, а 95-го нет. Ну ясно — город то Седан, а у нас — хетчбек 🙂 . По какому-то непонятному наитию я выехал из города, пересёк речку и на тихой пригородной улице увидел колонку перед магазином Карефур.

Зашёл внутрь, спросил, заливают ли они под расчёт? Ещё в Рибовилле колонка у магазина Леклерк заблокировала мне 130 Евро, хотя заправился я только на 65 и мне совсем не улыбалась блокировка, когда на карте осталось уже всего-ничего. Оказалось, что заливают, причём даже за наличные. 69 Евро за полный бак и мы можем ехать дальше. На дворе чувствуется осень, сыро, ветрено, Франция плачет, прощаясь с нами. Нам тоже грустно — путешествие заканчивается, а Франция действительно оказалась прекрасной. Мы обязательно вернёмся — когда соберёмся с силами и средствами.
От Седана записи в путевом дневнике напоминают хронику отступающей армии. В начале пятого пересекли бельгийскую границу.

Насмотрелись придорожной рекламы пропаганды о соблюдении ПДД — недаром говорят, что в Бельгии самые недисциплинированные водители в Европе. Надпись на щите: » А вот так Вы меня видите?!» Ниже надпись на оранжевом фоне: «стройка — снижай скорость».

В этот раз собственно Бельгию мы не увидели:  долина поросшая лесом, поля с пасущимися коровами, заправки и вот уже Люксембург.

Поток сгущается, на магистрали сплошь машины новейших моделей. Старое хруньё, в изобилии ездящее по французским дорогам, здесь отсутствует как класс. Время около шести вечера. Указатели обещают поворот на столицу Великого Герцогства Угля и Стали — так в шутку звали Люксембург в прошлом веке. Поддаюсь соблазну и сворачиваю в город — вдруг что увидим? Вдруг не получается — хмурящееся небо разражается проливным дождём.

Я внимательно слежу за габаритами впереди идущей машины и скорее угадываю, чем вижу, потрясающий каньон в котором угнездился древний город. Возникает жгучее желание приехать сюда и всё посмотреть внимательно, а не мельком из окна машины. Автомобилей по прежнему очень много, но поток спокойно катится, изредка замирая у светофоров.

Столица Великого Герцогства остаётся позади, а нам дальше на восток — к Триру. К сожалению, этот древний романо-германский город никак не вписывался в нашу программу, да и впечатления уже булькают — того гляди польются через край! Так что Трир тоже остаётся на будущее. Автобан (да-да, мы уже в Германии) ведёт нас к Кобленцу, но нам туда не надо.

Съезд на Ирциг перекрыт — строится новый участок автобана. Промахиваем километров 10 на север, съезжаем на ландштрассе и теперь столько же на юг вдоль автобана. Вдруг дорога начинает буквально падать вниз, а по сторонам появляются изящные, ухоженные домики — вот он — Ирциг в долине Мозеля. Мы приехали, а по пути сделали 4 страны за полдня!
Крутимся по узеньким улочкам, не находим места и упираемся в тупик. Бросаем машину рядом с виноградником,

идём по улочке пешком — а вот и наш домик с надписью Gerlach.

Нас встречает приветливая хозяйка, её зовут Бригитта, но она свободно говорит по английски — поэтому Бриджит. Вручает нам 2 ключа — от холла и от номера, показывает комнату с видом на Мозель и говорит, что машину можно оставить прямо под окнами. Мы выглядываем в окно и… замираем от восторга. Перед нами живописнейшая долина с крутыми склонами, поросшими виноградом. Над долиной повисла радуга.

Картину немного портят опоры строящегося виадука — вскоре здесь пройдёт новый автобан.

Даже беглого взгляда на долину Мозеля достаточно, чтобы решить — мы обязательно приедем сюда и не на один день. Бриджит рекомендует нам ресторан, где мы с удовольствием поглощаем настоящий швайн, запивая его добрым немецким пивом, ах да, салат бесплатно. Причём заведение считается не самым дешёвым — за ужин на двоих мы отдаём 38 евро.


Утром до завтрака успеваем немного пройтись по городку. Нам очень нравятся немецкие города и деревни — чистые, ухоженные, аккуратные.

Хотя под навесом я обнаруживаю брошенный Опель двадцатилетней давности, но он, похоже, никому не мешает. Почти в каждом доме есть дегустационный зал, где можно попробовать знаменитый Мозельвайн.

Но у нас и так уже перебор по алкоголю, да и нет времени ждать до открытия. После замечательного завтрака выезжаем к замку Эльц. Наверное, это уже перебор, но когда мы ещё попадём сюда? Едем по старой дороге, петляющей по берегам Мозеля. Бриджит говорила, что до замка Эльц ехать 40 минут. У нас вышло больше часа. Место это известное среди русских автопутешественников, тем не менее, как и на Мон-сен-Мишель, здесь надо побывать. От стоянки к замку есть 2 пути:

15 минут пешком по лесной тропинке, откуда открываются великолепные виды на замок и окрестности

или на микроавтобусе по крутой горной дороге. Цена билета 2 Евро, вместе с ожиданием выйдет те же 15 минут.

Замок очень красив и снаружи, и внутри.

К сожалению, посещение внутренних покоев возможно только с экскурсией, снимать внутри запрещено. Мы сделали несколько снимков в оружейной и сокровищнице, на которые запрет не распространяется. Предметы, представленные там, по качеству не уступают коллекции Оружейной палаты, хотя доспехов, серебряных блюд и кубков здесь гораздо меньше, чем в Кремле.


Чуть севернее замка Эльц находится ещё одно замечательное место — аббатство Мария Лаах, основанное в конце XI века и завершённое в 1220 году.

Строгий, даже суровый собор в романском стиле украшают великолепные мозаики, по исполнению очень похожие на киевские. Однако созданы они были гораздо позже — немногим более 100 лет назад.

Стоянка у аббатства была плотно заставлена машинами, но в самом соборе людей почти не было. Мы пробыли там недолго, потому что кроме собора и монастырского кладбища, всё остальное закрыто для посещения. Нет, сувенирная лавка и гаштет конечно присутствуют, но есть было ещё рано, а кроме брошюры по истории аббатства нас больше ничего не соблазнило. Купленные книжки и так уже высовывались изо всех углов багажника.
От Мария Лаах начался настоящий «дранг нах остен»! Нам нужно было пересечь почти всю Германию, чтобы добраться до отеля B&B в пригороде Берлина Людвигсфельде. Мы выехали на автобан №4 и двинулись на восток.

Через пару часов пути вдоль обочины замелькали знакомые названия: Айзенах, Гота, Эрфурт, Веймар.

Мы даже ухитрились разглядеть замок Вартбург, в котором побывали прошлой зимой.

Прекрасная Тюрингия напомнила о замечательном новогоднем путешествии 2012/2013 года. После Иены мы свернули на автобан № 9.

Стемнело. Нам обязательно надо было успеть до 22.00, потому что позже ресепшн в B&B закрывают, а общаться с бездушным автоматом мне не по душе. Уже в полной темноте остановились на площадке и… спугнули зайца (Hase). Сидел он себе, понимаешь, на травке, лакомился чем-то и вдруг — на тебе! Каким-то сумасшедшим русским приспичило заехать именно на его площадку — поневоле дашь стрекача. Жена оставила зайцу немножко французского багета, который мы купили ещё в Реймсе. В 21.10 я припарковался на одном из немногих свободных мест во дворе отеля. Сеть B&B отличается очень гуманными ценами, поэтому её так любят немецкие командировочные, торговые представители и т.п.


В Людвигсфельде мы перевели часы на московское время, вскочили ни свет, ни заря — в 7 по Москве, то есть в 5 по берлинскому времени, а через час были уже в пути.

Нам повезло увидеть очень красивый рассвет и вскоре мы уже пересекли Одер.

Последний день в Европе всегда грустный. Поэтому, на обратном пути мы заезжаем в какой-нибудь польский городок, чтобы закупить провизии и продлить ощущение покатушки. На сей раз всё необходимое нашлось в Новом Томышле — можно сказать квинтэссенции польского провинциального городка. Ему есть чем гордиться — на центральной площади стоит самая большая в мире плетёная корзина.


Из Нового Томышля вновь выскочили на автостраду и понеслись дальше, свернув с неё в районе Ловича. В Ловиче мы бывали неоднократно и там нам очень понравился ресторанчик в центре города. Вот мы и заехали пообедать. Увы, на сей раз еда оказалась не очень. Наверное не стоит пытаться дважды войти в одну и ту же реку есть в одном и том же польском ресторане, хотя в Тожиме это оправдано.
Варшаву проходили в самый час-пик. Новая трасса входит в город и завлекает путешественника указателями на Тересполь.

Едешь по ней едешь и вдруг знак Тересполь оказывается перечёркнут, магистраль обрывается и спешащий путешественник… втыкается в плотную мокотувскую пробку. Конечно в Варшаве всё не так критично, как в Москве. Но дёргаясь от светофора к светофору мы потеряли минимум 40 минут, пока не выбрались на дорогу к восточной границе. Без пятнадцати 11 по Москве остановились в нашем дежурном придорожном отеле. Некоторые опытные путешественники брезгливо морщат нос при его упоминании, а нам там в самый раз. Деревянный «Паджеро», вечно забитый автобусными группами, или небюджетный «Заязд под дубами» нас не очень устраивают.
Выехали в начале седьмого по Москве. До границы 17 км. Польскую границу прошли пулей, на ней вообще не было ни одной машины! Через 13 минут выехали на Варшавский мост. Еще 15 минут на белорусской мытне. Хитрый таможенник спросил про алкоголь.
— В пределах нормы.
— А норма 8 литров? — ехидно поинтересовался он.
— Почему, 6!?
— На одного? — продолжал пытать меня мытник.
— На двоих. И бочонков нету!
На том и распрощались. Мы никогда не проходили границу ТАК быстро: в 6.17 въехали на польский пост, в 7.08 выехали с белорусского.
О М1 ни читать, ни писать не интересно. В половине девятого вечера, протолкавшись через пробки, въехали в битком забитый двор — еле нашли место, где приткнуться.
Не успев разобрать сумки и вытащить наши драгоценные книжки и вино, мы уже начали прикидывать маршрут следующего путешествия.
Большое французское путешествие:
Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV

Далее:
Этрета
Живерни
Пешеходные экскурсии по Москве

TEXT.RU - 100.00%

Поделиться в
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет, будьте первым! Оцените пожалуйста материал.)
Загрузка...

Комментарии 2

  • Особое впечатление произвел Руан. Задаю себе вопрос, почему именно он? Не могу ответить сразу. Что-то неуловимо особенное для меня в нем, видимо, есть. Загляну еще раз и подумаю тогда… Поразили соборы. Да разве они могут оставить кого-то равнодушным?

  • Сколько всего интересного я узнала из Вашей статьи. Огромное Вам спасибо. Мифические здания, величественные замки, удивительно красивые витражи производят необыкновенные впечатления! Улыбнул мужичок, который чувствовал себя как дома)), расстеливший своё ложе прямо на улице..)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *