Большое французское путешествие-III

Анже — столица герцогства Анжуйского. Краешек Бретани: Динан и Канкаль. Нормандия: Мон-Сен-Мишель, Байё, Кан, Онфлёр и Этрета.

На следующее утро мы двинулись в Анже. Крупнейший в Европе танковый музей остался без внимания. Но если мне это было  интересно, то жене вряд ли бы понравилось. Поэтому мы решили познакомиться с совсем другой достопримечательностью — ковром Апокалипсиса в замке Анже.

Дорога по прежнему шла вдоль берегов Луары.


По пути попадались древние башни, часовни XI века и готические соборы.

50 километров пути пролетели незаметно и через час мы уже въехали в Анже, областной центр департамента Мэн и Луара.  Но это сейчас, а в Средние века здесь находилась столица герцогства Анжуйского, которым правил великий и ужасный Фульке Нерра.

Его замок канул в Лету. Здесь возвышаются круглые полосатые башни могучей цитадели, построенной в XIII веке.

Когда-то они были ещё выше и величественнее — их завершали конусовидные шатры.

Но в конце XVI века Генрих III приказал разрушить крепость, потому что её захватили гугеноты. К счастью, губернатору удалось смягчить монарший гнев, убрав шатры и укоротив башни.

Суровый и неприступный снаружи, замок оказывается очень милым и дружелюбным внутри. Посреди замка растёт регулярный французский сад.

Во внутреннем дворе стоят мостовая башня, герцогская часовня и дворец-резиденция короля. Резиденцию реставрируют после пожара 2009 года.

Но самое интересное прячется в современном здании, сооружённом ниже уровня земли рядом с развалинами дворца Фульке Нерры

и отделанным неброским коричневым сланцем. Там хранится «Ковер Апокалипсиса», вытканный по заказу герцога Анжуйского Людовика I. Ковёр иллюстрирует Откровение Иоанна Богослова, а создали его в эпоху Столетней войны, когда во Франции царили апокалиптические настроения. Гобелен отражает  бедствия той далёкой и страшной эпохи: насилие, грабежи, голод, чуму в религиозной интерпретации, свойственной мировоззрению Средних веков. Ковер сохранился не полностью, но даже оставшихся 103 метров его длины вполне хватает, чтобы проникнуться благоговейным трепетом.

Ради ковра Апокалипсиса Анже обязателен к посещению. Если добавить туда же собор Сен-Морис,

замечательный фахверковый «Дом Адама»на площади Сент-Круа (Sainte Croix),

статую почитаемого в народе короля Рене I напротив замка

и «Дом кающихся грешниц» — т.е. средневековых девиц лёгкого поведения, вставших на путь исправления,

то одного дня может и не хватить. Мы попали в Анже в понедельник, когда тамошний музей изящных искусств был закрыт, а то бы точно не уложились.


Вместо картинной галереи пришлось прогуляться по торговым кварталам города. Жена, наконец то, определилась с подарком на уже прошедший день рождения — на площади Раллиман (Ralliement), что в переводе означает «Объединения» — она обнаружила оригинальные часики, которые пришлись ей по душе.

Помимо часов, в магазинчике региональных продуктов мы приобрели фирменный анжуйский ликёр Куантро, правда, до сих пор ещё не попробовали.

На окраинной площади Ля Рошфуко опробовали очередное автоматическое чудо санитарной техники. Площадь осталась на снимке, а «чудо» почему то нет.

Очевидно, мы в чём то нарушили алгоритм его действия, потому что из скрытых на полу отверстий неожиданно полилась дезинфицирующая жидкость, к счастью, без последствий для ботинок. Однако намёк был понят — пришла пора прощаться с замечательным Анже и долиной Луары — нас ждал Динан.


От Анже до Динана около 150 км. На пути лежит большой город Ренн — столица Восточной Бретани (департамент Ийе и Вилен).

На РКАД (Реннской Кольцевой Автомобильной Дороге) мы попали в пробку. Ну пробка — это громко сказано, скорее небольшой затык, длившийся не более 15 минут. Просто мы оказались у города в самый час-пик.

Свернув с тамошнего Периферика, некоторое время двигались в плотном потоке машин.

Однако вскоре все они расползлись по окрестным деревням и мы вновь остались наедине с дорогой, превосходной, как почти везде во Франции. Бесплатное четырёхполосное шоссе было на порядок лучше, чем федеральная трасса М-7 «Волга», не говоря уж об М-10.

По такой дороге мы ещё засветло приехали в Динан. Этот город заочно покорил меня, когда я читал отчёт Сергея Тихомирова о его, увы, последнем большом путешествии. Фахверковые дома времён Столетней войны,

чьи галереи опираются на ветхие деревянные столбы,

глубокая долина реки Ранс (Rance), над которой переброшен высоченный арочный мост,

средневековые улочки, взбирающиеся по склонам холма —

всё это предопределило выбор Динана в качестве базы для знакомства с бухтой Сен-Мишель. В Москве я довольно опрометчиво запланировал на один-единственный день знаменитую Мон-сен-Мишель, устричный Канкаль и пиратский город Сен-Мало. На месте решили побывать в Сен-Мало в следующий раз, а вторую половину дня посвятить Динану.

Но вначале о Мон-сен-Мишель. Об этом знаменитом месте, втором по посещаемости после Парижа туристическом объекте Франции, уже говорено-переговорено.

Тем не менее, там обязательно надо побывать. Это потрясающее место, вне зависимости от того, проделал архангел Михаил дыру в черепе непонятливого епископа, или нет.

Скала, стоящая посреди моря (пускай и мелкого во время отлива) сама по себе должна притягивать взор путника. А если на скале ещё и воздвигнуть собор, да построить несколько залов и террас для рыцарей, монахов и паломников — то результат неизбежно окажется предсказуемым: к этой скале обязательно двинутся пилигримы.

Те, кто бывал на Мон-сен-Мишель прежде, наверное огорчатся, что теперь к аббатству на машине не подъехать. Километра за 3 до бывшей дамбы надлежит свернуть направо и запарковаться на огромной площадке в несколько гектаров.

Впрочем, я видел французские машины, которые прижались у съезда на какую-то ферму. Вначале меня поддушила жаба, а затем я прикинул, что от этого съезда к сервисной зоне идти не меньше километра по полю, где пасутся овцы. По совету хозяина пансиона в Динане мы выехали ранним утром и смогли запарковаться в первых рядах. Когда 4 часа спустя мы отправлялись дальше, парковка была битком забита.

Кстати у Мон-Сен-Мишель самая дорогая парковка, которая попалась нам во Франции — 12 евро за 12 часов. Кажется, что это недорого — всего лишь 1 евро в час, но дело в том, что 12 часов — это минимальный срок за который придётся платить. Есть ещё вариант 4 евро за 2 часа, который выглядит достаточно издевательски — за 2 часа посетитель в лучшем случае доберётся до самого аббатства, поднимется к воротам и купит входные билеты. Нашу жабу успокоило то, что билеты в Мон-сен-Мишель для нас оказались бесплатными. От стоянки до аббатства можно дойти пешком, но это неблизкий путь. Также существуют конные омнибусы или банальный шаттл-бас.

Автобусы, которые ходят от парковки к горе, построены по принципу тяни-толкая, чтобы не надо было разворачиваться на будущем узком мосту.

Пока же работы по сносу дамбы не завершены, а мост ещё не достроен, то вместе с шаттл-басами ходят и обычные автобусы.

От конечной автобуса остаётся примерно 300 метров до входя на остров. Сразу за воротами начинается узкая, горбатая, суматошная улочка Гранд Рю со множеством сувенирных лавок и ресторанчиков.

Мы, не задерживаясь, двинулись к воротам аббатства и пришли туда за пару минут до открытия. Перед входом уже скопилась изрядная толпа, похожая на очередь в Кремль где-нибудь в июне.

Однако, как только открылись ворота, очередь начала очень резво двигаться к кассам и, буквально через 5 минут, мы уже предъявляли свои карточки членов международной ассоциации гидов-переводчиков и получали входные билеты и брошюрки с описанием маршрута.

Народу, конечно, было очень много. Мы периодически раскланивались с японскими девушками, прячась в ниши и за колонны, чтобы они могли сфотографироваться. Японки с поклоном отвечали нам любезностью за любезность. Им было куда легче уйти из кадра, чем Вашему покорному слуге. На фото одна из японских девушек поднимается по лестнице аббатства.

Облазив монастырь сверху донизу и полюбовавшись видами бухты, мы двинулись в Канкаль.


В атласе отчётливо просматривалась дорога по берегу моря. Поэтому было решено обратиться к нашей «шайтан-машин» и поставить ей короткий маршрут. И что Вы думаете?! Эта электронная фигня завела нас в поля к грунтовой колее. Тут уж я сам плюнул на отключил её, развернулся и выехал на нормальную дорогу.

О Канкале уже давным давно всё было сказано здесь. Но заехать туда надо обязательно, чтобы получить почётное право на произнесение краткой и емкой фразы: «Устриц ел»!

Так вот, устриц мы действительно ели. Купили их на базарчике у южного края канкальской бухты рядом с маяком. Лимон по прежнему стоит 50 сантимов, вскрытие устриц — ещё 50.

К дюжине ракУшек, или рАкушек нулевого и первого номера мы добавили бутылку сидра

и раскушали всё это прямо на скамейке у памятника,

по традиции выбросив шелуху от семечек устриц в океан. Там, внизу не только «наша» шелуха, но и многочисленных предшественников.

Больше в Канкале делать было нечего, разве что зайти в тамошний легендарный туалет класса «автостанции в Переславле-Залесском», да обратить внимание на пальмы, дрожащие на сентябрьском ветру. , Туалет, извините, находится как раз за «пальмовой рощицей».

За время нашей прогулки море, и так стоявшее невысоко, отступило ещё больше. Лодочки, гордо качавшиеся на волнах, потешно легли на борт.


Обойдя по набережной всю Канкальскую бухту, мы на минутку призадумались и решили вернуться в Динан, о чём нисколько не пожалели. Вторую половину дня мы с удовольствием гуляли по средневековым улочкам, забрели к собору, перед которым уже сворачивался последний в сезоне блошиный рынок.

Определили, что на следующий день на площади у статуи рыцаря Бертрана дю Гесклена

раскинется настоящий рынок, и решили немного задержаться, чтобы побродить по нему. Вечером я настоял зайти в ресторан «Трактир у Пеликана», где в меню были обещаны дары моря.

Там нам не очень понравилось. Лангустины, по словам жены, оказались очень вкусными, но это была не еда а, скорее, закуска.

А мясо с кровью я не понял. Так что консенсуса с высокой французской кухней у нас как-то не вышло.

Тем не менее Динан нам очень понравился.
На следующее утро, пробежавшись по базару и прикупив съедобных вкусностей и несъедобных полезностей,

мы покинули Бретань, дав себе слово вернуться ради Берега Розового гранита, Приходских участков в Гимильо, мысов Ра (Ras) и Фреель (Frehel). Наш путь лежал в Нормандию.


Маленький нормандский городок Байё (Bayeux) известен великолепным собором Нотр-Дам

и знаменитым «гобеленом из Байё». На нём представлена история завоевания Англии Вильгельмом (Гийомом) Завоевателем. Осмотр гобелена организован очень грамотно — каждый посетитель получает аудиогид (в том числе на русском языке) где подробно рассказывается о событиях, изображенных на гобелене. Для удобства основные сцены помечены цифрами. Посетители идут вдоль гобелена, слушая комментарии и рассматривая интересные сцены. Осмотр гобелена из Байё оказался одним из самых сильных впечатлений за всю поездку. К сожалению фотографировать запрещено. А увидеть его можно в этом здании.

В городке очень многое связано с операцией «Оверлорд» — открытием Второго фронта в 1944 году, ведь Байё оказался первым городом, освобождённым союзниками.


Центр провинции Кальвадос город Кан (Caen) серьёзно пострадал во время боёв за Нормандию. Послевоенные пятиэтажки выглядят довольно нелепо  на фоне средневекового замка и готических церквей.

Тем не менее в Кане есть на что посмотреть. Мы начали знакомство с городом с… поиска парковочного места на улице поблизости от замка, построенного Вильгельмом Завоевателем.


На разных концах города стоят 2 древних монастыря, основанных в ту давнюю эпоху.  В мужском аббатстве, стоящем на западе Кана, похоронен сам Вильгельм Завоеватель,

а в женском — находящемся в восточной части города — его супруга королева Матильда.

Между аббатствами сохранились готические храмы, любимые нами фахверковые дома, узкие средневековые улочки.

Главная улица города носит имя святого Петра, а одноимённая площадь застроена, большей частью, современными домами. Тем не менее Кан нам понравился, жаль только, что увлёкшись аббатствами, мы слишком поздно пришли в замок — музей изящных искусств оказался уже закрыт.

Зато мы рассмотрели руины первоначальной крепости Вильгельма Завоевателя, состоявшей из могучего квадратного донжона, окружённого «рубашкой», т.е. стеной с четырьмя угловыми башенками.

Со стен открывается прекрасный вид на город,

руины дворца и… на находящуюся внутри стен автостоянку, похоже бесплатную. Однако я не понял, как туда можно попасть.

Под вечер мы выехали из Кана в маленький городок Блонвиль сюр Мер, расположенный на так называемом «Цветущем берегу» (Cote Fleurie). К нему (в смысле к Цветущему берегу) относятся такие пафосные курорты, как Довиль и Трувиль. Блонвиль гораздо скромнее и уютнее. Наш отель стоял на «второй линии». Его хозяева оказались очень приятными людьми и нам сразу захотелось задержаться здесь денька на 3-4, но увы…


Стоило только перейти дорогу и миновать проулок между двумя особняками, как перед нами открылось море.

В принципе это не совсем море — это пролив Ла Манш или, как говорят на противоположном берегу — Английский канал. Но Англии видно не было, солнце садилось прямо в воду и можно было представить, что мы и вправду стоим на берегу «последнего моря», что впереди только Атлантический океан и, где-то далеко-далеко, Америка.

День достойно завершился прогулкой по пляжу. Солнце ушло за горизонт, севернее засияли огни Довиля-Трувиля, южнее фонарей было поменьше — там находился знаменитый утёс Чёрной коровы (Falaise de la Vache Noire).
Утром пошёл дождь. Сначала мелкий, он становился всё противнее и противнее. Довиль и Трувиль мы проехали под дождём. глядя на пафосные виллы, казино и многочисленные яхты в залитые водой стёкла машины.

А в Онфлёре деваться было некуда — дождь или не дождь, а когда мы ещё сюда попадём. Тем более Онфлёр связан с нашими любимыми французскими художниками — Ренуаром, Писарро, Сислеем и Сезанном.

Дождь, словно чувствуя, что на нас можно отыграться, стал сыпать практически горизонтально. Пытаясь его обмануть, мы вначале зашли на рыбный рынок, прикупив там всяческих морских гадов.

«Всем попробовать пора бы
Как вкусны и нежны крабы»
Перед употреблением не забыть купить пассатижи (лучше бокорезы — ими панцирь легче ломается 🙂 )


Дождь и не думал униматься. Делать нечего, пошли смотреть Аванпорт и Старую гавань (Vieux Bassin), которую так любили писать импрессионисты.

Зашли в удивительную деревянную церковь святой Екатерины, напоминающую корабль, перевёрнутый вверх дном. Правильнее сказать, там целый «катамаран», потому что церковь двухнефная.

Здесь же, на одноимённой площади, прикупили аперитивы и камамбер в лавочке «Нормандские гурманства».

Мы никак не могли пройти мимо одного из символов города — статуи «Сборщицы устриц». Позади них на стеклянной стене туристического офиса видна надпись: «Онфлёр всегда был самой дорогой моей мечтой». К чему мы единогласно присоединяемся.

Дождь, цволочь, и не думал заканчиваться. Он таки выгнал нас из Онфлёра, но мы решили обязательно туда вернуться.
Онфлёр стоит у устья Сены. Из-за сильных приливов и отливов здесь нет дельты, река изливается в Ла Манш широкой воронкой, именуемой эстуарием.

Через эстуарий Сены переброшен величественный красавец-мост «Нормандия».

Проезд по мосту платный — 5 Евро. Однако впечатление от творения человеческого гения стоят того. Пункт оплаты расположен на северном берегу.

Там же устроены стоянки, смотровая площадка и ресторан. В ресторан мы не пошли, а вот мосту уделили достаточно внимания. Это грандиозное сооружение длиной более 2 км. Его центральный пролёт поднят над рекой на 59 метров, чтобы под ним могли проходить океанские суда. Мост держится над рекой на стальных тросах — вантах, переброшенных через 2 колоссальные опоры высотой по 214 м. Низкие тучи и порывистый ветер ещё более усиливают впечатление от этого грандиозного сооружения, тем более, что мост может выдержать ветер ураганной силы до 300 км/ч.


За мостом начинаются пригороды промышленного Гавра (Le Havre). Крупный порт с нефтеперерабатывающими и судостроительными заводами не вызвал интереса и мы устремились к Алебастровому берегу (Cote d’Albatre). Есть там совершенно дивное место под названием Этрета (Ethretat). Этот приморский курортный городок, стиснутый меловыми скалами,

ограничен двумя природными арками: утёсом Аваль (falaise Aval) и утёсом Амон (falaise Amont). Уроженец здешних мест Ги де Мопассан сравнил утёс Аваль со слоном, опустившим хобот в море.

Мы оставили машину на стоянке при въезде в городок и дальше пошли пешком. Главная улица Ги де Мопассана проходит мимо мэрии и крытого рынка и неизбежно выводит к морю.

Слева виден утёс Аваль,

а справа — утёс Амон. До верхней точки прилива оставалось около полутора часов и мы ещё успели спуститься на галечный пляж и подойти поближе к аркам.

Везде, однако, висят грозные предупреждения об опасности прилива и о том, что спускаться с набережной можно только на свой страх и риск.

Террасы над морем носят имена художников, работавших в Этрета: Клода Моне, Гюстава Курбе и Эжена Будена.

На вершины утесов ведут крутые лестницы, но, памятуя опыт предшественников, я узнал как можно заехать на утёс Амон на машине. С вершины открывается прекрасный вид на арку Аваль, такой же, как на картине Моне из нашего Музея Изящных искусств.

На вершине утёса Амон стоит древняя каменная часовня Нотр Дам — Девы Марии покровительницы моряков.

Рядом устроен относительно современный мемориал в память о французских лётчиках Шарле Нанжессере и Франсуа Коли, которые в 1927 году попытались совершить трансатлантический перелёт из Парижа в Нью-Йорк.

В последний раз во Франции их аэроплан «Белая птица» видели над Этрета. Обломки самолёта были найдены спустя почти 35 лет у северо-восточного побережья США. Памятник Нанжессеру и Коли открыли в 1928 году, во время оккупации его разрушили фашисты. Сохранился только бетонный силуэт аэроплана. Нынешний монумент в виде стрелы установлен в 1962 году.


Спустившись с утёса мы очень славно пообедали в одном из прибрежных заведений под названием «Логово пирата».

Я попробовал галетт бретон,

а штурман-командор поступила куда умнее, заказав мидии, хотя мне так и не позволили взять для дамы блюдо «даров моря», включавшее половину омара, лангустов и устриц.

Наверное потому, что воспоминания о канкальских рАкушках были ещё слишком свежи. На берегу «последнего моря» уже начала сказываться усталость. Фекам — родина знаменитого ликёра Бенедиктин — также был оставлен «на будущее».
Окончание следует.
Большое французское путешествие:
Часть I
Часть II
Часть III
Часть IV

Далее:
Этрета
Живерни
Пешеходные экскурсии по Москве

TEXT.RU - 100.00%

Комментарии 1

  • Средневековые города — это всегда чудо!

    Никогда не видела, чтобы башни в стенах так часто ставили… Но смотрится — очень внушительно!

Слово молвить